Вторник , 13 апреля 2021

Красненькие и мокрые

Поучительная история одной десятки

Александр ГУТИН
Фото: bob howl | Flickr

Однажды я чуть не разбогател. Причем чуть не разбогател баснословно. Было это давно. Потому что тогда казначейский билет в размере красненьких десяти рублей был для третьеклассника баснословной суммой. С ней бы третьеклассник легко бы попал в список «Форбс» для третьеклассников.

Это почти 167 упаковок витаминок С, это 100 порций мороженого «Сливочное», это 334 стакана газированной воды с сиропом, это 45 с половиной пирожных «корзиночка» и вообще очень, очень много денег.

Было это так. Я с одноклассником Игорем шёл домой. Был апрель. Поэтому на улицах было много луж. Вернее, на улице ничего другого и не было. Мы просто шли по лужам. Третьеклассникам обычно нравится идти по лужам.

И вот в одной, самой глубокой луже, мы практически одновременно увидели десять рублей. Они лежали в луже. Десять рублей. Красненькие и мокрые.

— Десять рублей! — закричал я и рванулся к купюре.

— Десять рублей! — закричал Игорь и тоже рванулся к ней.

В итоге мы стояли оба по колено в луже и держали эту десятку. Он держал и я держал. Как-то так получилось.

— Десять рублей, — сказал Игорь

— Да, десять, — подтвердил я.

— Это же десять рублей! — не унимался тот.

— Я в курсе, — ответил я. — Это очень хорошо, выдыхай. Предлагаю разменять по пятерке каждому. Ну, раз уж мы одновременно ее нашли.

— Нет, мне кажется, я увидел ее раньше, — отреагировал Игорь.

— Ну, это тебе так кажется, — сказал я. — Я даже закричал «Десять рублей!!» первым.

— Закричал ты первый, но увидел-то первым я.

— Понятно, — сказал я. — Значит, делиться поровну ты не хочешь?

— Ну, зачем ее вообще делить? Надо, чтобы честно было. Кто увидел первый, того и десятка.

— А по таблу тебе не дать? — спросил я. — Вот кто первый в табло даст, того и десятка, согласен?

Игорь внимательно посмотрел на меня. Шансов у него было немного. Щупленький, очкастый, сидит на первой парте. А я уже имел несколько приводов к директору школы за мелкую хулиганку. И много двоек по поведению.

— Не надо в табло, — сказал Игорь. — Просто я думал, ты меня поймешь….У меня бабушка больная, папа вечно в командировках, мама получает совсем крохи… А сестрёнка маленькая совсем. Я ведь не себе хотел десятку эту, я в семью. Бабушке лекарства купить, сестрёнке конфет, хоть чем-то порадовать.

Мне стало стыдно. У меня не было больной бабушки и папы в командировках. Сколько получала мама, я не знал, но мне казалось, что конфеты у нас дома водились.

— Ладно, забирай, — сказал я.

Дома я рассказал папе про то, как помог семье Игоря.

— Постой, — сказал папа. — Это какой Игорь? Петров что ли?

— Ну, да, — ответил я.

— Понятно, сынок. Трудно тебе будет в жизни.

— Почему это?

— Потому что папа Игоря Петрова директор овощебазы. А бабушка, ну, та, которая болеет вроде, директор гастронома.

Игоря на следующий день я побил, конечно. Но деньги забирать назад не стал. Пусть себе жрёт конфеты, морда очкастая.

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Миша ЛЕВИН | Инвалиды совести

Не стоит верить самоуверенным идиотам, видящим везде только дерьмо

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *