Марк Твен: “В глазах Египта Иосиф был засланным евреем”

КАСАТЕЛЬНО ЕВРЕЕВ-2

Продолжаем публикацию эссе великого Марка ТВЕНА в переводе Игоря ФАЙВУШОВИЧА.

ПУНКТ 2

“Может ли всё это списываться лишь на фанатизм?” Раньше я думал, что именно он несёт ответственность почти за всё это, но недавно пришёл к выводу, что так думать ошибочно. Действительно, теперь я убеждён, что фанатизм вряд ли несёт ответственность за всё это. В связи с этим я могу напомнить Бытие, глава XLVII. Все мы, вдумчиво или не вдумчиво, читаем трогательную историю о годах изобилия и голодных годах в Египте, и о том, как Иосиф, воспользовавшись этой возможностью, нашёл лазейку в разбитых сердцах и дал бедным и корочку хлеба, и человеческую свободу. При помощи этого он унёс все деньги народа, все, до последней копейки; увёл весь домашний скот народа, весь, до последнего копыта; отобрал у народа всю землю, до последнего акра; а затем взял сам народ, покупая его за хлеб; мужчину за мужчиной, женщину за женщиной, ребёнка за ребёнком, пока все не стали рабами. Это была катастрофа такая сокрушительная, что её последствия не полностью исчезли в сегодняшнем Египте, спустя более чем три тысячи лет после этих событий.

Возможно, в глазах Египта Иосиф всё это время был засланным евреем? Думаю, что это вполне вероятно. Было ли такое отношение дружественным? Мы должны в этом сомневаться. Проявил ли Иосиф характер своей нации, которая бы долго выживала в Египте? И стало бы со временем его имя настолько хорошо известно, чтобы пользоваться им для выражения еврейского характера – как Шейлока? Вряд ли это подлежит сомнению.

Давайте вспомним, что описанная выше библейская история случилась за много веков до распятия. Я хотел бы спуститься вглубь на восемнадцать столетий и сослаться на замечание одного из древнеримских историков. Я прочитал его в переводе много лет назад. Этот историк имел в виду то время, когда были ещё живы люди, которые могли видеть Спасителя во плоти. Христианство было таким юным, что народ Рима едва слышал о нём и имел довольно смутные понятия о том, что это такое.

Суть этого замечания была такова: некоторые христиане подвергаются преследованиям в Риме по ошибке, их “ошибочно принимают за евреев”. Смысл его кажется ясным. Эти язычники не имели ничего против христиан, но они были всегда готовы преследовать евреев. По той или иной причине, они ненавидели евреев, прежде чем даже узнали, что существуют христиане. Разве я не мог тогда предположить, что преследование евреев предшествовало христианству, а не явилось его порождением?

Что было источником такого отношения к евреям? Когда я был мальчиком, живя на задворках поселений в долине Миссисипи, где преобладали простодушие и непрактичность доброй и красивой воскресной школы, “янки” (гражданина штатов Новой Англии) ненавидели с лучезарной энергией. Но религия к этому не имела отношения. В торговле “янки” считался примерно в пять раз успешнее выходцев с Запада. Его проницательность, понимание, интуиция, знания, предприимчивость и грозный ум в применении всех этих сильных сторон были откровенно признаны и очень грамотно прокляты.

После войны в штатах, выращивающих хлопок, простые и невежественные негры собирали на паях урожай для белого плантатора. Еврей впал в немилость, когда открыл на плантации магазин, разрешил кредит для всех желающих негров, и в конце сезона стал собственником доли негра в настоящем урожае и части его пая в следующем. Задолго до этого белые ненавидели евреев, и также сомнительно, что негры их любили.

В настоящее время еврей законодательно вытесняется из России. Причина не скрывается. Это движение было инициировано потому, что у христианского крестьянина и простого жителя деревни не было никаких шансов выстоять против коммерческих способностей еврея. Еврей всегда был готов ссужать деньги на урожай и продавать водку и различные необходимые для жизни товары в кредит, в то время как выращивается урожай. Когда наступал день расплаты, он становился собственником урожая; а в следующем году он овладевал фермой, как Иосиф.

В скучной и невежественной Англии времён Иоанна Безземельного все были должниками еврея. Он прибрал к рукам все прибыльные предприятия; он был королем торговли; он хотел быть полезным во всех выгодных сферах; еврей даже финансировал крестовые походы для спасения Гроба Господня. Чтобы уничтожить значимость евреев и восстановить коммерцию в её естественном, пусть и некомпетентном состоянии, евреев было необходимо изгнать из королевства.

По подобным причинам Испании пришлось изгнать евреев четыреста лет назад, а Австрии – спустя несколько веков. Во все века христианская Европа была вынуждена сворачивать активность евреев. Если еврей подключался к торговле машинами, то христианин должен был её оставить. Если еврей занимался врачебной практикой, то он был самым лучшим и открывал свой бизнес. Если он культивировал сельское хозяйство, то другие фермеры должны были заняться чем-то другим. Так как не было никакой возможности успешно конкурировать с ним в любой профессии, за неконкурентоспособных граждан должен был вступиться закон и защитить христианский дом от бедности.

Всё, чем бы ни занимались евреи, привело к тому, что законодательным путём они были изгнаны практически отовсюду. Евреям было запрещено заниматься сельским хозяйством; им не разрешалось заниматься юридической практикой; им было запрещено заниматься медицинской практикой, разве что – среди евреев; евреям были запрещены ремёсла. Даже места для обучения и научные учреждения должны были быть закрыты для этих ужасных антагонистов.

Однако, почти лишённый занятия, еврей нашёл таки способы зарабатывать деньги и даже способы разбогатеть. А также – способы хорошо инвестировать свои барыши. В ростовщичестве ему не было отказано. В предлагаемых тяжёлых условиях еврей без мозгов не смог бы выжить, а еврей с мозгами должен был держать их в хорошей форме и хорошо заострёнными – или же умереть с голоду. Века ограничений лишь в отношении одного инструмента, который закон был не в состоянии у него отнять него – его мозга – сделали этот инструмент чрезвычайно мощным; столетия принудительного игнорирования еврейских рабочих рук атрофировали их, и теперь еврей никогда их не использует.

Протестанты преследовали католиков, но не отбирали у них средства к существованию. Католики же преследовали протестантов с кровавой и ужасной ненавистью, но они никогда не отлучали их от сельского хозяйства и ремёсел. Почему же? Лишь беспристрастный взгляд рассмотрит подлинное религиозное преследование, а не профсоюзный бойкот под личиной религиозных расхождений.

Евреи испытали травлю и всяческие препоны в Австрии и Германии, а в последнее время – и во Франции; но Англия и Америка предоставили им открытое поле деятельности и возможность выжить. Шотландия предлагает им такое же поле деятельности, не обременяя никакими обязательствами, но не так уж много охотников находится. В Глазго живут несколько евреев, и один – в Абердине, но это потому, что они не могут достаточно заработать, чтобы уехать.

Я убеждён, что распятие имеет не так много общего с отношением мира к евреям; и что причины этого старше самого явления, подтверждавшегося опытом Египта и сожалением Рима за то, что они преследовали неизвестное количество людей, называвшихся христианами, ошибочно считая, что преследуют евреев.

Еврей – это угорь с ободранной кожей, который, по-видимому, привык к этому.

Я убеждён, что в России, Австрии, Германии девять десятых враждебности по отношению к еврею происходят от неспособности обычного христианина успешно конкурировать со среднестатистическим евреем в бизнесе – в честном или сомнительном. В Берлине несколько лет назад я прочитал речь, в которой оратор откровенно призывал к изгнанию евреев из Германии; и мотивация этого агитатора была такая же искренняя, как и само его предложение.

Это было так: восемьдесят пять процентов успешных адвокатов Берлина были евреями, и примерно такой же процент крупных и прибыльных бизнесов всех видов в Германии находился в руках лиц еврейской национальности! Разве это не удивительное признание? Это был всего лишь ещё один способ доказать, что среди 48000000 жителей, из которых только 500000 были записаны евреями, восемьдесят пять процентов мозгов и вся порядочность приходилась на долю евреев.

Я должен настаивать на этой честности – она является сутью успешного бизнеса, если подходить к этому по большому счёту. Конечно, это не исключает полностью негодяев, даже среди христиан, но, тем не менее, это хорошо работающее правило. Цифры некоего оратора, возможно, были неточными, но мотив преследования евреев выделяется ясно, как божий день. Этот выступавший утверждал, что в Берлине находятся банки, газеты, театры, большие бизнесы, судоходства, предприятия, связанные с добычей полезных ископаемых и промышленные предприятия, там заключаются большие армейские и городские контракты, связанные с прокладкой новых трамвайных путей, и очень много другой собственности высокой стоимости, а также малых предприятий, – и все это находится в руках евреев.

Этот оратор говорил, что еврей прижимает христиан к стенке по всему фронту, что всё это мог бы сделать сам христианин, чтобы наскрести себе средства на жизнь, и что еврей должен быть изгнан, и побыстрее – нет никакого другого способа спасения христиан.

Здесь, в Вене, осенью прошлого года некий оратор заявил, что все эти катастрофические детали касались также и Австро-Венгрии; и он категоричным тоном потребовал изгнания евреев. Когда на трибуну выходят политики и, не краснея от стыда, уверенно рассказывают публике как именно надо поступать, это свидетельствует о том, что на них есть спрос, и они знают, где ловить голоса избирателей. Обратите внимание на важный момент упомянутой агитации; на тот аргумент, что христианин не может конкурировать с евреем и что, следовательно, его кусок хлеба находится в опасности. Человека такой аргумент гораздо больше вдохновляет на ненависть, чем какая-нибудь деталь, связанная с религией.

У большинства людей необходимость в хлебе и мясе стоит на первом месте, на втором находится религия. Я убеждён, что гонения на евреев не связаны в какой-либо большой степени с религиозными предрассудками. Нет, еврей является добытчиком денег; и в зарабатывании оных он представляет очень серьёзное препятствие для менее способных соседей, которые находятся в том же самом поиске. Я думаю, что именно в этом беда.

При оценке глобального значения еврея отмечают, что он не поверхностный, а глубокий. Со своей мудростью, ранней, не по годам, еврей обнаружил в одно прекрасное утро, что некоторые люди поклоняются идолам, некоторые поклоняются героям, некоторые поклоняются власти, иные поклоняются Богу, и что обо всех этих идеалах они спорят и никак не могут объединиться, – но что все они поклоняются деньгам; поэтому еврей и сделал деньги окончательной целью своей жизни, чтобы их получать.

Эта цель была у него в Египте тридцать шесть веков назад; она была у него в Риме, когда ошибочно, вместо него, преследовали христиан; и эта цель осталась у него до сих пор. Еврею пришлось заплатить большую цену; его успех сделал весь человеческий род его врагом – но он заплатил за него, ибо этот успех принёс ему зависть, и деньги – единственная вещь, за которую люди будут продавать и душу, и тело.

Он давно заметил, что обычный миллионер пользуется уважением, владеющий двумя миллионами – глубоким почтением, миллиардер – вызывает обожание. Мы все знакомы с этим ощущением, мы видели, как оно выражается. Мы заметили, что, когда обычный человек упоминает имя миллиардера, в его голосе слышна такая смесь благоговения, почтения и вожделения, которые горят в глазах француза, когда он натыкается на сантим другого человека.

Окончание следует

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Роман ГОЛЬД | 1000 знаков о Йом Кипуре

Когда мы откроем глаза

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *