Падение Гента

Адаса Фальк

Европейские новости радуют все меньше. Муниципалитет одного из самых изумительных городов Европы , Гента, упустил победу 2007 года и вновь позволил госслужащим приходить на службу в хиджабах. Поражение Гента — особое в длинном ряду поражений Европы. Гент — это не просто город, это символ многих славных побед Европы на пути создания, и это без преувеличения, наиболее успешной цивилизации в истории человечества. Основал Гент первый владыка Фландрии, Бодуэн Железная Рука, для защиты от набегов викингов. Крепость блестяще исполнила свою роль и вскоре стала вполне полноценным городком, а там и городом. Да каким городом — промышленным и торговым центром, гремевшим на всю Европу. Шелковые и полотняные мануфактуры работали круглые сутки, так велик был спрос на их продукцию. Помните гетевское: «Если бы гентское все полотно превратилось в пергамент, То и на нем не вместились бы все преступленья прохвоста!» Бельгия, это моя европейская любовь, лучшая из европейских стран, самая радостная, трудолюбивая, предприимчивая в торговле и восприимчивая к красоте.

Иллюстрация: Shay Charka

Импозантный красавец Гент — это неофициальная столица Фландрии, самой развитой из двух провинций Бельгии. Причем настолько, что Фландрия уверенно занимает верхние строчки в хит-параде европейских мятежных регионов, нет-нет, да требующих отделения от висящей тяжким экономическим грузом на ее бюджете Валлонии. Барон дю Валлон, всеми нами любимый Портос, в литературной версии происходит из Пикардии и награжден баронством в Валлонии. В реальности же дело обстояло куда интереснее, поскольку Исаак де Порто (тот самый Портос, конечная «с» не читалась в соответствии с правилами французской грамматики), в крещении Жан — сын Исаака де Порто, секретаря одного из королей Беарна, и внук Авраама де Порто, королевского повара. Ну, вы уже поняли, наш человек.

Бельгия располагается удивительно к месту, и это всегда позволяло ей довольно бесцеремонно забирать в себя все лучшее, что было в ту пору в Европе. Культурный обмен последние 8-10 веков был такой интенсивности, что отразился буквально на всем, включая изумительные местные породы собак — малинуа, тервюрэн, грюнендаль, своими названиями выдают, чье влияние в породе — французское или немецкое. Впервые приехав Бельгию, будучи страстным собачником, я мечтала посмотреть на настоящего, живого малинуа (в Москве в то время их не было). И вот, о счастье, я вижу на улице полицейский патруль (случай редкий в мирной тогда Бельгии, но шел чемпионат Европы по футболу, страсти кипели) с малинуа. Я тут же познакомилась с добродушными полицейскими и начала петь хвалы их дивной собаке. Расплывшиеся в улыбках от массы комплиментов бельгийцы пожелали познакомить меня с настоящей редкостью, не то что какая-то обычнейшая малинуа — и связались по рации с другим патрулем, попросив их срочно подойти со своим псом редкой породы. Я предвкушала. Мне с торжеством представили банальную скучную немецкую овчарку. А вот арденнский бювье, между прочим, дал девичью фамилию знаменитой Джеки Кеннеди-Онасис, Жаклин Бювье.


Австрия, Франция, Голландия, Испания — все они в свое время претендовали на владение Бельгией, и каждая из претенденток внесла что-то свое, яркое и ценное, в культуру Бельгии. Но сейчас объявился еще один претендент на Бельгию — ислам. Что способен внести он в культуру этой необычной и некогда свободолюбивой страны Европы? Думается, в культуру ничего вообще, а так, в целом, ничего хорошего. Что это — откровенная апатия или полная потеря сил к сопротивлению? А ведь были времена, и, вроде же, совсем недавно, когда сопротивлялись бельгийцы, да как сопротивлялись! Генерал Эйзенхауэр особо отмечал заслуги и мужество бойцов бельгийского Сопротивления. Оккупированную Бельгию сотрясали непрерывные забастовки. В Брюсселе, помимо писающего мальчика (между прочим, оригинал некогда запИсал тлеющий факел, брошенный злоумышленниками рядом с пороховым погребом осажденного города), есть известный монумент, который властям приходится периодически чинить — металл протирают до дыр, ожидая исполнения желаний. Это умирающий поэт Серклас и воющая в неизбывной тоске его собачка. Поэт-интеллектуал был смертельно ранен, защищая родной город в 14 в. Сегодняшние бельгийские интеллектуалы снисходительно объясняют согражданам, что толерантность требует от них жертв. В угоду мусульманам, у которых слово «толерантность» вызывает самые положительные эмоции — еще бы, если во имя ее гяуры-европейцы сдаются им тепленькими. Сейчас былой красавец Брюссель производит гнетущее впечатление. Самый центр города почти покинут белыми, на исторических зданиях, которым по нескольку сотен лет, каждое из которых имеет свое, собственное имя, протянуты неопрятные веревки, на которых победно развиваются традиционные мусульманские подштанники такого вида, что становится очевидным, что кувшины в их туалетах со своими функциями явно не справляются. Зайдя в невероятной красоты церковь Святой Екатерины, еще не войдя, с изумлением чувствует тяжкий запах немытых тел и отходов их жизнедеятельности, а войдя — с ужасом видишь сваленные в кучу резные деревянные алтари тончайшей работы, а вокруг — стойбище очередных откормленных негров, требующих (уже не просящих!) посадить их со всем их отродьем на социалку. Пока не посадили (а ведь посадят) — живут в бывшем европейском святилище, загаживая и оскверняя его. После будут, как сонмы их «коллег» загаживать и осквернять Европу.

Знаменитый Гентский алтарь все европейские завоеватели Бельгии пытали забрать себе, чтобы именно их страна владела красотой. Кроме красоты, там была апробирована инновация — масляные краски, впервые в мире. Что сделают с алтарем завоеватели-мусульмане? Уничтожат — ведь там изображены люди, Адам и Хава. Изумительные гентские копченые окорока, прощайте, вы, к вашей беде, из свинины. Евреи вас просто не ели, мусульмане вас запретят и уничтожат. Густой фруктовый ликер, который пить нельзя, зато прекрасно можно есть ложкой, также прощай, в тебе алкоголь. Знаменитый шоколад, наверное, все же оставят. Более тысячи старинных монастырских пивоварен будут отданы, видимо, под жилье расплодившимся без меры потомкам первых бельгийских мусульман. Тех самых, что гордо во всеуслышание трубят сейчас о том, что «продемонстрировали свою растущую политическую силу». И ведь не поспоришь — продемонстрировали. Но не только свою силу — еще и слабость Европы.

Когда-то Гент называли «Европой в миниатюре» за то, что здесь было средоточие самого европейского духа, инициативы, успешной торговли, тончайших ремесел, покровительство искусствам. Сегодня Гент вновь может претендовать на это звание, но его знак поменялся с плюса на минус. Сейчас Европа, состарившаяся и утратившая волю к жизни и сопротивлению, вяло уступает свои былые достижения нахрапистым, все увеличивающимся мусульманским диаспорам. Таков и Гент, Европа в миниатюре. Господа европейцы, если в Европе режут головы людям на улицах средь бела дня — воля ваша, но что-то у вас там сильно не так.

Материал прислан Автором

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Авраам ИСРАЭЛИ | Охота к целованию ботинок

Сон, навеянный последними событиями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *