Суббота , Август 24 2019
Home / Актуально / Мой Иерусалим

Мой Иерусалим

Признание в любви Городу

903194_583093558376213_1816262185_o

Александр ГУТИН
Фото: Михаель Неиман

Я тель-авивец. Более того, я убеждённый тель-авивец. Не представляю себя живущим в любом другом городе Израиля. Я знаю практически все его улочки и переулочки, и даже в тех районах Южного города, которые вызывают недоумение и даже брезгливость других людей, я вижу свою прелесть. Переубедить меня невозможно. Для меня Тель-Авив самый любимый и самый родной город на земле. Роднее и любимей даже того,в котором я родился.

Но Иерусалим для меня всегда занимал особое место. После того, как его криво, с брезгливой ухмылкой сноба, абсолютно по-делитантски показал на всю Россию в своей передаче малоуважаемый мною, самовлюблённый Владимир Познер, который даже в секс-шопе, мне кажется, выбирает куклу похожую на себя, потому что никого и ничто другое он любить не в состоянии, так вот….после это мне захотелось рассказать о своём Иерусалиме. Том впечатлении и том городе, которым он является для меня.

Что такое Иерусалим? Для туристов это экскурсии с гидом по строго определённым местам: Старый город, башня царя Давида, виа Долороса, Храм Гроба Господня,Стена Плача, многочисленные монастыри.

Я когда-то также бродил по улочкам Ниццы и Милана, Стокгольма и Генуи, заинтересованно слушая гида, делая фотографии и запоминая увиденное. Запоминая, но так и не сумев почувствовать, понять, слиться с этими местами. Потому что я турист. Всего лишь турист. Облико морале.
Я человек не религиозный. В Бога я не верю. И меня трудно растрогать тем, что здесь, по этим улицам ходил Христос, а здесь толпились пророки.

Но подъезжая к Иерусалиму со стороны Тель-Авива, уже у «Ганей Сахаров» я ощущаю некое странное чувство. Мне трудно его описать. Я понимаю, что тот разноцветный, никогда не засыпающий Тель-Авив закончился, а начался другой город, разительно отличающийся от него. Город, где бродят толпы ортодоксов, где наиболее, чем где-либо чувстуются политические разногласия, где снуют арабы, где всё пропитано религией, порою доходящей до фанатизма. Мне не хотелось бы жить в этом городе. Но…

Я прекрасно осознаю, что без этого города, без этого Иерусалима, не было бы и моего Тель-Авива, не было бы сотен других городов, не было бы самой страны Израиль, не было бы моего народа, не было бы и самого меня.

Этот город на протяжении веков объединял миллионы евреев, дарил им веру и мечту. «В следующем году в Иерусалиме»- желали евреи на протяжении веков друг другу в разных концах земного шара. Это был смысл существования, это было то, ради чего евреи гибли в погромах, ради чего восходили на эшафот, отказавшись взять другую веру, ради чего евреи горели в печах концлагерей.

Мне трудно объяснить это, если вы никогда не жили в Израиле, не видели Иерусалим с другой, не туристической стороны, если не видели стариков с татуировками на руках, которые они получили в Треблинке и Дахау. Их нахождение здесь, это победа над теми чертями, которые хотели изжарить их на сковороде.

Мой Иерусалим. Это мой Иерусалим. Здесь каждый камень в буквальном смысле полит слезами надежды и кровью тех, кто дрался за него. У евреев можно забрать многое. Можно ограбить и унизить. Можно забрать свободу и деньги. Можно убить в конце концов. Но нельзя забрать Иерусалим. Забирали много раз. Но Иерусалим в сердце никак забрать невозможно.

Да, мне трудно долго находиться в этом городе, жить бы я в нём не смог бы, наверное. На меня давила бы обстановка и ответственность. Но это Мой Иерусалим. Потому, что я еврей.

И это часть меня.

Простите за пафос и патетику, но я говорю искренне и то, что думаю.

Мы можем долго блуждать по свету. Любить свой родной город. Или город, который стал вам родным. Как мне Тель-Авив, например.

Но нельзя НИЧЕГО не чувствовать, когда ты приезжаешь в Иерусалим. А если ты ничего не чувствуешь, как Познер, то хотя бы не оскорбляй своим равнодушием тех, кто покоится под этими камнями. Или тех, кто может также, как я, сказать: «Это Мой Иерусалим».

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Рами КРУПНИК | Дискриминации нет?

Известный израильский адвокат — о воспалении дружбы народов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *