Суббота , Август 18 2018
Home / Израиль / Рами КРУПНИК | Иду на «ты»

Рами КРУПНИК | Иду на «ты»

Так получилось (видимо, это остаточный результат моего воспитания в среде людей, запрограммированных на соблюдение старомодного этикета общения), что я не люблю незнакомых и малознакомых мне людей, которые обращаются ко всем и вся на «ты»

Недавно продавщица в магазине, узнав, что я говорю по-русски, сразу бесцеремонно начала говорить мне «ты». Я покупал в этом магазине сыры – вечером того дня ко мне должны были прийти друзья, и мне позарез нужны были сыры и закуски к вину. Меня так сильно покоробило это «ты», что я уже думал развернуться и поехать в другой магазин, но здесь сыры, маслины и вкусная ветчина продавались за одним прилавком, и мне было лень ехать куда-то ещё и стоять там в несколько отделов, поэтому я стерпел фамильярное «ты» от незнакомой продавщицы. Правда, в отместку не купил тот сыр, что она рекомендовала, хотя он, наверное, был вкусный. «Ты попробуй этот!» – «Нет, спасибо, просто дайте мне грюйер».

«Может, она обращается ко мне на «ты», потому что я выгляжу молодо, не на свой возраст», – подумал я, но посмотрел на себя в зеркало за спиной продавщицы и увидел там хоть и с претензией на моложавость, в темных очках и дырявых джинсах, но всё-таки мужчину за сорок. «Тебе нарезать сыр?» – снова спросила продавщица, и я лишь согласно кивнул ей в ответ.

Фотоиллюстрация: Meghana Kulkarni
Фотоиллюстрация: Meghana Kulkarni

Когда незнакомые или малознакомые мне люди обращаются ко мне на «ты», я обычно ищу в ответ именно ты фразу, в которой будет подчёркнуто неприязненное и подчёркивающее дистанцию «вы». Это у меня получается иногда – отвечать очень презрительно и холодно, так, чтобы человек почувствовал себя некомфортно, как будто его облили ледяным душем. Покерфейс – это моё! Раньше я это проделывал с близкими. Они обижались. Сейчас, когда я повзрослел, и остались только совсем близкие, которых я не хочу обижать, я практикую покерфейс на чужих людях, чьи эмоции меня не интересуют. Впрочем, они сами виноваты – не нужно обращаться ко мне столь фамильярно.

Некоторые люди чувствительны, сразу обращают внимание на мой ледяной отпор и нежелание общаться. Они с перепугу переходят на удобное мне «вы». Но не та продавщица из магазина, что продавала мне сыр – ей было наплевать на мой покерфейс, либо сам начинай говорить ей «ты», либо терпи её «ты» ради сыра и маслин.

Сам я перехожу на «ты» с трудом. Изредка, если мне очень комфортно с человеком, я перехожу на «ты» по собственной инициативе, попросив предварительно разрешения. Но когда собеседники предлагают мне «давай перейдём на «ты»», я всегда соглашаюсь. Соглашаюсь, даже когда это не очень комфортно. И обычно в самом начале и ещё немного после этого, в то время как собеседник уже перешёл на комфортное ему «ты» со мной, я ещё долго путаю «вы» и «ты». Мне говорят: «Мы ведь уже на «ты»», и я говорю в ответ: «Да, да, вы правы», а потом под укоризненным взглядом собеседника поправляюсь: «Ты прав» или «Ты права» и стараюсь запомнить, но проходит ещё достаточно времени, пока мне удаётся запомнить, что мы уже на «ты».

Несколько месяцев тому назад один незнакомый человек на Снобе, в ответ на мои комментарии, сразу же в репликах, начал писать мне «ты». Это было очень фамильярно и неприятно – я тогда ещё думал, что Сноб – это не Фейсбук, а платформа вежливых людей, которые готовы платить за культурное общение. Этот человек писал с ошибками, несколько раз забывал ставить мягкий знак в глаголах или наоборот, ставил мягкий знак там, где не нужно: «Это может им понравится» или «Это понравиться им». Я приехал в Израиль очень давно, по-русски не писал очень долго, грамматику почти забыл и сам часто пишу с ошибками. Орфография у меня так себе. Но мягкий знак всегда ставлю правильно. Помню, как меня учили в школе проверять, где нужен мягкий знак, а где нет: «Это может им, что сделатЬ?» или «Это, что сделаЕТ». Я написал этому человеку, что не помню, когда мы с ним переходили на «ты», но он ответил, что мы оба израильтяне, и поэтому он решил, что мы можем сразу на «ты». Видимо, из солидарности. С тех пор я не переписывался в репликах с этим человеком, ну и что с того, что мы оба израильтяне – мы ведь говорим между собой по-русски. Я никогда не испытываю солидарности с человеком только потому, что он еврей или израильтянин. Я испытываю солидарность с человеком, когда могу, не насилуя себя, дочитать его текст до конца или когда мне нравится, как он шутит.

Русский язык я предпочитаю ивриту не только потому, что его использовал великий Ленин. Возможность общаться на «вы» – это одно из самых больших преимуществ русского языка перед ивритом и английским. В иврите на «вы» никто ни к кому не обращается, только во множественном числе. Можно, конечно, обратиться на «вы» к уважаемому судье или великому раввину, но это звучит слишком вычурно, архаически. В этом отношении иврит почти такой же фамильярный как английский, но на английском хотя бы можно писать «ты» с большой буквы и это будет выглядеть – правда, только на бумаге – как «вы». В иврите заглавных букв вообще нет. И поставить человека на место обращением на «вы» невозможно ни на иврите, ни на английском.

Возможность обращаться на «вы» также влияет на общую культуру общения людей. Те, кто растет в обществе, где нет обращения на «вы», вырастают иными – кто-то скажет менее воспитанными и более наглыми, кто-то скажет, что не такими закомплексованными, им будет легче по жизни.

Недавно мой работник – он израильтянин и работает у меня уже десять лет – зашёл ко мне в кабинет довольный после процесса и сказал мне: «Привет, Крупник! Как дела?» Я чуть не потерял дар речи и спросил моего работника очень тихим голосом: «Почему ты обращаешься ко мне по фамилии? Ты же у меня работаешь». Он до сих пор не понял, что мне мешало в его фамильярном отношении. Как объяснить израильтянину, что обращаться к работодателю или к человеку, который старше, по фамилии – это фамильярно? Но моя интонация и моё выражение лица были такие, что, кажется, он понял, и несколько дней не входил в мой кабинет, боялся. Он понял, что так нельзя, но, скорее всего, не понял почему. Пойди объясни про фамильярность израильтянину!

В процессе общения с людьми, с клиентами по работе, мне всё ещё часто кажется, что я значительно младше их. Хотя некоторые из них уже гораздо младше меня. У меня есть клиент, почти олигарх, который на пять лет младше меня, и мы до сих пор обращаемся друг к другу на «вы». Не так давно у меня был другой клиент, министр, на десять лет моложе меня, но такой солидный, с бородой и апломбом, что когда он заикался, никто этого не замечал. Вообще, людям на высоких постах подчинённые прощают многое – им прощают апломб, заикание и косноязычность. Я не был его подчинённым, а был независимым адвокатом, который знал, где спрятано то самое яйцо с иголкой, которую если сломаешь… Но я всегда забывал, что по сравнению со мной он мальчик, и уважительно обращался к нему по имени-отчеству, а он говорил мне «Рома».

Я взрослею, но со стороны мне всё ещё кажется, что я почти мальчик. Поэтому я часто смотрю в зеркало, чтобы перепроверить. В последнее время я предпочитаю смотреть на себя в зеркало, не надевая очки – без очков моё отражение в зеркале выглядит намного моложе. Мальчик не мальчик, но иногда этот мальчик начинает говорить умные вещи, советовать, как правильно поступить, а взрослые замолкают и слушают. Министр, правда, замолкал ненадолго – он думал, что раз он министр, то само это делает его умнее других. Тот министр (который уже несколько лет не министр) часто ставил цели вне зависимости от возможности их выполнения. Иногда я вспоминаю о нём и думаю, что лучше бы он меня всё-таки слушал.

Сегодня я уже старше многих своих клиентов, но всё ещё я общаюсь с ними на «вы». Это солиднее и более уважительно для человека моей профессии. Тем, кто действительно выглядит моложе меня, я порой сам предлагаю перейти на «ты» и иногда возмущаюсь тем, что они продолжают говорить мне «вы». Мне трудно осознать, что они говорят со мной на «вы» потому что я выгляжу старше них или потому, что это они пришли ко мне за советом, а не я к ним.

Недавно смотрел фильм в кино. Мне тогда было грустно, и поздним вечером я пошёл в кино один. Фильм был сентиментальным – главный герой рассказывал другу историю о своей любви от первого лица. Он рассказывал, что любимая девушка в самом начале знакомства долго не переходила с ним на «ты». Сам герой фильма уже несколько дней обращался к ней на «ты», а она всё говорила ему «вы». «Мы ведь давно перешли на «ты»», – говорил ей герой фильма, обижаясь. «Это интимное «вы»», – ответила ему любимая девушка и только через несколько дней окончательно перешла на «ты». Герой фильма рассказывал своему другу, как сладостно было услышать это из её уст…

About Dmitry Khotckevich

Check Also

«Я возвращаю его тебе евреем…»

Из воспоминаниий уцелевших в ШОА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *