Вторник , Ноябрь 21 2017
Home / Еврейский мир / Персоналии / Два лика Нижней Галилеи

Два лика Нижней Галилеи

В биографии двух этих людей немало деталей, одновременно схожих и в то же время будто подчеркивающих разделяющую их пропасть

Бен Дункельман родился в канадском Торонто в семье еврейских эмигрантов из Польши. В 1931 году, став совершеннолетним, на год отправился в Палестину, где жил и работал в одном из киббуцев. Затем поступил на службу в британскую армию. В годы Второй мировой войны участвовал в высадке в Нормандии, в Хохвальдской кампании, в сражении при Кане, в Фалезской операции и битве при Шельде, дослужился с рядового до майора и получил британский орден «За выдающиеся заслуги».

Александр НЕПОМНЯЩИЙ
Фотоиллюстрация: Википедия

gal1В марте 1948 года он по поддельному паспорту проник в Палестину, обходя британский запрет на въезд туда еврейской молодежи, чтобы принять участие в первой войне еврейского государства за свою независимость. Сперва Дункельман был настороженно встречен молодыми местными командирами из «Пальмаха» и «Хаганы». Однако вскоре его военный талант был оценен по заслугам. Вначале его привлекли в качестве офицера планирования, но уже в июле, на третий месяц после приезда, предложили возглавить 7-ю танковую бригаду, понесшую до этого тяжелые потери под Латруном и фактически разгромленную. Дункельман реорганизовал часть и через 4 дня после своего назначения сделал ее ударной силой начинающейся операции в Нижней Галилее, которая получила имя «Декель» («Пальма»).

Фавзи аль-Каукджи был старше Дункельмана на 23 года. Он родился в ливанском Триполи. Успел окончить военную академию в Стамбуле и даже чуть-чуть повоевал против англичан в Первую мировую в окрестностях Мосула, однако вскоре дезертировал. Воевать у аль-Каукджи получалось как-то не слишком удачно. Зато удавалось сходиться с нужными и влиятельными людьми. Объявив себя арабским националистом, он поступил на службу к королю Сирии Фейсалу. Участвовал там в восстании против французов. А после его разгрома бежал в Ирак, став военным советником королей Саудовской Аравии и Ирака. Затем в 1936 году рванул с отрядом добровольцев в Палестину для участия в бунте против англичан и евреев, где вскоре опять был разбит и изгнан за Иордан. Но прежде успел провозгласить себя «главнокомандующим арабской революцией в Южной Сирии», а также рассориться с Хадж Амином Аль-Хусейни – иерусалимским муфтием и главой мятежа, подружившись с конкурирующим кланом Нашашиби.

В 1941 году аль-Каукджи принял участие в пронацистском перевороте Рашида аль-Гайлани в Ираке, но в очередной раз потерпел поражение и под предлогом ранения эвакуировался в Берлин. Там ему было спокойно и хорошо. Аль-Каукджи женился, подвизался на службу к нацистам в качестве вербовщика антибритански настроенных арабов. При этом продолжая конфликтовать с Аль-Хусейни, возглавлявшим исламские подразделения вермахта.

В 1947 году он был арестован советскими войсками, но быстро отпущен, после чего прибыл в Ливан и назначен Арабской лигой командовать «Арабской освободительной армией». Задачей стало уничтожение евреев в Палестине.

В марте 1948 года, как и Дункельман, но при этом совершенно открыто и прямо на глазах у британских солдат, аль-Каукджи со своими бойцами на 25 грузовиках переправился через Иордан по мосту Алленби. Всего Арабская лига мобилизовала в «освободительную армию» около 10 тысяч добровольцев, примерно 3 тысячи из них доехали до Палестины. Аль-Хусейни, отказавшийся признать командование аль-Каукджи, сформировал собственную «Армию Священной войны».

Провалив все попытки захватить хотя бы один еврейский населенный пункт, аль-Каукджи со своими отрядами промышлял засадами на галилейских дорогах. Вначале ему удалось перерезать сообщение между несколькими еврейскими поселениями, но по мере того, как израильтяне методично освобождали Галилею, территория, оставшаяся под его контролем, неумолимо сжималась вокруг Назарета. Этот город с 15-тысячным населением, состоявшим на две трети из христиан, являлся ключевым в нижней Галилее. Здесь аль-Каукджи и расположил свой штаб.

Тем временем Бен Дункельман терпеливо разъяснял своим коллегам-офицерам абсолютную несостоятельность их «блестящего» плана по захвату Назарета. Он был плодом незамысловатой фантазии: всеми силами вдарить по врагу с юга от Израиэльской долины, то есть фактически штурмовать с подножия вершину крутой и хорошо укрепленной горы.

Дункельман, имевший опыт в военном деле, считал план просто самоубийственным и предлагал пойти на хитрость. Вместо того чтобы атаковать Назарет в том месте, где этого ожидал отряд аль-Каукджи, зайти с тыла, со стороны гор на севере. Правда, для этого необходимо было сначала захватить крупный четырехтысячный город Шфарам, а затем провезти танки и бронемашины ночью по горной 20-километровой дороге. Зато с той стороны арабы никогда не стали бы ждать атаки. План Дункельмана поддержал командующий северным фронтом Моше Кармель, иначе чужаку-канадцу вряд ли бы удалось переубедить спаянных многолетней дружбой офицеров танковой бригады.

Хитроумный план Дункельмана включал в себя и привлечение на свою сторону друзов, проживавших в Шфараме вместе с мусульманами. Дункельман встретился со старейшинами друзов, просил о помощи и смог убедить. Друзы защищали один из подступов к Шфараму. Туда Дункельман отправил своих бойцов, предупредив, чтобы стреляли они только в воздух, как и друзы. Тем временем в качестве отвлекающего маневра Дункельман приказал начать артиллерийский обстрел арабских позиций.

По плану израильские бойцы должны были беспрепятственно пройти мимо друзов и ударить с тыла. Однако в последний момент всё чуть не сорвалось. Позже Дункельман подробно описал этот эпизод в своей автобиографической повести «Двойное подданство». Он заподозрил, что один из офицеров штаба – предатель, контактирующий с британцами из Трансиорданского легиона. Дункельман разоблачил изменника в последний момент, за десять минут до начала операции, обнаружив, что тот подменил приказы. Предатель направил огонь артиллерии на друзов, уверенных, что их не тронут, а израильских солдат, приготовившихся стрелять в воздух, отправил на арабские позиции.

К счастью, Дункельман успел вовремя послать новые верные приказы и провел операцию, как и замышлял. Шфарам был взят. А через два дня, 16 июля, израильтяне вошли в Назарет. Всю операцию, включающую взятие Шфарама, Назарета и еще двух деревень, Дункельман умудрился провести с минимальными потерями: одним убитым и тремя раненными. Назарет сдался практически без боя. Фавзи аль-Каукджи в очередной раз удрал.

Вечером того же дня Дункельман, ставший военным комендантом Назарета, принял капитуляцию Назарета, поданную мэром города, и обещал его жителям защиту и безопасность. Тут же после этого он получил приказ от своего начальника, командующего танковым батальоном Хаима Ласкова, чей отец был зверски убит в Хайфе арабскими погромщиками, изгнать всех жителей из Назарета.

Дункельман наотрез отказался выполнять такой приказ, указав, что это стало бы нарушением обещания, данного жителям города. И вскоре был смещен Моше Кармелем с должности коменданта Назарета, пробыв на этом посту фактически меньше 12 часов. Уходя, он заставил своего преемника Авраама Яффе дать слово не нарушать условий капитуляции. Тем временем Бен-Гурион, узнавший о ситуации, наложил вето на приказ об изгнании жителей. Так Назарет стал единственным городом в Галилее, жители которого остались в своих домах в ходе Войны за независимость, а заодно приняли мусульманских беженцев из соседних деревень.

За десять дней вся Нижняя Галилея от Хайфы до Кинерета перешла под израильский контроль. А в конце осени Дункельман и аль-Каукджи пересеклись снова, на этот раз в ходе операции «Хирам», закончившейся окончательным разгромом «Арабской освободительной армии».

После войны Бен-Гурион предлагал Дункельману возглавить бронетанковые войска еврейского государства. Но, похоже, Дункельману пришлась не по душе царившая в высшем военном эшелоне атмосфера. Он вернулся в Канаду вместе с Яэль, служившей в армии секретаршей. Дункельман познакомился с ней летом в ходе боевых действий, а к ноябрю они поставили хупу. Бенджамин Дункельман скончался в 1997 году в Торонто, оставив жену Яэль, четырех дочерей и двоих сыновей. За двадцать лет до этого Фавзи аль-Каукджи умер в родном Ливане.

Jewish.ru

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Испытание верностью

Майкл Рубенс Блумберг: миллиардер, политик, еврей, искренний друг Израиля

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *