Пятница , Декабрь 14 2018
Home / Авторское / И улица имени Хама имеет двустороннее движение

И улица имени Хама имеет двустороннее движение

Недавно меня попрекнули тем, что, описывая некорректное отношение «местных» к «русским», я упустил нашу ответную некорректность. Но этого у нас, как говорится, во-первых, нет, а, во-вторых, становится всё меньше и меньше. Но, чего греха таить, бывает. Один раз, много лет назад, и я попал под раздачу

8003881544_bac7e61ab5_z

Ян КАГАНОВ
Фотоиллюстрация: Mark Nye / Flickr

Вызвали меня на недельные танковые маневры в Цеэлим. Переть более четырёх часов на машине не хотелось, и я поехал поездом. Маневры оказались хорошие, ёмкие — последние пять дней мы не видели базы, последние два дня не спали, а в последний день уже и не ели (а чего морду баловать, в самом-то деле?). Короче, когда нас освободили, мне ничего так не хотелось, как отдалиться от Цеэлим на максимальное расстояние за минимальное время. Меня благородно подбросили к Беер-Шевскому вокзалу, и я радостно рванул на север.

Усталость и бессонница не способствуют ясному сознанию. Только этим можно объяснить тот простой факт, что меня не смущала ни несвежая одежда, ни щетина, ни общий немытый вид. «Домой, спать! Домой, спать! Домой, спать!» — бормотал я в такт поезду и не сразу услышал диалог сидящих напротив меня русскоязычных постбальзаковских женщин.

— Вот же ж хамло, никакой культуры!

— О чем ты говоришь? Они же из пещер вчера вылезли.

— Да они дважды два не могут в уме перемножить. Ну, посмотри хоть на этого черножопого!

Понятно, наши дамы занимаются сведением межрасовых счетов. Народная израильская забава. Как говорится, слушал бы и слушал, но меня в этот момент гораздо больше занимал разносчик бутербродов и питья, ибо поститься мне слегка поднадоело. Я схватил сразу два бутерброда, пол-литра «Кока-Колы» и не слишком деликатно в них вцепился. Дамы, тем временем, продолжали ни в чем себе не отказывать:

— А в каком виде они позволяют себе появляться на людях? Грязные, немытые, небритые!

— Вонючки! Просто вонючки!!! Погляди на эту, с позволения сказать, одежду.

— А посмотри, как он жрет. Как свинья! Словно неделю не ел! Господи, да какие они евреи? Ой, как он жрет! Аж давится!

До меня начало кое-что доходить. На всякий случай я обернулся, но сзади никто не сидел. Мне захорошело. Я доел, допил, построил в усталом уме фразу и обратился к соседкам:

— Не соблаговолят ли достопочтимые госпожи несколько приглушить райскую музыку своих несравненных голосов, дабы злокозненное черножопое могло немного подремать до приезда в свою пещеру?

Фразу «засим остаюсь вашим покорнейшим слугой» я произносил уже в их спины — дамы неслись в соседний вагон и, кажется, прошли сквозь закрытую дверь.

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Особенный город Тель-Авив

Как пройти на улицу Бен-Ами

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *