Суббота , Август 18 2018
Home / Израиль / История / Как сдавали Иерусалим англичанам

Как сдавали Иерусалим англичанам

История одной фотографии и белого флага

11

Евгения САПАЕВА

Во многих израильских городах есть улица Алленби. Английский генерал Эдмонд Алленби командовал британской армией при захвате Палестины во время Первой мировой войны. Он сумел переломить ход военных событий в Палестине, неудачно складывающихся для англичан на юге страны — захватил Бер-Шеву, Газу и двинулся в сторону Иерусалима. «Преподнеси мне Иерусалим до Рождества!» — сказал ему премьер-министр Британии Ллойд-Джордж и Алленби постарался. Приход англичан и их победа над турками виделась здесь многим как спасение, ведь Палестина постепенно за 400 лет правления ею Османской империей превратилась в нищую, забытую Б-м и властями провинцию. Особенно ждали этого жители Иерусалима. Как сказал тогда будущий президент Израиля Хаим Вейцман, узнав о сдаче Иерусалима англичанам: «Иерусалим не пал, Иерусалим возродился!»

В Иерусалиме именем генерала Алленби названа маленькая площадь недалеко от въезда в Иерусалим и в центре её — скромный памятник. Как свидетельствует надпись на английском языке, этот памятник стоит на месте сдачи города англичанам.

История сдачи города была курьёзной. Попыток сдать город было пять! Вот какую историю поведала Эдит, жена фотографа Хола Ларса Ларсона в своей книге об Американской колонии в Иерусалиме. Её муж был одним из участников следующих событий.

8 декабря 1917 года британская армия подошла к Иерусалиму и остановилась на короткую передышку. В самом Иерусалиме обстановка была очень тревожной, жители опасались решающего боя за Иерусалим между турками и англичанами. Но, ко всеобщему удивлению, турки решили сдать город без боя, только, как заявило турецкое командование, чтобы Святой город не пострадал. Турки и их союзники австрийцы и немцы начали покидать Иерусалим. Артиллерия, пешие солдаты, всадники двигались стройными рядами, но их потрепанный вид говорил о том, что они голодны, пали духом, да и что скрывать, терпят поражение.

На следующий день в гостинице Американской колонии в 4 часа утра появился губернатор Иерусалима Хусейн аль-Хусейни и сообщил, что турки покинули город и он идёт сдавать город англичанам. Он попросил фотографа Ларсона взять свой фотоаппарат. По дороге они заскочили в итальянскую больницу, сдернули с кровати белую простынь, которую привязали к деревянной ручке от метлы и так соорудили белый флаг. После, в сопровождении небольшой группы, они отправились на поиски англичан.

В 5 утра недалеко от Иерусалима губернатору аль-Хусейни повстречались два английских солдата. Это были два повара Черч и Мерджимент, которые ночью вышли на поиски воды и заблудились. Аль-Хусейни, не очень разбираясь в военных званиях англичан, хотел было сдать Иерусалим им, но солдаты не взяли на себя эту миссию и предпочли отправиться на поиски родной кухни.

Группа губернатора продолжила поиски и через время услышала команду «стой». На них, направив ружья, смотрели два сержанта Седжвик и Харкомб, которые вышли на разведку. Им то и решил аль-Хусейни передать город, но сержанты, хоть и сфотографировались со всеми, тоже отказались и попросили дождаться генерала (народная молва со временем объединила эти два случая и преписала сержантам должность поваров и поиск яиц для приготовления завтрака своему начальству. А может так и было, кто знает!).

Следующими, кто встретился с группой аль-Хусейни были два офицера-артиллериста Бэк и Бари, которые проводили небольшую разведку в окрестностях деревни Лифта возле Иерусалима. И они отказались принять город, но обещали сообщить своему начальству по телефону.

Дальше события разворачивались более обнадеживающе. Следующим повстречавшимся аль-Хусейни был колонель Бейли, командующий артиллерийской бригадой. Узнав, что дорога на Иерусалим открыта, он поскакал вперед и увидел небольшую группу с белым флагом. Кто-то из группы объяснил Бейли на французском, что губернатор Иерусалима хочет сдать ему город. «Вот сейчас это произойдет!» — подумал аль-Хусейни, но Бейли предпочел послать посыльного к генералу Шею, командующему 60 лондонской дивизией. Его сообщение имело следующее содержание: «Иерусалим сдался. Колонель Бейли находится рядом с губернатором города и ждёт кого-либо из генералов, который примет город». Тем временем Бейли, приказав своим солдатам продвигаться дальше, ускакал.

Следующим, пятым претендентом оказался бригадный генерал Вестон, командующий 180 бригадой. На этот раз аль-Хусейни решил, что церемония должна состояться. Он решительно двинулся навстречу Вестону и к его большому облегчению тот его выслушал и принял находящееся в распоряжении аль-Хусейни письмо турецкого командования о сдаче города. Вестон был простужен и спросил, где можно получить стакан горячего чая. Фотограф Ларсон, не раздумывая, отправил всех в больницу «Шаарей цедек». Там и «отметили» падение Иерусалима за чашкой чая и печеньем. После все разошлись по своим делам. Губернатор аль-Хусейни в поисках англичан в то холодное утро простудился и слёг и в скором времени умер от воспаления лёгких.

Думаете, что на этом все закончилось? Не совсем. Генерал Шей утверждал, что сдачей города считается момент, когда он 9 декабря в полдень публично зачитал заявление от имени генерала Алленби на ступеньках Башни Давида (Башня Давида находится в Старом городе в Иерусалиме и по сей день). Через два дня после описываемых событий, 11 декабря, генерал Алленби торжественно под звуки духового оркестра вошёл в Иерусалим. В сопровождении трёх генералов — американского, французского и итальянского — он, сойдя с коня, прошёл пешком через Яффские ворота Старого города и, поднявшись на ступеньки Башни Давида, обратился к жителям Иерусалима с заявлением. Так наступила новая эра в истории Иерусалима.

Помните фотографа Ларсона? А теперь, когда нам известно, как развивались события, обратимся к одной фотографии. Этот снимок Ларсона — единственное свидетельство пяти попыток сдать город. Фотография хранится в библиотеке Конгресса в Вашингтоне.

12

После чаепития в больнице «Шаарей цедек» с генералом Вестоном фотограф Ларсон отправился проявлять фотографии, которые сделал в тот день. Результат был прекрасным — один за другим появились два сержанта, два офицера, колонель Бейли и генерал Вестон, все рядом с губернатором аль-Хусейни и его группой на фоне белого флага. С проявленными фотографиями Ларсон обратился к генералу Шею, чтобы тот помог ему переслать их в Лондон. Посмотрев всё, генерал Шей приказал уничтожить и снимки, и негативы. «Всё это не считается сдачей Иерусалима, кроме официальной церемонии, когда я обратился к жителям от имени генерала Алленби!» — сказал он со злостью. Только сейчас он понял, что пока он пытался вытащить свою машину из грязи возле деревни Абу-Гош недалеко от Иерусалима, тот редкий момент, когда человек является участником поворотного момента в истории, прошёл мимо него. «Но ведь это — историческое событие, впервые Иерусалим был взят без единого выстрела и жаль, если не останется ни одного свидетельства!» — воскликнул Ларсон. Но генерал Шей был неумолим. Ларсон пытался оттянуть время, но генерал Шей настойчиво интересовался, а выполнил ли фотограф его приказ. Ларсон просил генерала обратиться к генералу Алленби, чтобы тот решил, как быть со снимками, но генерал Шей отказал ему и в этом. Однажды утром в гостинице Американской колонии появился молодой офицер и сказал Ларсону, что у него приказ и он не сдвинется с места, пока приказ не будет выполнен. Ларсону ничего не оставалось делать, как бросить в огонь снимки и негативы. Все, что у него осталось, это фотография с двумя сержантами Седжвиком и Харкомбом.
С белым флагом фотограф Ларсон был более осторожен. После чаепития в больнице генерал Вестон вернулся на место сдачи Иерусалима и подобрал белый флаг, брошенный между камней. Он попросил Ларсона оставить флаг у себя и никому ничего не говорить. До возвращения Вестона флаг хранился в спальне Ларсона. Вскоре в Иерусалим прибыл из Англии офицер, чтобы собрать свидетельства победы для Британского музея. Он пытался узнать у Ларсона что-нибудь о флаге, но Ларсон, наученный горьким опытом, молчал. Только когда вернулся генерал Вестон, Ларсон передал ему флаг. Тот, в свою очередь, передал флаг жене генерала Алленби, а она — в Британский музей. Историю с уничтожением снимков Вестон обещал сообщить правительству Британии.
Турки через неделю вернулись и попытались вернуть Иерусалим. Бои велись в окрестностях Иерусалима и не обошлось без потерь. Поэтому памятник на площади Алленби установлен также и в память павших в боях за Иерусалим английских солдат 60-й лондонской дивизии.
(библиография: Яаков Гросс «Иерусалим 1917/8, падение, чудо и спасение»,
ивр.חורבן, נס וגאולה» «ירושלים תרע»ח, 1917/8).

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Париж времен Моссада

Как израильские спецслужбы устраняли террористов во Франции

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *