Home / Политика / Выбор Либермана

Выбор Либермана

В редакции «Новостей недели» состоялась встреча журналистов и редакторов издательского дома «Новости недели» с лидером партии «Наш дом Израиль» Авигдором Либерманом. Разговор, на наш взгляд, получился достаточно интересным, и мы решили предоставить нашему читателю краткий отчет о беседе, прошедшей в теплой и дружеской обстановке

liber1

Фото: Владимир Плетинский

Встречу открыл главный редактор ИД «Новости недели» Леонид Белоцерковский. Он напомнил, что стены нашей редакции видели почти всех политических лидеров как правого, так и левого лагеря, но все они обычно приходили к нам за пару месяцев, а порой и за пару дней до выборов, чтобы использовать русскоязычные СМИ в качестве рупора своих предвыборных идей и обещаний, большая часть которых забывалась уже на следующий после выборов день. Авигдор Либерман оказался, пожалуй, единственным политиком, решившим встретиться с русскоязычными журналистами на их территории в период, когда до выборов вроде еще далеко.

— Или все-таки уже близко, и мы должны воспринимать появление лидера НДИ в нашем офисе как прозрачный намек на такое развитие событий? — с иронией поинтересовался Леонид Белоцерковский.

— Я хотел бы начать с того, — ответил Авигдор Либерман, — что когда накануне последних выборов Центризбирком определял бюджеты на публикацию различных объявлений и информации о порядке выборов, правилах проведения голосования и т.п., единственной партией, которая потребовала, чтобы такие объявления публиковались не только на иврите, арабском и английском, но и на русском языке, была наша партия в лице ее представителя в Центризбиркоме Алекса Миллера. Ни одному представителю другой партии это даже не пришло в голову. Думаю, тот факт, что я пришел к вам в гости не до, а после выборов, тоже говорит сам за себя. Можно спорить о том, плохие мы или хорошие, насколько правильно или неправильно мы действуем, бесспорно одно: сегодня НДИ является единственной силой, которая представляет интересы огромной русскоязычной общины на политической арене. Другой партии, действующей в этом направлении, в стране нет. Судя по всему, это прекрасно понимают и в руководстве правящей партии «Ликуд», которое, по имеющейся у нас информации, намерено создать накануне будущих выборов «партию имени попа Гапона». Я не знаю, кто именно будет назначен руководителем этой партии, но цель данного шага очевидна: оттянуть на себя голоса русскоязычных избирателей, расколоть «русскую» улицу и таким образом ослабить НДИ. Хочу обратить также ваше внимание на то, что в пухлой папке документов под названием «Коалиционные соглашения» нет ни одной страницы — да что там страницы, ни одного пункта! — в котором говорилось бы о защите интересов русскоязычной общины и оказании поддержки ее дальнейшей интеграции в израильское общество, которая отнюдь не завершена. Ни одна из входящих в коалицию партий в ходе коалиционных переговоров не выдвинула ни одного связанного с этим требования, начисто забыв свои красивые предвыборные обещания. А вот я здесь, в этих стенах, безусловно, не случайно. Потому что судьба нашей партии самым тесным образом связана с судьбой русскоязычных СМИ, с судьбой нашей общины, и потому мы здесь будем появляться и до выборов, и после них, так как для нас крайне важно как мнение наших избирателей, так и выполнение данных им обещаний.

Возможно, нам надо было подхватить эту тему и поговорить именно о проблемах русскоязычной общины, но слишком уж тревожная ситуация складывается сегодня в стране, и потому Либерману был задан вопрос, не чувствует ли он личную ответственность за то, что события в Иерусалиме приняли такой оборот? Не преминули напомнить ему и о том, что в течение многих месяцев министерство внутренней безопасности возглавлял представитель НДИ Ицхак Ааронович, который явно мог, но ничего не сделал для того чтобы «зачистить» Восточный Иерусалим от террористов и подстрекателей к террору, и сегодня мы во многом пожинаем плоды его бездеятельности.

— Я не принимаю этих обвинений, так как, войдя в предыдущее правительство, мы пытались что-то изменить, но у нас не получилось, — парировал Либерман. — Наши разногласия с премьером по данному кругу вопросов начались не в период предвыборной кампании и не после выборов, а еще накануне проведения операции «Несокрушимый утес». Я тогда сказал ему, что если он выходит на войну против ХАМАСа, то ее надо будет вести до конца, до полного уничтожения этой организации, так как если он этого не сделает, мы неминуемо получим новую волну террора как в Восточном Иерусалиме, так и в Иудее и Шомроне и внутри Израиля. Следует понять, что террор никогда не возникает на пустом месте, у него есть три основных источника: идеологический, финансовый и оперативный (тот, кто стоит непосредственно за подготовкой и осуществлением терактов). Если вы не уничтожаете эти источники, террор будет продолжаться. То, что делает нынешнее правительство сегодня, это уничтожение и нейтрализация непосредственных исполнителей терактов, что никак не решает проблемы. Источники террора, его корни и ветви продолжают спокойно существовать и плодоносить. Ни у кого нет сомнений, что за последней волной террора стоит ХАМАС и его израильское отделение — Северное крыло «Исламского движения». Именно ХАМАС подготовил идеологическую базу для нынешней волны террора, начав подстрекательскую кампанию о якобы посягательстве евреев на мечеть Аль-Акса, именно через ХАМАС идет финансирование волны террора и ХАМАС его же направляет. Значительная часть тех, кто осуществляет нынешние теракты, так или иначе связаны с ХАМАСом. Но при этом мы видим, что лидеры ХАМАСа спокойно раздают интервью, выступают на митингах, восхваляют тех, кто убивает израильтян, открыто берут на себя ответственность за эти убийства и т.д., вновь и вновь подстрекая к террору. Они ничего не боятся, потому что, как уже писали некоторые СМИ, Нетаниягу заключил соглашение с ХАМАСом, пообещав им отказаться от практики точечных ликвидаций их лидеров в секторе Газы. И это только один пример неготовности нынешнего правительства искоренить террор. Все, чем они занимаются в этой области, рассчитано на достижение временного, очень короткого периода спокойствия и никак не учитывает перспективу — того, что после краткой передышки террор вспыхнет с новой силой. Скажу больше: мы выступаем и в качестве главного финансового спонсора террора, ежемесячно переводя Абу-Мазену сотни миллионов шекелей, из которых выплачивается «зарплата» палестинским заключенным и их семьям. Зарплата эта порой составляет 14 тысяч шекелей в месяц, в то время как учитель в ПА получает менее тысячи шекелей. Получается, что быть террористом чрезвычайно выгодно. Из наших же денег оплачивается работа палестинских СМИ, которые захлестывают ложь и подстрекательства, а по силе их ненависти к евреям меркнет даже немецкая пресса времен Геббельса. Я уже не говорю о том, что в наших больницах мы лечим за счет нашего налогоплательщика террористов, предоставляя им самое лучшее медицинское обслуживание…

— А у нас есть право отказаться их лечить? — прервал в этот момент лидера НДИ Леонид Белоцерковский.

— Разумеется. Ни один террорист не должен оставаться живым после теракта, — ответил Либерман.

— То есть и в тринадцатилетнего пацана, с вашей точки зрения, надо было стрелять на поражение? — спросил кто-то из журналистов.

— Стрелять надо в любого, кто взял орудие убийства и попытался использовать его против евреев. В этом смысле нам не нужно изобретать велосипед, нужно просто перенять американские правила открытия огня, установленные для полицейских. У меня по этому поводу есть, кстати, личный неприятный опыт. Я хорошо знаю, что это такое, когда тебя останавливает шериф, велит выйти из машины, положить руки на капот, а потом осторожно, без резких движений, левой рукой надо достать документы и положить их опять-таки на капот. И не дай Бог сделать это самое резкое движение — стрелять будут не в ноги, а в голову. Думаю, то, что хорошо для Америки, вполне может подойти и Израилю. Все эти террористы, идя на теракт, уверены, что им удастся выжить, а затем их канонизируют, они будут получать зарплату, пожизненно обеспечат их семьи, а потом их обменяют в ходе очередной сделки. Нам необходимо нанести удар по мотивации террора, ясно показать, что в живых никто из них не останется. Словом, я хочу сказать: для того чтобы борьба с террором была эффективной, ее нужно вести по системе, а не спорадически, занимаясь лишь мелкими сошками террора. И все наши предложения по данной теме прозвучали задолго до последних выборов, но были отвергнуты и главой правительства, и министрами от «Ликуда».

Автор этого отчета о встрече не удержался от замечания о том, что в последние месяцы многие сообщения пресс-службы партии «Наш дом Израиль» настолько перенасыщены обвинениями в адрес Биньямина Нетаниягу, что создается впечатление, что речь уже идет не о критике, а о критиканстве, за которым стоит сведение личных счетов между двумя лидерами, и это, на мой взгляд, наносит вред НДИ, роняет ее в глазах избирателей. В ответ Либерман заметил, что пресс-служба партии уже осознала эту проблему и постарается реже упоминать имя нынешнего премьера, делая акцент на ошибках правительства в целом.

— Однако я хочу отметить, что в наших атаках на нынешнего главу правительства нет ничего личного, речь идет о том, что он постоянно совершает шаги, с которыми мы не можем согласиться. Например, мы не могли поддержать его решение о выделении 900 млн. шекелей арабскому сектору через «Объединенный арабский список», что, по сути дела, привело к усилению этой крайне враждебной нам политической структуры. Те же деньги можно было влить в арабский сектор через его более умеренных политиков, например, через мэра Нацерета Али Салиха. Нас многое не устраивает в деятельности нынешнего руководства страны, и потому мы продолжим его критиковать. Вместе с тем мы поддерживали и будем поддерживать его извне тогда, когда считаем предпринимаемые им шаги верными, и уже не раз делали это. Но если вас интересует, есть ли шанс на наше присоединение к этому правительству, отвечу так: они почти нулевые. Нам надоело сидеть в правительстве и выдвигать инициативы, которые отвергаются, а затем задним числом выясняется, что мы были правы

— Но ведь в свое время вы были очень близки с Нетаниягу лично, и между вами не было никаких разногласий…

— Я познакомился с Нетаниягу в период так называемой «сделки Джибриля», в рамках которой в обмен на освобождение 8 пленных было выпущено 1150 арабов, в том числе 360 граждан других стран. Нетаниягу тогда написал Бегину гневное письмо, в котором убедительно объяснял, почему Израиль не должен идти на эту сделку. В итоге именно он спустя 30 с лишним лет пошел на куда худшую «сделку Гилада Шалита». Так что, как видите, все меняются и все меняется… Главное, меняются при этом настроения народа. Мы чувствуем, как день ото дня растет поддержка нашей партии, как готовность голосовать за нее выражают даже некоторые из тех, кто на прошлых выборах голосовал за МЕРЕЦ. Люди начинают осознавать, что так продолжаться дальше не может. Речи в Нью-Йорке и Вашингтоне — это хорошо, но стране нужен премьер, обладающий достаточной политической волей, чтобы изменить ситуацию в Иерусалиме.

Военный обозреватель «НН» Давид Шарп задал нашему гостю вопрос о том, что он думает по поводу действий российского руководства (со многими представителями которого Либерман знаком лично) в Сирии и чем эти действия могут обернуться для Израиля.

— Я считаю, что Россия ведет в Сирии свою игру, — последовал ответ. — Сейчас, помимо России, в Сирии действуют еще три основных игрока: коалиция под руководством США и Франция, которая, как вы обратили внимание, играет отдельно. Четвертый важный игрок — Турция. Сейчас США и Россия вроде бы близки к заключению некого договора о согласовании действий в Сирии, но игра России понятна: прежде всего ей важна полоска берега вдоль Тартуса, где сегодня располагается ее практически единственная воздушная и военно-морская база на Средиземном море. А выход в Средиземное море всегда считался одним из главных векторов российской политики со времен даже не отца российской дипломатии канцлера Горчакова, а Петра Первого. Поэтому для России не столь важно, что будет с Сирией в целом, ей важно сохранить эту Тартусскую полосу с живущим в ней алавитским анклавом. Для нас самым плохим в российском вмешательстве, во-первых, может быть то, что коалиция «Хизбаллы», Ирана и России снова возьмет контроль над всей Сирией и вернет Асада к власти, а во-вторых, утечка сверхточного российского оружия в руки «Хизбаллы». Вопрос в том, насколько осознают эти проблемы в нашем руководстве, и хватит ли у него политической воли для их решения. Нельзя просто сотрясать воздух угрозами и ничего не делать. За это приходится платить. Наша самая большая проблема заключается в том, что мы на протяжении многих лет угрожали нанести военный удар по Ирану, а в итоге так и не осуществили эту угрозу. Вдобавок попытка провалить сделку с Ираном на Капитолийском холме оказалась неудачной, и это нанесло нам огромный политический урон. Если раньше в Иране были уверены, что «сионисты» могут делать в Вашингтоне все, что они хотят, то теперь они знают, что это не так.

Уже под занавес беседы главный редактор ИД «Новости» Леонид Белоцерковский снова вернулся к социальной проблематике и задал вопрос о получении пенсий из стран СНГ.

— В свое время было с большим шумом сообщено о том, что вы подписали с Грищенко договор об украинских пенсиях, но никто этих пенсий до сих пор так и не увидел. Как, впрочем, и пенсий из Молдовы, Белоруссии, Казахстана и других бывших советских республик, которые, по сути, обворовали ваших избирателей, проработавших в этих странах большую часть жизни. Так есть шансы на эти пенсии или лучше просто прекратить эти «бубес майсес»?

— Нет никаких шансов. Об этом придется забыть, — ответил Либерман. — В то время, когда я вел переговоры с Януковичем и подписывал с Грищенко соглашение о выплате украинских пенсий, ситуация в Украине была совершенно другая. Сегодня украинское руководство по требованию Международного валютного фонда урезает пенсии собственных граждан. В Молдове, где пенсия составляет порядка 12 долларов, она выплачивается нерегулярно. В России, как вы знаете, тоже ситуация не из лучших. Поэтому я думаю, что вопрос о получении пенсий оттуда неактуален. Куда более актуален вопрос о получении достойных пенсий теми репатриантами, которые приехали в Израиль в 90-х годах, отработали здесь по 20 лет и больше, и в итоге остаются с пустыми руками. Мы были первыми, кто поднял эту проблему, а затем кто только не пытался «словить тремп» на ней в период предвыборной кампании, а уже после выборов на ней пытаются заработать очки русскоязычные депутаты от различных партий, в том числе и из партий бывшего и нынешнего министра финансов. Хотя зачем выкрикивать лозунги на всю страну, если можно прийти к лидеру своей партии и начать добиваться решения проблемы, если она тебя действительно волнует?! Хочу подчеркнуть: единственная реальная программа решения проблемы пенсий 90-х годов разработана нашей партией. Для ее разработки мы привлекли ведущих экономистов, специалистов минфина, «Битуах леуми» и т.д. Стоимость программы составляет 1,4 млрд. шекелей. Это большие деньги, но, вместе с тем, не такие уж большие в рамках нашего бюджета, в котором находятся миллиарды и сотни миллионов на другие цели. Убежден, что пока мы не войдем в правительство, этот вопрос останется нерешенным, так как никто другой решать его не готов. К сожалению, мы не получили нужного количества мандатов, так как часть наших избирателей решила проголосовать за «Ликуд». Думаю, это была ошибка, за которую мы платим нерешенностью проблемы. Ну и, само собой, удар по нам нанесло пресловутое «дело 212», возбужденное аккурат в преддверии предвыборной кампании.

— Вы говорите, что избиратель ошибся. Но, может, лучше задуматься, в чем ошиблись вы? Может, если бы в вашем списке было больше депутатов, действительно представляющих нашу общину, то и итоги выборов были бы другими? — спросил лидера НДИ один из журналистов «НН».

— Разумеется, мы тоже допускали ошибки. Как говорится, если ты не делаешь ошибок, то ты умер. Но вместе с тем я убежден, что список мы сформировали правильно. С самого начала мы позиционировали себя как «израильская партия с русским акцентом» и остаемся верны этому принципу. Трое из наших нынешних депутатов — русскоязычные, и трое — коренные израильтяне. Наши внутренние исследования показывают: избиратели считают этот принцип правильным и возражают против чисто «русского» списка.

Последний вопрос к Либерману был таким:

— Можно ли добиться того, чтобы в Израиле установилось длительное спокойствие и мы избавились от страха перед террором.

— Это можно сделать в течение года, если Авигдор Либерман будет назначен по меньшей мере министром обороны, — с улыбкой ответил глава НДИ.

— Это обещание?

— Нет, это твердое обязательство.

Записал Петр Люкимсон
«Новости недели»

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Профессиональный борцун

Узнаете эту дамочку с картинки? А ведь Вы ее знаете! Кто будучи в школе, а …

One comment

  1. Впервые слышу голос логики от Израильских политических «умов». Наверное этот Либерман из России. Ни один террорист не должен жить. Тогда не придется его лечить, содержать и обменивать.
    И какое имеет значение его возраст? Кому легче сдохнуть от молодого чем от старого?
    Думаю что рано или поздно Израильские политические «умы» включат логику и начнут жестко карать семьи этих «героев». Да, да, — отцов, матерей, братьев, сестер, жен и детей — не взирая на возраст!
    Не забудьте еще их «духовных наставников». Эти сволочи — главные подстрекатели, но всегда почему-то пользуются неприкосновенностью. А с какой стати?
    Гарантирую что за пару лет джихад внутри страны исчезнет. Родственнички станут доносить!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *