Высоцко-ханукальное

Они горели молча в ряд, их было восемь

4196508654_f8dba4fcd7_b

Ян КАГАНОВ
Фото: slgckgc / Flickr

В тот вечер я не пил, не пел,
Я час на пончики глядел,
Как смотрит нищий, как смотрит нищий,
Но мой живот, что рядом был,
Сказал мне, чтоб я уходил,
Чтоб я быстрее уходил
К здоровой пище.

И мозг, что раньше другом был, —
Он мне грубил, он мне грозил, —
А я все помню, я был голодным.
Когда ж я отходить решил,
Сказал мне пончик: «Не спеши!»
Сказал мне пончик: «Не спеши!
Поешь свободно!»

Я ждал, чтоб Ханука прошла,
И пончик смылся со стола:
Глаза не видят, так рот не просит.
Пришел домой, гляжу — горят.
Они горели молча в ряд,
Они горели молча в ряд,
Их было восемь.

Я осознал: последний день,
И завтра с брюхом набекрень
Начну диету, начну диету.
Салат, петрушка, сельдерей —
Ведь должен заплатить еврей,
Ведь должен заплатить еврей
За праздник света.

Разлука с Ханукой придет
И будет длиться целый год,
Но я прощаю, ее прощаю.
Ее, конечно, я простил,
Того ж, кто пончики лепил,
Того ж, кто пончики лепил,
Не извиняю!

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Семен ВИНОКУР | Будет ужасная война

Как только мы забываем, что мы один народ, – приходит война

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *