Среда , 30 сентября 2020
Фото: София Менделевич

Еврейская сказка в иерусалимском трамвае

Что такое искренняя отцовская любовь

 

Мириам ГИЛЕВИЧ

Со всем происходящим вокруг непонятным, неспокойным, метущимся, странным вчера глаз выхватил картинку жизни-мечты прямо в трамвае.

Еду с урока своего курса. Вместе со мной вошли израильский папа и три его сына — мал-мала-меньше. Папа — поджарый, мышечный, загорелый сефардского типа невысокий мужчина. На нем выцветшая, но модная футболка бледнозеленого цвета, вязаная кипа на голове, брюки дагмах стиля сафари, короткая стрижка. Я не поняла, то ли он разведенный отец, который только что заступил на смену, то ли отец женатый, который из милуима вернулся и забрал пацанов от бабушки. Только сразу, как они встали возле вертушки по центру вагона, отец начал по очереди целовать сыновей. Сначала он прижал самого старшего, раскрыл ладонь, обнял за голову сына и притянул к себе. Он сначала осыпал его несколько раз поцелуями в темечко, потом решил, что нужно и в щечку, дотянулся до щечки. Сыну видно было приятно и немного смущало. Доцеловав старшего, он встретился с ним взглядом убедиться, что сын доволен. Потом отец, также не торопясь, перешел к среднему. Отец наклонился теперь уже ниже к нему, забыла написать, что на плечах папы был здоровенный рюкзак. Склонившись над средним, он в той же последовательности осыпал поцелуями и его: и темечко, и лобик, и щечку, и глазики. Средний прильнул к ноге отца, на лице засияла улыбка, в глазах благодарность, гордость, любовь. После двух осчастливленных, папа перешел к малышу, в коротких шортиках с самыми пушистыми ресницами. Этому, понятно, поцелуев досталось от души. Папа будто и не чувствовал груза рюкзака, застыв согбенно над маленьким пацаненком, а тот в ответ обхватил его за ногу.

У меня был дикий соблазн снять все это действо на фото или видео, но …хорошо, что так.

Знаю, что израильтяне в массе своей хорошие теплые родители, редкие, преданные, дающие своим детям уверенность в себе, они невероятным образом любят своих и трепетно относятся к чужим детям.

Я смотрела на все это и радовалась. Папа в середине рабочего дня, в самом что ни на есть общественном месте проявляет (не, не проявляет) любит как никто другой, а только отец, своих пацанов. Спокойно, степенно, с чувством , «и пусть весь мир подождет», а не чмокнуть впопыхах, не для галочки, не для сэлфи в инстуш.

Через пару остановок я подошла к выходу и сравнялась с семейкой. В этот момент в папин телефон позвонили. Кажется, это была мать. В тишине донесся тон претензий и вопросов. Папу неожиданно вырвали из сказки, на минуту он будто потерял равновесие, вовлекаясь в защитную стойку, при этом очень сдерживаясь перед дорогими своими людьми. Я вышла и подумала, что этому папе ничего не страшно. У него есть то, что отнять невозможно. Трамвай закрылся, прогудел и поехал. Вдогонку я мысленно пожелала им счастья.

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Александр ГУТИН | Жёлтые звёзды

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *