Вторник , Январь 23 2018
Home / Израиль / История / Вписанные кровью

Вписанные кровью

1 июня 2001 года случился один из самых страшных терактов в израильской истории. Террорист-смертник подорвался в толпе молодежи на входе в клуб-дискотеку «Дельфинариум» на набережной Тель-Авива. Среди погибших и пострадавших подавляющее большинство составили выходцы из стран бывшего Советского Союза. Как ни странно, но именно этот теракт окончательно вписал «русскую алию» в израильское общество.

640px-Dolphinarium_Massacre_memorial_in_Tel_Aviv

Григорий Желнин

Фото: Avi1111 / Википедия

Ночной шок

За четверть часа до полуночи томный первый июньский вечер на тель-авивской набережной разрушил мощный взрыв. Шахид из Калькилии привел в действие взрывное устройство, начиненное сотнями металлических шариков, гвоздей и шурупов, сеявших смерть и боль в радиусе до 300 метров. Погиб 21 человек, более 120 получили ранения, многие из них остались инвалидами на всю жизнь. А еще осталась неутихающая, безграничная скорбь – не только родных и близких погибших, но и всей страны. Со дня этой страшной трагедии, навсегда изменившей израильское общество и его отношение к репатриантам из стран СНГ, сегодня исполнилось 14 лет.

Теракт был тщательно спланирован, за ним стояли сразу несколько экстремистских группировок. Смертника Саида Хутари до места совершения теракта довез его односельчанин Махмуд Нади. Выйдя из машины, шахид сразу же направился к дискотеке, где в этот пятничный вечер у входа толпилась молодежь. В очереди перед постом охраны были в основном девчонки-школьницы, пришедшие потанцевать после выпускного вечера на недавно открывшуюся модную дискотеку. Они торопились быстрее попасть внутрь – ведь до полуночи девушек пускали бесплатно. Купив билет, Хутари попытался пройти в здание, но не внушил доверия фейс-контролю на входе, да и одет он был явно не по сезону. Обыскать подозрительного посетителя охрана не имела права, поэтому просто отказала ему в посещении дискотеки. И тогда шахид ввинтился в толпу и привел в действие взрывное устройство.

Уже через несколько минут к «Дельфинариуму» стали стекаться сотни услышавших взрыв людей. Искали друзей и близких, оказывали первую помощь раненым, которые лежали на асфальте рядом с погибшими. Девятнадцать человек погибло на месте, еще двое скончались позже в больницах. В основном это были русскоязычные в возрасте с 14 до 17 лет. По какой-то горькой иронии судьбы на 1 июня приходится Международный день защиты детей. «Я учила Илюшеньку любить всех, потому что все мы люди. Но выяснилось, что не все», – говорит Лариса Гутман, мать одного из погибших.

На следующий день, 2 июня, когда Израиль задыхался от горя, палестинцы шумно праздновали победу. В Газе и на Западном берегу жгли израильские флаги, пели песни и танцевали, детям раздавали конфеты, по улицам маршировали боевики экстремистских группировок, а по радио гремели бравурные марши вперемешку с бодрыми речами лидеров ФАТХ и ХАМАС. Гордый поступком сына житель Калькилии Хасан Хутари не успевал давать интервью всем желающим и принимать поздравления. «Единственное, о чем жалею, что у меня нет еще двадцати сыновей, которые бы пошли вслед за Саидом. С евреями нужно поступать только так», – говорил тогда журналистам отец террориста-смертника.

Возмездие

Пока мир сживался с мыслью, что в Израиле десятками убивают детей, а родственники жертв обвиняли в бездействии Ариэля Шарона, занимавшего в то время кресло премьер-министра, Армия обороны Израиля и спецслужбы планировали ответ. Через два месяца, 26 июля 2001 года в Калькилии были захвачены два боевика, причастные к подготовке теракта, а 31-го израильские ВВС нанесли ракетный удар по штабу ХАМАС в Шхеме, в результате чего были ликвидированы два главных организатора теракта. Осенью зачистки продолжились: 14 октября в Калькилии был ликвидирован еще один организатор теракта, а спустя неделю бульдозеры сровняли с землей дом террориста Хутари. На следующий день был уничтожен глава боевиков ХАМАС в Иудее и Самарии Махмуд Абу-Хануд, принимавший активное участие в подготовке взрыва на дискотеке. Спецоперации не прекращались в течение последующих двух лет, в результате большинство причастных к подготовке теракта в «Дельфинариуме» были арестованы или уничтожены.

Демонстрации солидарности с пострадавшими прошли во многих странах. Мир содрогнулся от ужаса, с благодушно настроенного к палестинским «борцам за свободу» международного сообщества слетели розовые очки, а с председателя ООП, нобелевского лауреата мира Ясира Арафата – овечья шкура. Изменению общественного мнения немало способствовал Йошка Фишер, возглавлявший тогда МИД Германии. Он в день теракта приехал в Израиль с официальным визитом. И, как и все, пережил шок. Совершая стандартную вечернюю пробежку по набережной, Фишер стал невольным свидетелем взрыва и его последствий.

Этот теракт был не первым и не последним среди десятков кровавых атак, совершенных против Израиля во время второй интифады в начале нулевых годов. Но во многом он стал поворотным, причем не для мировой политики – как только память о теракте стала стираться, позиции европейских политиков снова начали склоняться на сторону палестинцев. Он стал поворотным для самого Израиля, оказал серьезное влияние на израильское общество.

Окровавленная алия

Софа Ландвер, занимавшая в нулевые годы пост министра абсорбции, была уверена, что атака именно на «русскую» дискотеку была специально спланирована террористами, чтобы запугать и сорвать «русскую алию», остановить поток репатриантов.

Теракт в «Дельфинариуме», как бы дико это ни звучало, интегрировал ранее державшуюся особняком русскоязычную молодежь в израильское общество. Израильтяне увидели, что репатриирующиеся русскоязычные евреи погибают в этой бескомпромиссной борьбе так же массово, как и коренные жители страны.

И не то чтобы до «Дельфинариума» «русские» в Израиле были чужими – нет. В течение нескольких десятилетий выходцы из бывшего СССР, как и все остальные, жили, трудились, служили в армии и геройски воевали, когда было нужно. Дело совсем в другом. Сильные ментальные и культурные корни русскоязычных репатриантов, да и огромная в процентном соотношении с другими странами исхода численность нервировали израильтян. Русские книги, газеты, телеканалы, магазины, дискотеки… На рубеже XX и XXI веков всего этого стало в Израиле так много, что приезжающие из России туристы не чувствовали себя туристами. Это породило и растиражировало стереотип, что русскоязычные репатрианты якобы грозят израильской идентичности. Однако все эти «кухонные» распри мгновенно забылись после взрыва в «Дельфинариуме». Какие уж тут разногласия – гибнут наши, еврейские дети. И уже абсолютно не важно, какой язык для них был родным при жизни. Как сказала мать еще одного погибшего: «Для нас абсорбция закончена – мы с Израилем кровью повязаны. Куда мы теперь уедем?»

Jewish.ru

About Dmitry Khotckevich

Check Also

История Мэри-Энн Мэрфи – “живой бомбы”

В четверг 17 апреля 1986 году в международном аэропорту Хитроу в Лондоне заканчивалась регистрация пассажиров …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *