О хорьках и мангустах

Недавно прислали мне ссылку на статью, содержащую известные факты так называемой «еврейской самоненависти». О дяденьках и тетеньках с еврейскими носами (а кое-кто даже с синими номерами на предплечье), которые делают все от них зависящее, дабы стереть с лица земли нашу маленькую сверхдержаву

17504565059_839f041eed_z

Алекс Тарн

Фото: USFWS Mountain-Prairie / Flickr

Израиль именуется ими не иначе как государством апартеида, солдаты ЦАХАЛа – нацистами, а само наше пребывание здесь – бесчеловечной оккупацией и преступлением против человечности. Товарищ, приславший ссылку, растерянно спрашивал: «Как же так? Откуда такая ненависть? И к кому – к самим же себе…»

И вспомнилась мне в этой связи следующая история.

В некотором лесу, за морями, за долами жили хорьки. И было меж ними некоторое количество мангустов. Понятия не имею, как они там оказались, да это и не важно. Важно, что хорьки на дух мангустов не переносили, поскольку в хорьковом лесу не только великим, но и просто приятным считается исключительно хорьковый дух. А потому, едва завидев мангуста, хорьки принимались морщить нос, скалить зубы и рычать: «У, мангустская морда!»

Нельзя сказать, что мангусты не пытались исправить положение, но все их усилия натыкались на непримиримую вражду со стороны хорькового населения (оно проживало в норах среди корней и оттого называлось «коренным»). В ответ на любые подвиги и деяния слышалось только: «У, вонючий мангуст!» Понятно, что в таких неблагоприятных условиях поголовье мангустов в лесу резко сократилось. Кто-то перебежал в соседнюю чащу к столь же негостеприимным куницам, кто-то отважился на путешествие в жаркую Страну Мангустию, населенную в основном мангустами, но далекую и опасную по причине враждебного змеиного окружения, а кто-то и вовсе помер в тоске по лучшей жизни. Но были и такие, которые пытались решить вопрос радикально, переделав себя в хорьков.

Выправив соответствующие документы, они стали вести себя, как хорьки, бегать, как хорьки, говорить, как хорьки, пить, как хорьки, есть, как хорьки, и при этом еще постоянно осеняли себя хорным знамением – символом хореславия, официальной хорьковой религии.

И что же? Вслед им по-прежнему неслось знакомое рычание: «У, мангустская морда!» Не помогали даже смешанные браки: напротив, они усилили подозрительность коренных хорьков, которые стали изыскивать признаки мангустов даже в тех своих сородичах, которые ни ухом ни рылом не походили на чужаков и честно пахли чистокровным хорём. Поняв, что ненависть лишь усилилась, опечаленные хоре-мангусты собрались на совет. Слово взял самый старый и опытный из них, Хор Хорыч Корниенко (по рождению Рики-Мики-Хаим).

– Хотите знать, почему нас до сих пор не признают за хорей? – спросил он. – Причина проста: коренные помнят о том, что мангусты все еще существуют. Сколько бы мы ни наряжались в хорьков, это не поможет, пока не будет забыто само это проклятое слово «мангуст»! Сами подумайте: если тогда кто-нибудь откроет рот, чтобы выругаться: «У, вонючий…» – оп!… а слова-то и нет! Нету слова! Забыто! И значит, придется ему взамен просто сказать: «У, вонючий хорек!», и тогда мы наконец-то станем по-настоящему своими! Мы станем хорьками!

– Да, но как может исчезнуть слово, если в окрестных лесах полно тех, кто зовет себя этим именем? – недоуменно проговорил один из собравшихся. – Есть даже целая страна…

– Вот именно! – вскричал бывший Рики-Мики-Хаим, а ныне Корниенко, кандидат в корневые хорьки. – Если мы хотим стать истинными хорями, то нужно полностью истребить всех оставшихся мангустов и особенно эту проклятую Страну Мангусию! Покуда не стерлась в веках память о последнем мангусте, нас будут попрекать нашим гадким мангустским происхождением! Теперь вы поняли, в чем заключается наша задача?!

Так вот и получилось, что нет с тех пор у мангустов врага страшнее, чем хоре-мангусты. И это понятно. Даже змеи, жирными кольцами свернувшиеся вокруг Страны Мангустии, вполне удовлетворились бы изгнанием тамошних мангустов в какой-нибудь дальний лес. Но хоре-мангусты (именуемые еще горе-мангустами) согласны лишь на тотальное истребление всех своих бывших сородичей. Да-да, приемлемым для них может стать только окончательное решение! В протоколе того достопамятного лесного совета (именуемого еще «Протоколом хорёвых мудрецов») ясно написано: «Уничтожить всех, до последнего детеныша, чтобы имени их не осталось!»

Вот так. А вы говорите «самоненависть»… Глупость это, друзья. Никто сам себя не ненавидит. Ненавидят всегда других. Вы только взгляните на этих зверьков, которые точат зубы по наши яремные вены: разве это мангусты? Конечно, нет. И неважно, что там записано у них в документах. Важно, что они ведут себя, как хорьки, бегают, как хорьки, рычат, как хорьки, пишут, как хорьки, да при этом еще и называют себя хорьками. Ну, и кто же они тогда? – Ясное дело, хорьки. Как есть хорьки, и никакой самоненависти.

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Рита, на выход!

Во вторник утром, на взлетное поле израильского аэропорта Бен-Гурион приземлился белоснежный лайнер, из которого вышла …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *