Суббота , Август 18 2018
Home / Авторское / Ян КАГАНОВ | Стояние буквой П

Ян КАГАНОВ | Стояние буквой П

Суровые будни армейского врача

Фото: Yuval Marom, IDF Spokesperson Unit
Фото: Yuval Marom, IDF Spokesperson Unit

Восемнадцатое июня 1996 года.

Двадцать лет прошло, а я помню его чуть ли не поминутно. Это день моего призыва на срочную службу. Да-да, тридцатилетнего лба забрили на полтора года. Я так мечтал об этом тремя годами ранее, когда не мог найти работу врачом, но тогда меня не брали: неопытен, мол. А когда я прошёл половину специализации, выучив учебник Харрисона так, что даже мой босс шутя предупредил меня, что на экзамене я не обязан получать 100, за глаза хватит и семидесяти… Когда я обрёл уверенность в своих профессиональных силах и сибаритствовал в роскошной съёмной квартире с молодой подругой (будущей мадам Кагановой)… Вот тогда страна меня и позвала. Причём, всех моих знакомых коллег, если и призывали, то только на резервистскую службу. Всех до единого! Почему же мне такой жребий-то выпал?!

Да, терять полтора года жизни, ходить в хаки и лопать черт знает что мне не хотелось. Однако, с Его решениями я не спорю, поэтому откосить от армии не пытался. Но и в хандру впал настолько, что даже не занимался приготовлениями к службе, решив почему-то, что армия мне должна все выдать. К счастью, будущая мадам Каганова навела справки у местных приятелей, после чего повела меня в магазин и снарядила по полной.

И вот 18 июня 1996 года в пять утра я выехал на автобусе из Хайфы в сторону призывного пункта Тель а-Шомер. В медицинском отделе призывников нас оказалось 25 врачей, 22 из которых были русскоязычными. Все прибыли, согласно приказу, к 8:30 утра, поэтому нас без излишних проволочек уже в два часа дня погрузили в автобус и отправили на базу Зиким на юге страны, ибо где же и делать курс молодого бойца израильским летом, как не на юге? Зато зимой можно на севере!

На базу в этот день привезли ещё и молодых низкопрофильных призывников, определив нас в одну роту. Мы были первым врачебным курсом в Зиким, и там ещё не понимали, с чем нас есть, поэтому, не заморачиваясь, попытались подстричь нас под одну гребёнку с юнцами, с которыми командиры привыкли там иметь дело. Наш автобус ещё не успел затормозить, как в него ворвалась крошечная девочка с двумя нашивками на плече и заорала, чтоб мы немедленно выметались из него и строились буквой П (на иврите, это буква «хет»).

«Б**дь, кто это?!» — в шоке спросил один из призванных врачей.

Оказалось, что это одна из трёх микрокомандиров нашего отделения. После часа стояния на жаре под добродушные вопли девчат нам разрешили оттащить свои китбеги в палатки и через шесть с половиной минут опять построиться в П, но уже возле оных палаток.

Это нормальный и логичный процесс — вакцинация от гражданки — но к тридцатилетним врачам он подходит не идеально. Мы постояли в новом П, пока не пришёл старшина отделения, наорал на микрокомандиров за то, что мы (цитирую) «дышим ему в лицо», и приказал отвести нас в палатку абсорбции. Там сидели офицеры, девочки, ответственные за социальные проблемы (нет, они их не решают, они просто ответственные), и полный лейтенант русского вида. Лейтенант оказался врачом и, исходя из своего прошлогоднего опыта призывника, он снабдил каждого из нас пачкой освобождений от всего. Весь гуманизм коллеги мы оценили в дальнейшем.

Потом мы опять постояли в П на жаре, пока дежурный курсант доктор Дима не поинтересовался, а почему мы, собственно, стоим на жаре и без явного смысла. На второй фразе его вопрос был прерван истошным визгом ефрейторши, которая начала объяснять, что нас не спрашивают, и мы будем так стоять, пока не получим следующий приказ.

— А почему вы кричите и перебиваете? — искренне поразился доктор Дима, который ещё за неделю до этого дня был основным дежурным приёмного покоя больницы и привык к несколько иному тону ведения бесед. В ответ ефрейторша перешла на ультразвук.

Мы диагностировали медицинские проблемы нашей юной командирши одним словом и заткнулись. Постояли, и нас повели на ужин. Перед палаткой столовой нас построили (угадайте, какой буквой?), и к нам из палатки вышла младшая лейтенантша. Она поведала нам, взрослым мужикам с погонами «офицер медслужбы» (это особые временные звания до получения врачами погон лейтенантов), что мы сейчас по очереди войдём в столовую и, не толкаясь, возьмём приборы и поднос. Нас ждут горячая еда и холодная еда.

Мы были в таком охренении от происходящего, что даже не смеялись. В ближайшие 24 дня нам предстоит слышать эту мантру трижды в день, причём, в ней не будет меняться ни одно слово.

После ужина мы уже привычно постояли в П, и всех призывников загнали в покосившийся коровник, служивший базе в Зиким клубом. Мы сидели там по стойке смирно минут пятнадцать, пока в коровник не ворвался самый страшный человек в мире — двадцатилетний старшина нашей роты. Движенья его были быстры, и был он, сука, весь, как божия гроза. Он обвёл всех сияющими глазами, скривился, ударил кулаком в стену и заорал на своих подчинённых:

— Люди здесь двигаются прямо мне в лицо!

— Мы, б**дь, ещё в него и дышим, — злобно сказали мы, чувствуя, как руки затекают за спиной.

После часа криков и угроз записать всех провинившихся в любимый красный блокнотик старшины нас отпустили мыться и укладываться: отбой на курсе молодого бойца в 22:30, а подъем в 5. Мы помылись, улеглись на ржавые кровати (мадам Каганова, разумеется, была права: кроме самой кровати и матраца, мне не выдали ничего, так что спасибо ей за простыни и подушку!), спать в такое время мы не умели, и над палаткой хором пронёсся стон:

— Б**дь, куда мы попали???

Если бы в этот момент мне кто-нибудь сказал, что у меня впереди прекрасные полтора года, я бы не поверил. А если бы он добавил, что до демобилизации осталось 19 с половиной лет, после чего я попрошусь на добровольную службу, я бы этого Кассандра, наверное, удавил. Но никто ничего не сказал, а потом усталость взяла своё, и мы уснули. И незабываемый день призыва незаметно для себя закончился.

Ян Каганов

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Александр ГУТИН | Наклейки

Недорого. С праздником. Всё на продажу

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *