Вторник , 13 апреля 2021
Иллюстрация: фотобанк pixabay.com

Час Большого Ремонта

Из цикла «На заре туманной абсорбции»

Дина МЕЕРСОН

В нашей съемной квартире все было хорошо. Правда, жалюзи на окнах в салоне не открывались, но и не закрывались, так что забот с ними не было. Санузел проветривался с помощью принудительной вентиляции, которая ревела на зависть взлетающему самолету, но это очень помогало наладить режим работы пищеварительной системы — мечта любого диетолога. Солнечный бойлер был новенький, телевизор показывал только первый израильский канал, так что мы вовсю учили иврит. Жизнь была прекрасна.

О том, что лопнула труба, мы узнали от наших соседей снизу, которые тоже квартиру снимали, поэтому волновались не так чтоб слишком. Пришли, позвали. Мы сходили, посмотрели. Их пес породы боксер был рад гостям. На стене набухало пятно. Мы доложили своему хозяину. Они тоже доложили своему хозяину.

Потом несколько месяцев мы мирно жили в своей сухой квартире, они безмятежно жили в своей, все более мокрой. Встречая нас на лестнице, они вежливо приглашали в гости, на осмотр. Пес породы боксер встречал нас как родных. Мокрое пятно игриво меняло формы и образы, оттуда уже текли струйки. Хозяева двух квартир решали между собой какие-то сложные вопросы. Или не решали. Нет, наверное, все-таки решали, потому что в один непрекрасный день к нам пришел сантехник. Он стучал по стене, напоминая одновременно радиста и земского врача. Пожалуй, на врача он больше походил, потому что поставил диагноз и произвел вскрытие стены в ванной. Полюбовался на обнаженную натуру трубы и ушел.

Мы продолжали мирно жить в сухой квартире с дыркой в стене ванной. Соседский пес породы боксер, завидев меня во дворе, проникся ко мне столь пылким чувством, что с разбегу ткнулся своей мощной башкой мне в нос. Спасибо, что не сломал.

Однажды к нам пришли брат и сестра хозяина. Брат немного говорил на идише, которым немного владела моя мама. Сестра была подкреплением и символизировала твердую хозяйскую руку. Эти милые люди объяснили нам, что в квартире начинается ремонт: будут менять трубу в ванной, взламывая пол в кухне. Нельзя же, в самом деле, заливать соседей! На время ремонта у нас перекроют воду, расковыряют ванную, поднимут половую плитку в половине квартиры, раскурочат кухню. Сколько времени продлится это стихийное бедствие? Ну-у, дня два. Или три. Не более двух недель. На мои выкрики, что нам осталось прожить в этой квартире два месяца, просто никто не реагировал. На мое требование хотя бы снизить квартплату в оставшийся период не реагировал никто. Они прекрасно знали, что в свои остатние дни нам деваться некуда.

И настал час Большого Ремонта. Сухая раковина грустно поглядывала на безводный унитаз. Покрытая цементной пылью кухня скорбно взирала на траншею, вырытую в коридоре. Я уже не за все детали могу поручиться, но отчетливо помню, что умываться мы ходили в Сохнут. Его монументальное здание располагалось неподалеку, так что утром мы бодро шагали с зубными щетками в сторону организации, призванной помогать евреям. Нам нужна была помощь. Душ мы принимали раз в два дня, для этой неотменимой в наших условиях цели навещали родственников. Из экономии ходили пешком — 40 минут в один конец, так что гигиенический аспект данной процедуры был весьма смутным. Но совсем не мыться мы все же не могли. Перед сном, в темноте, мы гуляли, все больше по окрестным пустырям, выбирая те из них, которые были хоть как-то озеленены кустами. День дочка проводила в летнем лагере, муж и мама — на работе. Я должна была посещать ульпан. Но со злости, от огорчения и бытовых тягот я заболела. Такой ангины у меня не было никогда. Тем не менее, семью требовалось кормить. Поэтому каждый день, покачиваясь от слабости, температуры и вселенского горя, с болью в душе и в горле я брела к ближайшей палатке. Там продавали питы с индюшачьей пастрамой, хумусом и ломтиками соленых огурцов и свежих помидоров. Этой питательной смесью я потчевала ребенка и мужа. Мама служила няней при младенце и столовалась там же.

Чтобы жизнь медом не казалась, моя ангина блистательно сопроводилась высыпаниями герпеса — почему-то на языке и некоторых других слизистых оболочках. В доме, где нет воды, такие перлы упавшего иммунитета особенно приятны. Пришлось расширить траекторию своих температурных шатаний и добраться до семейного врача. С тех пор я знаю, что при герпесе помогает Зовиракс. Правда, с тех пор герпес меня более никогда (тьфу-тьфу-тьфу) не посещал.

В заключение своего печального рассказа я хочу сказать: прав был царь Соломон. Помните? «И это пройдет». И это прошло. Ангина, и герпес, и ремонт, и съемная квартира — все осталось позади. А питы с хумусом и пастрамой я до сих пор люблю. Только мне их нельзя.

Ремонт — как и переезд — хуже пожара. И часто случается, что затеяв ремонт своими силами, мы все больше и больше уходим в его пучину. Кажется, что не видно конца и края. Но ведь можно поступить проще — обратиться к специалистам. Hantverkare i Stockholm — ваш лучший выбор! Мы профессионалы в своем деле. Доверьте нам ваш ремонт — и мы выполним его качественно, со знанием дела и в кратчайшие сроки.

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Миша ЛЕВИН | Инвалиды совести

Не стоит верить самоуверенным идиотам, видящим везде только дерьмо

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *