Суббота , Октябрь 20 2018
Home / Израиль / История / Лорд Пиль и магнитофон сионистов

Лорд Пиль и магнитофон сионистов

Из цикла «Легендарная реальность Израиля»

Александр НЕПОМНЯЩИЙ
Фото: Библиотека Конгресса США

В январе 1937 года в центральном зале роскошной иерусалимской гостиницы «Палас» проходили заседания британской королевской комиссии под руководством лорда Уильяма Роберта Пиля, бывшего госсекретаря Великобритании по делам Индии. В Палестину лорда Пиля прислали разобраться в продолжавшихся уже почти год арабских беспорядках.

Предводители бунта с весны 1936 года добивались прекращения еврейской эмиграции в Палестину и запрета на продажу евреям земли. Подстрекал и организовывал их верховный иерусалимский муфтий Амин Аль-Хусейни, который, по-видимому, получал финансовую поддержку от германских нацистов. Свои требования зачинщики беспорядков подкрепляли террором и убийствами евреев и англичан, но в первую очередь тех арабов, которые не хотели подчиняться бандитским главарям и участвовать в погромах.

Комиссия Пиля заслушивала свидетельства британских колониальных чиновников и арабских представителей. Заседания проходили за закрытыми дверями. Главы ишува, понимавшие, насколько важно им быть в курсе того, что обсуждала комиссия, обратились за помощью к инженеру Баруху Катинке, одному из совладельцев строительной компании, занимавшейся возведением гостиницы.

Дерзкий план, предложенный Катинкой, включал в себя применение удивительного прибора для магнитной записи звука, разработанного немецкой компанией AEG и всего за год до того продемонстрированного восхищенной публике на радиовыставке в Берлине. Чудесный прибор использовал специальную пленку, которую изготавливал немецкий концерн BASF, и назывался «Magnetophon-K1″ (это название стало впоследствии нарицательным во многих языках мира).

Пленочный магнитофон смогли спрятать недалеко от главного зала, где проходила большая часть заседаний. Однако микрофоны необходимо было установить как можно ближе к источникам звука. По просьбе Катинки инженер, отвечавший за электрическое оборудование гостиницы, «организовал» короткое замыкание, в результате которого свет в зале погас. Вызванный для устранения «поломки» специалист вмонтировал микрофоны в большую люстру, висевшую прямо над столом, за которым сидели члены комиссии. Таким образом, содержание всех заседаний каждый день передавалось еврейским лидерам, внимательно следившим за ходом процесса.

Узнав из записей, что арабские свидетели оправдывают беспорядки якобы потворством британских властей сионистам, руководители ишува решили подготовить убедительную речь, доказывающую историческую связь еврейского народа с Эрец-Исраэль.

7 января пришла очередь выступать на заседании одному из представителей еврейского населения Палестины. Невысокий коренастый человек лет пятидесяти с уверенным и твердым взглядом стоял перед лордом и остальными членами комиссии.

— Откуда вы родом? — обратился к нему лорд Пиль.

— Из Плонска, — отвечал человек.

— И где же этот Плонск?

— В Польше.

— Надо же, как любопытно, — усмехнулся лорд. — Разве это не примечательно, что все арабы, свидетельствовавшие до вас, родились здесь, в этой стране, а вы — нет? На чем же в таком случае основываются ваши права на эту землю? У вас есть хоть какие-нибудь документы? Требование лишить жителей их права на дом должно иметь под собой веские основания, не так ли?

Человек, стоявший перед ним, замешкался, словно задумавшись над ответом. Мысленно в очередной раз поблагодарив Катинку за то, что содержание предыдущих заседаний было ему заранее известно, он указал на лежавшую на столе Библию. Взяв ее в руки, человек обратился к лорду Пилю с заготовленной речью.

«Наше право на Землю Израиля основано не на законах мандата и проистекает не из Декларации Бальфура. Оно намного древнее. Танах — вот наш мандат! Наше историческое право существует с тех пор, как сложился еврейский народ… Наше право — возродить свой национальный дом, построить снова то, что было нашим на протяжении всей истории еврейского народа…

Эрец-Исраэль — это единственная страна в мире, которую евреи — как нация, а не как отдельные личности — могут считать своей землей, своей исторической родиной. И нет другого народа в мире — народа, а не просто жителей, — который видел бы в этой стране свою единственную родину…

У всех без исключения жителей этой земли равные права — не только как у граждан, но и как у тех, кто населяет ее… Но наше право на Эрец-Исраэль — это право потомков Израиля, и неважно, живем ли мы здесь уже или еще нет. Для нас эта страна — единственная родина. Вот наше право на эту землю».

Лорд Пиль сосредоточенно слушал оратора. Его аргументы не были оригинальны, но именно благодаря этому выступлению стали особенно широко известны. И, возможно, даже легли впоследствии в основу первых параграфов Декларации независимости Израиля. Неизвестно, какое впечатление произвела на лорда Пиля эта вдохновенная речь, но в итоговом рапорте комиссии появилась фраза о «желании евреев показать то, чего они могут достичь, возрождая страну, где зародился их народ».

Через неделю комиссия оставила Палестину и вернулась в Лондон, чтобы опубликовать свои рекомендации. Лишь в начале лета стало известно, что британцы предложили вновь разделить между евреями и арабами Палестину, которую министр иностранных дел Бальфур прежде обещал целиком отдать евреям для создания их национального очага и от которой в 1920-е годы уже было отсечено в пользу арабов все Заиорданье.

На этот раз евреям доставался лишь небольшой кусок земли на побережье Средиземного моря и часть Галилеи, с Тель-Авивом, но без Яффо. Иерусалим, Вифлеем, Назарет, Яффо, Лод, Рамле, Хайфа, Акко, Цфат и Тверия оставались под британским контролем. Остальное получали арабы. Крошечная еврейская страна также обязывалась финансово содержать соседнее арабское государство.

Однако и это предложение было с возмущением отвергнуто арабскими лидерами, посчитавшими его слишком щедрым по отношению к евреям. Беспорядки и убийства продолжились. Через два месяца лорд Пиль скончался от подагры, так и не узнав, чем закончилось противостояние в Палестине. Не узнал он и того, что Давид Бен-Гурион, стоявший перед ним на заседании комиссии в гостинице «Палас» с Библией в руках, через одиннадцать лет возглавил первое правительство возрожденного еврейского государства.

jewish.ru

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Париж времен Моссада

Как израильские спецслужбы устраняли террористов во Франции

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *