Home / Актуально / Большой развод или «палестинские беженцы» – кто они?

Большой развод или «палестинские беженцы» – кто они?

В декабре 2014-го депутаты Европарламента, подавляющим большинством голосом («за» – 498, «против» – 88, 111 – воздержались) приняли резолюцию, провозглашающую признание Евросоюзом независимого «палестинского государства» в границах 1967 года. И тут же объявили Иерусалим «столицей Израиля и Палестины». Ну, Европарламент волен себе решать, как угодно и сколько угодно, мы даже обсуждать сие решение не будем, разве что в очередной раз назовем участников этого скопища всякими непечатными словами. Сегодня о другом

Лиза ЮДИНА

Иллюстрация: Ronny Gordon

Коль зашел разговор о «границах 67-года», то вторым номером программы автоматически поднимается вопрос о «палестинских беженцах» — «несчастных изгнанниках», стремящихся вернуться в родные палестины и без этих самых «палестин» жизнь себе не мыслящих. Тема эта постоянно муссируется всякими СМИ, и нашими, и не нашими. В последнее время особенно, в связи с событиями в еврейской Амоне и арабской Бейт Ханина, когда вопрос владения землей стал основополагающим.

«Палестинские беженцы». Откуда взялось это выражение? Куда и откуда они бежали? Почему? Об этом и пойдет сегодняшний разговор.

Начнем с того, что признаем – проблема “палестинских беженцев” – это крупнейший проигрыш Израиля в информационной войне. В этом деле арабы при поддержке ООН оставили нас далеко позади себя. Если прислушиваться к мнению наших оппонентов, то без решения этой проблемы Израиль вообще не имеет право на существование. Итак, откуда взялись палестинские “беженцы”?

Год 1947. 29 ноября ООН приняла решение о создании еврейского и арабского государств в Палестине. Евреи свое государство создали, арабы – отказались. И 15 мая 1948 года армии Египта, Сирии, Иордании, Ирака и Ливана вторглись на территорию только что созданного еврейского государства Израиль. 9 марта 1949 года израильские солдаты подняли государственный флаг над южным портом – Эйлатом. В этот день Война за Независимость закончилась. Слава Б-гу, нашей победой.

Мы же с вами отправимся сейчас в прошлое – между ноябрем 47-го и маем 48-го. Арабские страны начали готовиться к войне сразу же после резолюции ООН. Появились призывы к арабскому населению, жившему на территориях, где должен был возникнуть Израиль. “Победа обеспечена,- говорилось в тех призывах, — но добиться ее можно будет гораздо легче и с меньшими потерями, если местное арабское население освободит путь. Оно вернется вслед за победоносными арабскими войсками не только к своим домам и имуществу, но еще получит дома и имущество побежденных и уничтоженных евреев”. Сказано – сделано. Кому не хочется гордо войти в свой город вместе с победоносной армией и завладеть имуществом поверженного врага?! Перспектива не из последних. Арабы начали готовиться к мероприятию. Самые состоятельные, не дожидаясь открытых военных действий, уже в декабре 1947 и в начале 1948 года покинули свои дома.

В начале весны давление резко усилилось: арабов просили покинуть морское побережье, чтобы не создавать трудностей вторжению «освободителей».

Заметьте, это важно — еще не существовало Государства Израиль, еще власть принадлежала англичанам, но уже более 200 тысяч арабов покинули побережье. Писали газеты. Вещало радио. Только цитаты. Без комментариев.

Джордж Хаким, греко-католический епископ Галилеи в интервью бейрутской газете «Цде аль-Жануб» (16 августа 1948 г): «Беженцы были уверены, и их официально поддержали в этой уверенности, что уходят они ненадолго и скоро, через неделю-две, вернутся. Их лидеры обещали им, что арабские армии в два счета уничтожат «сионистские банды» и нет никакой опасности, что они уходят надолго».

Лондонский еженедельник «Экономист» (2 октября 1948 г.): «Из 62 тысяч арабов, живших в Хайфе, осталось не более пяти-шести тысяч….Главной причиной были декларации и воззвания Высшего арабского совета, требующего от арабов покинуть свои дома и хозяйства… Ясно давали понять, что арабы, которые останутся в Хайфе под властью евреев, будут рассматриваться как изменники».

Арабская радиостанция Ближнего Востока, вещавшая с Кипра (3 апреля 1949 г): «Мы должны помнить, что Высший арабский совет поддерживает уход арабов, проживающих в Яффо, Хайфе и Иерусалиме».

Секретарь Лиги арабских стран в Лондоне Э. Атия (в книге «Арабы», Лондон, 1955): «Это всеобщее бегство явилось большей своей частью выражением веры арабов в широковещательные сообщения и призывы, совершенно лишенной чувства реальности арабской печати, и в безответственные выступления некоторых арабских лидеров, обещавших, что в течение короткого времени евреи будут разбиты армиями арабских стран, и арабы Палестины смогут вернуться на свою землю…».

Эмиль Гури, секретарь Высшего арабского совета (интервью лондонской «Дейли Телеграф» в Бейруте 6 сентября 1948 г.): «Не хочу никого обвинять, хочу лишь помочь беженцам. Положение, в котором они оказались – непосредственный результат действий арабских стран, выступивших против разделения и создания еврейского государства».

Газета “Фаластын”, Иордания (19 октября 1949г.): «Арабские государства поддерживали арабов в их решении временно оставить дома, чтобы не мешать вторжению арабских армий».

Премьер-министр Ирака Нури Сайд: «Мы разгромим эту страну с помощью нашего оружия и сотрем с лица земли любое место, в котором захотят спрятаться евреи. Арабы должны переправить своих жен и детей в безопасные районы до окончания боев».

Хабиб Исса, пресс-атташе Лиги арабских стран (ливанская газета «Аль Хода», 8 июня 1951 г): «Генсек Лиги арабских стран Азам Паша заверил арабов, что захват еврейских земель и оккупация Тель-Авива будет просто военной прогулкой. Он подчеркнул, что арабские армии уже стоят на границах и что миллионы, которые евреи вложили в экономическое развитие, станут легкой добычей арабов, ибо дело стоит за немногим: сбросить евреев в Средиземное море. Арабам Палестины дали братский совет: оставить дела, земли и имущество и ждать своего часа в соседних братских странах, пока арабская артиллерия не сделает свое дело».

Высший арабский совет (Коммюнике в Лигу арабских стран, 1952, Каир): “Некоторые из арабских лидеров в арабских странах возвещали, что они благословляют эмиграцию арабов в соседние страны до момента полного захвата земель Палестины. Многие из арабов были обмануты этими воззваниями».
Итак, подогреваемые своими лидерами, запуганные жуткими рассказами о “зверствах евреев”, а главное, согреваемые надеждами в скором будущем получить и свое, и чужое добро, арабы, жившие в Палестине, ударились в бега еще до начала войны. Генерал Глабб Паша («Дейли мейл», Лондон, 12 августа 1948 г): «Арабские граждане были охвачены паникой и повели себя позорно. Часто села оставлялись задолго до того, как до них докатывалась война».

Четверть миллиона арабов оставили территорию Государства Израиль в конце весны и в начале лета 1948 года. Лидеры арабов подчеркивали добровольный характер отъезда и гордились этим. Сейчас, правда, слово “добровольно” благополучно кануло в Лету, и его уже никто не упоминает.

Кеннет Билби, американский корреспондент в Израиле в 1948 году (книга «Новая Звезда на Ближнем Востоке», Нью-Йорк, 1950): «Бегство арабов… поддерживалось большинством арабских лидеров и всем Высшим арабским советом в Эрец-Исраэль. Первую волну поражения арабов они считали временным явлением. Если арабы убегут в соседние страны, это заставит народы этих стран сделать большее усилие в поддержку вторжения. А когда оно завершится, беженцы смогут вернуться в свои дома, да еще присвоить имущество евреев, сброшенных в море».

Короче, примерно ясно, что происходило с арабами. Прошу заметить, слово “палестинцы” не присутствует ни в одном тексте. Оно попросту тогда еще не существовало.

А что евреи? Как они реагировали на это массовое бегство? Евреи просили арабов не уходить… «Деликатность евреев не имеет логических границ». Это не мои слова, но я с ними полностью согласна. Правда, слово «деликатность» я бы заменила чем-нибудь покрепче, типа «слепота» или даже «маразм». В то время, как арабы только и ждали момента уничтожить всех евреев «где бы они ни прятались» и завладеть их имуществом, евреи умоляли арабов не покидать свои дома, не бежать, принимая бешеных волков за библейских овечек. Епископ Галилеи Хаким заявил секретарю Американского христианского палестинского Совета Карлу Бару: «арабы Хайфы бежали несмотря на то, что еврейские местные власти гарантировали им безопасность и права как гражданам Израиля» («Нью-Йорк геральд трибюн», 30 июня 1949).

Из отчета штаба британской полиции в Хайфе (26 апреля 1948 г.): «Евреи стараются всеми силами убедить арабских жителей остаться, продолжать нормальную жизнь, открывать магазины и конторы, ничего не бояться…». Но… «длинный караван вышел вчера из Хайфы в Бейрут. Отъезд морем не прекращается. Евреи все еще стараются убедить арабское население остаться в городе и продолжать нормальную жизнь… Еще один караван вышел из Тират-Хайфа в Иорданию. Отъезд морем продолжается. Все портовые причалы полны беженцами».

Высший арабский совет через два года писал Лиге арабских стран: «Военная и гражданская администрация евреев, их представители выразили глубокое сожаление по поводу решения арабов покинуть места жительства. Мэр города Хайфы (еврей) обратился к делегации арабов с призывом отменить решение».

Но они бежали. Теперь, несмотря ни на что, оказывается, что мы в этом виноваты, и должны им платить. Израиль виноват в том, что он победил в войне и лишил возможности беглецов завладеть имуществом своих растерзанных граждан. Большего абсурда придумать трудно, но еще абсурднее, что это «катит» и поддерживается не только мировым сообществом, но и многими левыми деятелями в самом Израиле. Короче, кто бежал, кто не бежал.

Сейчас нас интересует вопрос, сколько все-таки удрало? По данным британских источников в западной Эрец-Исраэль в 1947 году проживали миллион двести тысяч арабов (по данным независимых источников, эта цифра явно завышена и составляла 800-900 тысяч). По данным тех же британских источников, арабов на территории провозглашенного Израиля приходилось 561000. После окончания войны в 1949 году в Израиле осталось 140 тысяч арабов. Следовательно, покинули страну где-то не более 420 тысяч арабов. Фарис аль-Хури, представитель Сирии в Совете Безопасности ООН, в мае 1948 года называл цифру беженцев в 250 тысяч. Э. Гури, секретарь Высшего арабского совета, сообщил 6 сентября 1948 года, что в середине июня было 200 тысяч беженцев, к концу июля их число достигло 300 тысяч.

Специальный представитель ООН в Эрец-Исраэль граф Бернадотт сообщил в ООН 16 сентября 1948 года о 360 тысячах арабских беженцев, включив сюда и 50 тысяч на территории Израиля (документ ООН А1648). После июля 1948 года еще 50 тысяч арабов ушло из Галилеи и Негева. Жалко, что не все (реплика моя).

Позвольте, а откуда же взялись миллионы? Именно о них нам все время твердят. Проживало меньше миллиона, а беженцев – миллионы. Хитрая такая арифметика, можно сказать, фантастическая. А ларчик открывается совершенно просто. Как считали беженцев? Пришел, сказал: “Я беженец” и достаточно. Не было тогда ни паспортов, ни удостоверений, ни даже водительских прав, разве что на ишаков и верблюдов. Как только заявил, что беженец, сразу ООН начинала оказывать довольно внушительную материальную помощь. Помните анекдот “Халява, сэр!”? А кто от халявы откажется? Любой араб мог записаться как беженец. И в лагерях беженцев число “несчастных” начало расти как на дрожжах. В декабре 1948 года, когда число беженцев не превышало 425 тысяч, руководитель Агентства ООН для помощи беженцам сэр Рафаэль Чиленто сообщил, что он кормит 750 тысяч человек.

Через семь месяцев, согласно отчету начальника полевых служб ООН, это число возросло до миллиона!

Э. Гури в речи в ООН назвал число беженцев в два миллиона. Выступавший после него представитель Ливана Надим Димешки сказал, что было изгнано (кем, евреями???) «более миллиона арабов. Через четыре дня представитель Судана говорил уже о «полутора миллионах беженцев». Во всех выступлениях арабских представителей никогда не звучали цифры менее миллиона (чего мелочиться-то?), но сочиняли они эти цифры каждый на свой лад в зависимости от аппетита. Вот такая “статистика”!

До войны ВСЕГО проживало не более миллиона?! Ну и фиг с ним. Какая разница, сколько их было на самом деле? Главное, сколько потребовать.

Евреи? Евреи в своем благодушии и поставленном с ног на голову чувстве долга перед чужими (на своих это не распространяется ни в коей мере) все скушают. Ведь никого не удивило, никто не задавал вопросы, что вообще арабов на всей территории до войны проживало не более миллиона, сектор Газа попал под власть Египта, Западный берег с Иерусалимом – под власть Иордании, Голаны – под власть Сирии. Откуда же могли возникнуть миллионы беженцев?

Государство Израиль-то занимало буквально клочок территории и далеко не все арабы покинули свои дома и бизнесы? Вот они, чудеса арифметики! Чем дальше в лес, тем злее партизаны. Международный Красный Крест потребовал признавать беженцем всякого араба даже на территории Израиля и предоставлять ему помощь у него дома. Так еще сто тысяч арабских граждан стали “беженцами”. Перешедшие в своей наглости все границы, Египет и Иордания потребовали, чтобы в списки беженцев были включены все арабы, которых сочтут нуждающимися в помощи как жертв войны 1948 года. И все молчали и соглашались. Все как-будто забыли, что именно эти страны и развязали войну и именно они призывали арабов покидать свои дома и потому именно они обязаны оказывать помощь жертвам своей авантюрной войны!

ООН примирилась с этим требованием и стала главным соучастником фальсификации. Еще интересная деталь в духе «тонкого» арабского востока: правительства арабских государств запретили Агентству ООН заниматься удостоверением личности «несчастных», а посему так никогда и не было выяснено, кто же в списках живой, а кто давно умер…

Агентству не разрешили вести расследование и бороться против массовой подделки продовольственных карточек, их купли и продажи, ставшей широким бизнесом на Ближнем Востоке. Руководитель Агентства в отчете в 1950 году писал: «Есть основания верить тому, что смерть чаще всего скрывают, чтобы семья продолжала получать продовольствие на умершего» (Документы ООН, А1451). В октябре 1959 г.: «Список на продовольственные карточки только в Иордании включает 150 тысяч человек, не имеющих права на их получение, и еще множество умерших. Большинство значащихся в списках людей, живут и работают как рядовые граждане и в то же время продолжают получать продовольствие и медицинское обслуживание за счет налогоплательщиков всего мира».

Вот такие «жертвы» «еврейской агрессии»! Казалось бы, весь этот идиотский узел можно было разрубить одним махом – не разрешаете проверять достоверность получаемой помощи и списков «беженцев» и «жертв войны», значит, с завтрашнего числа всякое поступление помощи прекращается, налогоплательщики всего мира не желают выбрасывать деньги на ветер. Но это никто не сделал. Кто будет связываться с арабами? Кому хочется их гнев на себя навлечь? Лучше и спокойнее евреев за глотку держать. Во-первых, им не привыкать, во-вторых, они по природе мазохисты, с радостью эту самую глотку подставляют, в-третьих, с их перевернутым сознанием, глядишь, что-нибудь и выгорит…

В статье использованы материалы Давида Гениса

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Игорь ЧЕРНИХОВСКИЙ | «Страдалец»

Превращая убийц в героев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *