Home / Израиль / Общество / Соломоново решение

Соломоново решение

В 1926 году американский судья Винсент Бреннан решил провозгласить собственное Соломоново решение, пытаясь разрешить конфликт между биологической матерью девочки и сестрой отца девочки, которая удочерила и растила ребёнка чуть ли не с момента её рождения. Через три года мать девочки снова вышла замуж и стала требовать дочь обратно под свою опеку, вопреки отказу приёмной матери. После прений сторон в суде судья Бреннан провозгласил, что девочку заберут у её приемной матери и передадут в детский дом

Рами КРУПНИК

Иллюстрация: Википедия

Реакции женщин на решение были зафиксированы специальными камерами, скрытыми в зале суда, и проанализированы Браннаном с помощью специалистов- психологов. Девочку Бреннан, в итоге, решил оставить у приёмной матери, которая, по его словам, более остро отреагировала на решение, чем биологическая мать ребёнка. Популистский трюк Бреннана был расценен общественностью как дешёвая попытка прославиться, а его решение было отменено им же самим, когда выяснилось, что биологическая мать ребёнка плохо слышит и не до конца поняла зачитанный вердикт. Дополнительным компромиссным решением Бреннан утвердил согласие сторон на совместную опеку.

Я часто задаюсь вопросом, каким на самом деле было Соломоново решение в оригинальной истории? Каким образом две проститутки, в обход всех инстанций, добились ускоренного правосудия у самого царя, не говоря уже о мотивации женщин древней профессии воевать за ребёнка, присутствие которого отнюдь не помогало их заработку и выполнению профессиональных обязанностей. Отчетливо представляю себе царя Соломона, вольготно развалившегося на своём ложе в конце дня, левой рукой перебирающего чётки, а правой выбирающего сочные виноградины или макающего яблоки в мёд. Кто знает, действительно ли биологическая мать предложила отдать ребенка второй женщине? Может именно та, другая, решила, что слишком далеко зашла и получила свой шанс слезть с дерева? Не мне судить.

Во времена Соломона не было проверок ДНК, не было трёх судебных инстанций, не было мотивирующих клиента адвокатов. Перед царём предстали в естестве своего горя две проститутки, обе растрёпаны и кое-как одеты – каждая только недавно родила и уже несколько недель не могла зарабатывать на хлеб. Обе кричат и ругаются, возможно, больше от нанесённой обиды после женской ссоры и от своего бедственного положения, чем от желания вдобавок обременить себя грудным ребёнком, а Соломон недоумевает, как они вообще попали в его царский зал и думает про себя: «Достали они меня обе» и вслух, в шутку, под смех своих телохранителей, просит дать ему меч, чтобы покончить с этой напастью и скорее удалиться в свой гарем.

Судья в наши дни не может принимать фиктивное решение, только для того, чтобы посмотреть на реакцию сторон. Соломоновыми решениями мы называем те решения, которые мы считаем мудрыми. Говорят, хороший компромисс — это компромисс, оставляющий обе стороны недовольными. Таким компромиссом, на мой взгляд, является решение военного трибунала по поводу меры наказания в деле Элиора Азарии, который ещё четвертого января был признан виновным в неумышленном убийстве обезвреженного террориста и в недостойном поведении.

В Израиле слушания по мере пресечения происходят отдельно от слушаний по признанию вины. Принимая во внимание обстоятельства дела, суд приговорил Азарию к полутора годам тюрьмы, одному году лишения свободы условно и разжалованию, в то время как прокуратура требовала тюремное заключение сроком от трёх до пяти лет.

О подоплеке этого громкого дела я уже писал раньше и существенного по сути, наверное, ничего добавить не смогу – мои ожидания, что приговор будет обвинительным, а наказание будет относительно лёгким, полностью оправдались.

В наши дни только судьи могут позволить себе писать трактаты на зависть щедрым на слова классикам. В своём постановлении от четвертого января, напечатанном не менее, чем на ста страницах формата А4, отвергнув один за другим доводы защиты Азарии, судьи военного трибунала аргументировали своё решение таким образом, что будь Азария обвинён прокуратурой в предумышленном убийстве, судьи тоже признали бы его виновным. Легкость вынесенного наказания не совсем коррелирует с аргументированностью и строгостью того, первого решения, но именно это сочетание – неоспоримость решения признать виновным и относительно легкое наказание – определяет мудрость этого непростого, воистину Соломонова решения.

Но, в отличие от Соломона, судьи военного трибунала похоже не услышат слишком громких оваций в свой адрес. Наоборот, все кто умеет громко кричать, формируя резонанс – ибо адекватное большинство только читает и проходит дальше мимо – во всеуслышание выражают своё недовольство.

Недовольны вердиктом родственники погибшего террориста, которому не удалось осуществить то, за чем он изначально пришел, уповая на объятия девственниц в раю. Вместо сатисфакции, он был убит как бешенный пес, что, собственно, и заслужил, по словам тех, кто поддерживает Азарию. Судя по рекламным объявлениям муфтиев и прочих поборников воинственного ислама, усопший будет навсегда обеспечен девственницами пока ему это дело не надоест, но его родственникам необходимо ещё, чтобы сионистский режим также строго осудил отправившего его в компанию к девственницам солдата. Видимо, родственники террориста не особо верят в обещание награды шахидам.

Недовольны решением обещающие взбудоражить протестами всю страну активисты правого сектора – в Израиле такой сектор, хоть и без конкретной партийной принадлежности, существовал задолго до того, как это название присвоила себе пробандеровская организация на Украине. Правым, кричащим и негодующим, собственно, не важно наказание – они считают изначальной ошибкой сам обвинительный приговор, утверждая, что он повлияет пагубно на мотивацию солдат.

Недовольны решением адвокаты Азарии, выбравшие тактику очернения командования Армии Обороны Израиля и ещё до оглашения приговора поспешившие объявить, что они в любом случае подадут апелляцию против вердикта. Семья Азарии отнюдь не пресыщена финансовыми средствами, чтобы иметь возможность оплатить услуги адвокатов при столь длительном процессе — представление интересов Азарии в армейском трибунале спонсировалось большей частью пожертвованиями. Теперь, на этапе апелляции, адвокатам Азарии (к которым позже присоединился одиозный адвокат Йорам Шефтель, известный тем, что представлял интересы сначала Меира Ланского, а потом Демьянюка), видимо, придётся проявить альтруизм.

Самые дальновидные политики молчат в платочек и не высказывают своё мнение о процессе Азарии. Ряд политиков, из тех, кто всё-таки решил высказаться, выступают за помилование. Но для того, чтобы это произошло, Азарии придется отказаться от подачи апелляции, что весьма спорно ввиду непомерных амбиций его адвокатов и окружения, которые внушают ему, что при подаче апелляции у него будут большие шансы отменить приговор. Азария и его родители склонны верить советчикам и некоторое время назад попытка армейского командования уговорить отца солдата замять сагу без апелляции была выставлена как позорное проявление давления на семью в обход представляющих Азарию адвокатов. Бывают деревья, с которых слишком трудно слезать, а Азария и его адвокаты залезли на одно из таких деревьев.

Как и в прошлый раз, выскажу свой прогноз. Ведомый в юридические дебри своими верными, но чересчур воинственными адвокатами, Азария пройдёт все возможные инстанции суда, которые предлагает израильская юридическая система. Один за другим все суды отклонят его аргументы и оставят приговор военного трибунала в силе. Только когда не будет уже дальнейшего горизонта для продолжения адвокатских баталий, Азарию помилуют и тогда, наконец, его имя перестанет появляться на первой полосе газет.

А что Израиль как страна? Забудьте на секунду дело Азарии и представьте себе какую-нибудь другую страну, которая ежедневно борется с террором и осудила бы своего солдата убившего обезвреженного террориста. Такое возможно только в Израиле, и мы, добровольно выставившие собственное грязное бельё на пересуд общественности, настроенной против нас, переживем негодование требующих признать Азарию невиновным, с одной стороны, и истерящие заголовки мировой прессы, утверждающей, что приговор слишком лёгок, с другой. В конце концов, мы будем жить, как и жили, со своей правдой, которую не понять со стороны тому, кто не здесь.

P.S. Сегодня прочитал в газете, что пока разбиралось дело Азарии, на территории Израиля и на территории Палестинской автономии при попытке совершения терактов было убито более сорока террористов – дело Азарии точно не повлияет на мотивацию и патриотизм наших солдат, которые и далее будут выполнять свой долг, дабы помочь террористам обрести блаженство в объятиях навеянных больным воображением девственниц.

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Горячее лето 1985-го

О фейсбучных баталиях и бесценном фотодокументе

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *