Home / Авторское / Дорога в гору

Дорога в гору

Философская лирика. Поэт Инна КОСТЯКОВСКАЯ

Фото: Ольга Широпаева

Ты только сей слова на поле фраз!
Не надо поливать слезами всходы!
Пусть степень нашей творческой свободы
оценит тот, кто будет после нас.
Пусть он прольёт невольную слезу,
пусть у него мороз идёт по коже…
А мы с небес тем, кто ещё внизу
помочь уже давно ничем не можем.

11864870_938339909537592_79725268442425849_o

***

МАКИ

Всё перепуталось, всё перепутано,
звуки и запахи, числа и знаки,
лишь вдоль дорог, что туманом укутаны,
спят до утра придорожные маки.
Мы превращаемся в ветер и дождь,
может, в прозрачные капли росы,
лишь неизменна волшебная дрожь
маков вдоль этой сплошной полосы…

***

Мне всё равно, что скажут обо мне
и что дорога рвётся там, где тонко!
Я радуюсь и солнцу и луне
с беспечностью наивного ребёнка.
Разбросаны по солнечным ветрам
мои стихи живут и умирают,
я двигаюсь своей дорогой в Храм,
где только рифмы точными бывают.
Ни посоха не надо, ни сумы,
пустых надежд и крыльев за спиною.
Живу, у неба песни взяв взаймы,
в дороге между солнцем и луною.

***

1553146_848700478501536_2606649635515640709_o

ДОРОГА В ГОРУ

Кого-то преследует тяжкий рок,
кого-то слава, кого-то пуля,
а иногда – простой плевок –
конечно, в спину, чтоб не вернули.
Гудят вечерние провода,
гудят листвою сухие кроны,
гудит серебряная вода
на дне фонтана, в хрустальном лоне.
Гудят слова, заменяя суть
и липнут к коже, как злые мухи.
Дорога в гору – опасный путь,
где камнепады, плевки и слухи…

***

Я выпадаю из пространства.
Я вне его и мне виднее,
как безнаказанное хамство
вмиг пожирает наше время.
Хрустят суставы под напором
его звериной страшной пасти,
характер, волю или норов
в тебе всегда не любят власти.
Что ж, мясорубка не нова
и существует вне отчизны.
И мелют, мелют жернова
людские жизни.

10454977_727304930641092_6671753309302893464_o

***

Жизнь как продавленный матрас.
Переверни и спи спокойно.
Теперь тебе не будет больно
от глупых и обидных фраз.
Переверни! Зачем терпеть
какие либо неудобства,
есть удивительное свойство –
не замечать тоску и смерть
духовную. Не много смысла
несут события и числа
и маски вместо умных лиц.
Геройство – участь единиц.
А мы с тобой другие, вроде.
В перелицованной свободе
так неуютно, душно, тесно
и даже жить неинтересно…

***

ПОСЛЕ НАС
«После нас, разумеется, не потоп»
Иосиф Бродский

После нас, разумеется, не потоп.
Не тот, который в библейском смысле.
Время, страшный земной циклоп,
вряд ли утонет в Волге иль Висле.
После нас, разумеется, не пустота.
Кто-то новый придёт
скоморошничать и скандалить.
Потому что роли клоуна и шута
развивают и укрепляют память.
После нас, разумеется, будет лёд.
Атлантический холод пустых глазниц.
Кто слезами растопит его – поймёт,
всё, что мы начертали во тьме страниц.

***

Все мы пришли из вечности,
в вечность с тобой уйдём,
жизнь в своей быстротечности
сравнима с весенним дождём.
Капли поймав губами,
жажду не утолишь.
Всё, что случится с нами —
дождь, что длиною в жизнь.

11216607_924714427566807_1531453673410263053_o

***

Судьба не кончилась вчера,
но не кончается усталость,
ах, боже мой, какая жалость,
что завтра уходить пора,
что всё, что кажется простым,
на самом деле слишком сложно:
и век окажется пустым
и шаг вперёд – неосторожным.
И оглянуться не посметь –
там память соляною глыбой,
там каждый свой оплакал выбор,
и перепутал жизнь и смерть.

***

Где он, маяк спасительный?
Весь век ты к нему плывёшь.
Кажется оскорбительной
любая, любая ложь,
Любые подделки качества
жгут сердце горячим свинцом.
Простите поэту чудачество,
дарованное Творцом!
Простите ему безумие
и веру в добро и чудо.
Чудак… Он ждёт полнолуния
и строчек из ниоткуда.

***

Мы живём с тобою, словно дети –
с широко раскрытыми глазами,
мир вокруг так безмятежно светел,
мир, что мы нарисовали сами.
Не грусти, когда уходит лето
и меняет краски небосвод!
Есть у нас особая планета
и особых слов круговорот.
Мы живём беспечно, словно дети,
розовым раскрашивая мир.
Нас давно, наверное, приметил,
тот, кто эти краски сотворил.

11822897_939531146085135_7690350555946897361_o

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Фима и «Железный купол»

Из цикла «Только в Израиле»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *