Воскресенье , Декабрь 17 2017
Home / Израиль / Общество / Рами Крупник | Адвокат. Начало

Рами Крупник | Адвокат. Начало

Иногда полезно остановиться и вспомнить точку отсчета

Совсем молодым адвокатом – после стажа, экзамена в адвокатскую коллегию и месячного безделья – я начал искать работу. Первое собеседование, на которое я пришел, было у адвоката Дана Нахлиели из офиса ныне покойного Менахема Нахлиели. Офис мне сразу очень не понравился – трехкомнатная квартира в еще более злачном, чем сегодня, хайфском районе Адар, требующая ремонта, со старой разваливающейся мебелью, изъеденным молью ковролином, прокуренная и с каким-то неуловимым запахом затхлости. Всё было очень непрезентабельно. В приемной офиса даже не было стула, чтобы присесть – единственный стул между входной дверью и шкафчиком-этажеркой был завален папками. Из-за обилия папок не закрывались и дверцы шкафчика, а из самих папок торчали в беспорядке листы бумаги, документы…

За стойкой в приёмной сидела женщина, которая громким хриплым голосом с кем-то говорила по телефону. Мне предложили воды и принесли её в стакане с разводами, то ли от старости и долгих лет использования, то ли от небрежного полоскания. Я долго искал, куда поместить этот стакан, из которого я так и не решился отпить. Сразу впитав неряшливо-ядовитую атмосферу офиса, я решил, что работать здесь точно не хочу, но счел невежливым сразу уйти, не дождавшись интервью. Дан Нахлиели принял меня, задал два-три вопроса и неожиданно спросил, какой оклад я рассчитываю получать. Тут в мой уже тогда махинационный мозг пришла мысль, что если я завышу цифру, меня на работу не возьмут, и все останутся довольны. Я назвал Дану Нахлиели цифру в полтора раза превышающую принятый на тот момент оклад начинающего адвоката. К моему удивлению, Дан согласился и спросил меня: «А ты можешь начать работать завтра?»

Я вышел на работу на следующий день, как и просил меня Дан Нахлиели, Дани. Он принял мои условия, и я уже не мог выставить новые и отказаться. Я очень верю в интуицию и принятие решений а-ля Костанеда, но интуиция всё-таки иногда подводит нас. В офисе покойного Менахема Нахлиели я проработал почти три года. Это были годы моего становления. Офис представлял интересы многих местных муниципалитетов – от Хадеры и до самого севера, – и меня сразу бросили самостоятельно «плавать в глубокие воды». Предыдущий наёмный адвокат уволился за несколько дней до моего интервью, и заменить его было некому. Поэтому мне сразу доверили вести очень крупные дела. Уже через несколько дней после моего адвокатского дебюта я отстаивал интересы клиента в суде, а моим оппонентом был Ренато Ярак, за несколько месяцев до этого ушедший в отставку, бывший генеральный прокурор Израиля.

За три года, я очень много выступал в Верховном и Окружном судах. Навыки адвоката-литигатора я приобрел именно в офисе покойного Менахема Нахлиели. Я до сих пор в очень хороших отношениях с Дани – во время работы мы часто спорили, я очень часто не соглашался и критиковал его поручения. Иногда повышал голос на него, своего начальника. Но он умеет «гнуть» свою линию и добиваться от людей того, что ему нужно. Дани научил меня многому. И именно от него я почерпнул азы тактики и стратегии ведения дел в суде. Через три года, когда Дани не согласился повысить мой оклад, хотя речь шла об очень незначительной сумме, я уволился и начал собственную практику. А с женщиной, которая громким хриплым голосом с кем-то говорила по телефону тогда – неподражаемой Рути Хагай – я и сегодня дружу на Фейсбуке

ФБ страница автора

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Под финикийскими парусами

В Хайфе спустили на воду точную копию древнего финикийского судна

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *