Вторник , Октябрь 16 2018
Home / Израиль / История / Детская коляска

Детская коляска

В первых числах февраля 1944 года в порт Хайфы прибыл приписанный к Лиссабону трансатлантический лайнер «Ньясса» (Nyassa) и на его борту – 737 еврейских беженцев из Испании, Португалии и Испанского Марокко (Танжер).

Большей частью это были западноевропейские евреи, содержавшиеся до того в испанских лагерях для перемещенных лиц после бегства из нацистской Франции. Рейс был организован американским Джойнтом по соглашению с Франсиско Франко и с Британией, которая выписала иммиграционные сертификаты на всех его пассажиров; в октябре той же дорогой проследовало другое португальское судно («Guinea», отплывшая из Кадиса).

Алекс ТАРН
Фотоиллюстрация: Jussi | Flickr

Оба рейса, таким образом, были совершенно легальными – возможно, поэтому о них написано относительно мало. Израильская пальмахная историография предпочитает подробно описывать лишь подвиги и жертвы, которые связаны с тем, что у нас называется «хаапала» — нелегальная алия 1939-1948 годов. Причина проста: тогдашнее руководство Еврейского Агентства во главе с Бен-Гурионом придерживалось тактики принципиального отказа от сотрудничества с британцами в области иммиграционной политики, закрепленной в печально известной «Белой книге» 1939 года. Напомню, что установленная англичанами квота (75 тысяч иммигрантов в течение 5 лет) была довольно щедрой, ибо более чем в три раза превышала довоенные темпы алии (21 тыс. в 1934-1939 гг.), а уж в военное время, в условиях крайне опасного судоходства, выглядела и вовсе оторванной от реальности.

В принципе, можно понять благие намерения Бен-Гуриона – он использовал проблему иммиграции в качестве инструмента для достижения главной цели – создания еврейского государства. Хотя, вряд ли в итоге сработал именно этот рычаг давления (или любой другой, зависевший непосредственно от евреев, типа вооруженной борьбы Эцеля и Лехи). Вернее будет сказать, что заинтересованность Британской империи в Эрец Исраэль, которая изначально диктовалась лишь необходимостью контролировать Суэцкий канал, то есть морскую дорогу в Индию, начисто пропала после потери последней в 1947 году. Британцы ушли отсюда главным образом из-за этого. Поэтому, невозможно отделаться от мысли, что тактика МАПАЙ и Бен-Гуриона создавала серьезные и неоправданные дополнительные трудности в и без того нелегком деле спасения европейских евреев. Сомнительно полезная в стратегическом отношении, она несомненно была преступной в чисто моральном плане. Но когда истинных социалистов останавливали соображения морали?
Как бы то ни было, прибытие океанского лайнера с евреями, чудом спасшимися из огненной европейской топки, стало большим событием для ишува. Газеты напечатали пространные репортажи, а корреспондент из «Гаарец» в числе прочих берущих за душу моментов упомянул детскую коляску, которая была привязана среди другого багажа к крыше одного из автобусов, увозивших репатриантов из Хайфского порта к новой жизни в сионистском отечестве. Под впечатлением этой статьи Натан Альтерман и написал стихотворение, которое было опубликовано в «Седьмой колонке» газеты «Давар» от 4 февраля 1944 года.

Детская коляска
(из «Седьмой колонки» Натана Альтермана, 4.2.1944)
Их прославят в стихах и учёных трудах,
Снимут фильмы, и школьник заучит урок
Об узлах, чемоданах, вагонах, судах,
О ночевках в кюветах военных дорог.
Вот и беженец этот, как частный пример,
Мог бы вам рассказать о подобных вещах,
Если б он говорить хоть немного умел,
Если б соска ему не мешала вещать.
Но и он, и сестрёнка, и брат-грамотей
Твёрдо знают и помнят: задача трудна –
В этой детской коляске, меж бомб и смертей
Пересечь континент, где пылает война.
В этом транспортном средстве колёса без шин,
В нём не крутится вал, и мотор не ревёт.
Но коляску мощней самых мощных машин,
Материнские руки толкают вперёд.
Этот двигатель вечен, его не страшит
Ни ограда, ни яма, ни дикий репей,
Ни сырая долина, ни пики вершин
Пиренейских, альпийских, карпатских цепей.
Он стремится к спасенью сквозь пушечный гром,
Он не ждёт от комиссий принятия мер,
Перед этой коляской склонятся потом
Генерал и министр, король и премьер.
Эти детские танки, прошедшие ад,
Безопасным границам безмолвный укор…
Да хранит вас Господь от угроз и утрат,
От чиновничьих дрязг и разбойничьих нор!
Вас поставят в музеях средь старых картин
И придут экскурсанты нестройной гурьбой
Подивиться на танк, что остался один,
Но не сдался, а принял и выиграл бой.
(пер. с иврита Алекса Тарна)

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Париж времен Моссада

Как израильские спецслужбы устраняли террористов во Франции

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *