Воскресенье , Май 26 2019
Home / Израиль / Как Свердлов с Хазановым создавали Израиль

Как Свердлов с Хазановым создавали Израиль

Израильскому городу Гедера, возникшему благодаря еврейскому пионерскому движению БИЛУ — 130 лет

Реувен БЕСИЦКИЙ, Гедера

Билуйцы в палестинской колонии Гедере (из «Луаха» И. Лурье, 1905 г.). Фото: Wikipedia

15 декабря 2014 г. жители гедерского дома, в котором проживают пожилые люди из бывшего СССР, собрались на торжественное собрание, посвящённое этой дате. Они отдали дань уважения, любви и восхищения подвигу первых поселенцев, ступивших 15 декабря 1884 г. на пустынную землю будущего города Гедера.

Нельзя не восхищаться идейным порывом 20-летних еврейских юношей из состоятельных семей, не имевших никакого понятия о земледелии, – возродить землю своими руками, на своей исторической Родине, и своим примером проложить дорогу всем евреям в Эрец Исраэль. О них и пойдет речь в этой публикации.

* * *

Бомба народовольцев, убившая царя-освободителя — Александра II, в первый день весны 1881 г., была задумана как сигнал для начала восстания. Этот террористический акт вызвал смятение и напряженное состояние общества в ожидании широких свобод и конституции. Но реакция была совсем другой: провокационные статьи в реакционной прессе, обвинявших евреев в убийстве, направили «взрывную волну» на евреев Юга России: жестокие погромы сопровождавшиеся грабежами, насилием и убийствами.

И тогда встал вопрос для евреев: что делать? И тут же начались споры о путях-дорогах: «на берега Миссисипи или на берега Иордана». С 1881 г. и до 1913 г. из России выехало более 2 миллионов человек; 1,5 миллиона обосновались в США и внесли большой вклад в развитие экономики, науки, искусства и технологии. С 1882 г. по 1903 г. на Землю предков переселилось 25 тыс. человек, т.е. это был маленький ручеёк из реки эмигрантов из России.

Многие интеллигентные молодые люди, которые, до событий 1881 г., выступавшие за культурную автономию евреев в диаспоре, за ассимиляцию, повернулись лицом к сионизму. Большое влияние на них оказали работы Переца Смоленскиса, Л.С.Пинскера и М.Л.Лилиенблюма, призывавших к возрождению земли предков: заселить Родину евреев, создать сёла и города, и в первую очередь — вернуть евреев к земледелию. В 1884 г. Л.Пинскер провозглашал, что только труд на земле поможет возродить еврейский народ в Эрец-Исраэль, а это уже первый шаг к возрождению государства. Эти идеи дали толчок созданию нескольких палестинофильских организаций в России: Ховевей Цион (друзья Сиона), Бней-Моше (Сыны Моше), Билу и др., призывавших к переселению в Эрец Исраэль. У некоторой части молодёжи идеи национального возрождения были тесно связаны с идеями социализма рождённого на почве русского народничества, которые до этого свято верили, что в России они смогут стать равноправными гражданами.

Вот как пишет о своём душевном состоянии в феврале 1882 г. будущий билуец Ефим (Хаим) Хисин в своей книге «Дневник билуйца», которая читается на одном дыхании, как захватывающий роман:

«До сих пор мне не было никакого дела до моего происхождения; я чувствовал себя преданным сыном России, которою я жил и дышал. Каждое открытие русского учёного, каждое выдающееся литературное произведение, каждый успех России как державы — наполняли гордостью мое сердце; я намеревался посвятить свои силы служению отечественных интересов и честно исполнять все обязанности доброго гражданина… И вдруг нам указывают на дверь и откровенно заявляют, что «западная граница открыта для нас». Тяжелые чувства испытывает Хаим, пытаясь понять, кто он на самом деле, не обманывая себя. И после долгих раздумий, прощаясь со своей мечтой заняться научной деятельностью, Хисин решает присоединиться к тем молодым сионистам, решившим возродить древнее занятие иудеев в Эрец Исраэль. Вспоминая эти дни тревог и сомнений, наш герой пишет: «Всё время во мне происходила сильная борьба, я был как в жару, пока не решился. Но теперь я спокоен, я знаю — чего хочу». Два его соратника М.Минц и Я.Берлявский в это время писали: «Мы дети того Израиля, который в последнее время стал видеть единственное своё спасение от окончательной гибели — в эмиграции, и который после долгих колебаний остановился на колонизации Палестины, где он занимаясь земледелием и вообще производительным трудом, мог бы нравственно и материально окрепнуть и экономически возродиться».

* * *

21 января 1882 г. в Харькове группой молодых интеллигентов (преимущественно студентов), был организован палестинофильский кружок под названием Билу — начальные буквы слов библейского стиха «Бет Я’аков леху ве-нелха» («Дом Иакова! Вставайте и пойдем!», Исайя, 2:5) задавшихся целью основать в Палестине образцовую земледельческую колонию и тем способствовать идее колонизации Палестины. В своей Декларации о целях движения эти молодые идеалисты провозглашали: «Израиль на своей земле, на земле предков, станет новым, социально справедливым обществом, ибо в этом заключается смысл возвращения народа в Эрец-Исраэль».

Во главе этой небольшой организации стоял студент первокурсник Харьковского университета — Исраэль Белкинд. Для привлечения новых последователей сионизма 20 посланников кружка разъехались по городам и весям России. И в результате этого вояжа организация расширилась до 525 человек, но возглавляли организацию — харьковчане. Для решения насущных вопросов организации было создано Центральное бюро, и оно приняло решение, что ближайшей целью организации (партии) является эмиграция в Палестину трёхсот человек для создания образцовой колонии и тем самым подвигнуть «Дом Яакова» возвратиться на Святую землю.

Эти молодые ребята — интеллигенты, не имевшие понятия о земледелии, были захвачены идеей возрождения еврейского присутствия на земле праотцев и были уверены, что они своим примером покажут дорогу их последователям. Хотя некоторые харьковские евреи воспринимали этих зелёных юнцов как безумцев. Денег у организации не было, но многие общественные организации и частные лица, с сочувствием относившиеся к билуйцам, обещали материальную помощь. Для оперативной помощи переселенцам ЦБ (Центральное бюро) сначала переехало из Харькова в Одессу, а затем создало своё отделение в Константинополе. Члены ЦБ поддерживали связь с известными филантропами: сэром Лоуренсом Олифантом, у которого был проект создания еврейской автономии, в составе Порты, на востоке от реки Иордан, Мозесом Монтефиоре, доктором Адлером и представителями еврейской общины города Яффо, обещавших им оказывать помощь.

Члены ЦБ, находившиеся в Константинополе во главе с Я.Берлявским, вели переговоры с сэром Олифантом, который обещал им ходатайствовать перед правительством Порты о переселении 300 человек в Палестину. Но обстоятельства сложились таким образом, что англичане не смогли ничем помочь. Тогда члены ЦБ обратились к военному министру — Осману Паше — известному защитнику Плевны, который находясь в плену — жил в Харькове. Он сочувствовал идее харьковчан и обещал содействие, но обещания так и остались обещаниями.

В этой ситуации ЦБ понимало, что переселение трехсот человек в Палестину, без разрешения правительства Порты, было невозможным. И тогда ЦБ приняло решение отправить в Яффо, небольшую группу билуйцев на их менее чем скромные средства. В июне 1882 г. правителем Порты был принят закон, запрещавший поселение в стране — евреев — выходцев из Восточной Европы и поэтому создание постоянных поселений, приобретение земли, строительство новых зданий было связано с огромными трудностями.

На встрече билуйцев Гедеры и Ришон ле Циона в 1922 г. Стоят, справа-налево: д-р Хаим Хисин, Дов Лейбович, Юваль Друбин, Биньямин Фукс, Шимшон Белкинд, Яков Горовиц, Менаше Меерович. Сидят, справа-налево: Яков Хазанов, Фаня Файнберг, Иегуда Цалалихин, Хася Цалалихин, Элиягу Свердлов
На встрече билуйцев Гедеры и Ришон ле Циона в 1922 г. Стоят, справа-налево: д-р Хаим Хисин, Дов Лейбович, Юваль Друбин, Биньямин Фукс, Шимшон Белкинд, Яков Горовиц, Менаше Меерович. Сидят, справа-налево: Яков Хазанов, Фаня Файнберг, Иегуда Цалалихин, Хася Цалалихин, Элиягу Свердлов

* * *

24 июня 1882 г. в Яффо прибыла группа молодых людей в количестве 14 человек во главе с И.Белкиндом. Вид города с моря был очень красив. Гавани не было, была лишь небольшая пристань для лодок и пароходы останавливались вдалеке от этой пристани. Наших путешественников оглушил тот шум и гвалт восточного базара, который царил на берегу и на корабле: лодочники не давали прохода пассажирам, предлагая свои услуги по перевозке на берег, а об оплате и говорить нечего — сдирали «три шкуры». А добраться хотели все и после недолгого торга вступают в опасное действо лодочники-арабы, которые при большой качке бросали людей с палубы в руки своих подельников, находившихся в лодке. Причем, ещё не всех брали в лодку, а требовали предъявить «тешкере» (разрешение для проезда по турецким провинциям). Но даже при наличии этих разрешений у наших героев, произошла заминка: турецкие чиновники, которые брали бакшиш без всякого стеснения, их не пустили в город и отправили обратно на корабль до получения разрешения от более высокого начальника из Иерусалима. Турецкие чиновники по разным причинам отказывали многим евреям в приёме на Святой земле: проклятья, мольба, слёзы и ругань сливались в один невообразимый крик.

К 1881 году еврейское население Палестины, жившее в городах, насчитывало около двадцати пяти тысяч человек. Это были бедные ремесленники, мелкие торговцы, ортодоксальные евреи, которые приезжали, чтобы молиться и умереть на Святой Земле. Почти все существовали за счет «халуки» — пожертвований из-за границы: на деньги благотворительных фондов и меценатов.

Сразу по приезду, для того чтобы не умереть с голода, и научиться азам земледелия, 14 молодых ребят начали работать в земледельческой школе Микве-Исраэль, («Надежда Израиля»), которая стала началом колонизации Эрец Исраэль. Ферму эту, по поручению Всемирного еврейского союза, (Alliance Israelite Universelle) или просто «Альянс» основал К.Неттер в 1870 г. неподалеку от города Яффо. Первому премьер-министру Израиля Давиду Бен-Гуриону принадлежит известное высказывание: «Основание государства стало возможным благодаря «Микве Исраэль». Если бы не она, государство вряд ли было бы создано. Всё началось с нее — нам оставалось лишь завершить в политическом и национальном аспектах начатое основателями «Микве Исраэль» дело». Несомненно, что эти слова безоговорочно относятся и к первым поселенцам, приехавшим возрождать Землю предков.

9 августа прибыла вторая группа билуйцев из Москвы в составе 6 человек, в которую входили Хаим Хисин и его будущая жена Фаня Фризер, все они тоже начали работать в Микве-Исраэль. Впоследствии Хаим стал известным сионистским и общественным деятелем, в 1905 г. он окончил медицинский факультет Бернского университета и стал работать врачом в Эрец Исраэль, а в 1909 г. стал одним из основателей пригорода Яффо Ахузат-Байт — из которого вырос Тель-Авив.

Билуйцы жили коммуной, 18 юношей каждое утро в 5 часов отправлялись в школу на работу, а две девушки, — Фаня Фризер и Двора Сирота, оставались дома для ведения хозяйства. Мало сказать, что это была очень тяжелая работа для людей, не имевших понятия и навыков в земледелии, можно сказать — это была ежедневная изнуряющая, адская работа: приходилось поднимать, твердую как камень, почву, об которую отскакивали и ломались мотыги. Вначале руководитель школы Гирш сомневался в их работоспособности, считая, что это просто блажь русских интеллигентов, и они, познакомившись поближе с «прелестями» земледелия в Эрец Исраэль оставят в покое свою романтическую мечту и уберутся восвояси. Но не тут-то было: билуйцы оказались твёрдым орешком, и через некоторое время мнение о них изменилось: билуйцы не только не уступали арабам, но работали более добросовестно. Эти молодые люди приехали в страну предков не для лёгкой наживы, а по зову сердца — возродить Эрец Исраэль.

Вот как вспоминает об этом времени Хаим Хисин:

«Яффа, 21 августа 1882 г. Уже 10 дней я не писал (он вёл дневник). Нет никакой физической возможности, на руках пузыри, кровяные подтеки, не могу разжать пальцев. Спину так ломит, устал страшно и, придя с работы, рад скорее поужинать да спать завалиться. Впрочем, это, вероятно, от непривычки. 12-го впервые я пошел на работу. Мы встали в 5 час. с восходом солнца, ибо в 6 ч. уже начинается работа. Чаю мы утром не пьем. Убрав постель и захвативши под мышку по хлебу фунта в 1,5, мы отправились. Минут через 20 мы были в Миквэ-Израиле. Главным образом здесь разводят бьяры (плантации апельсин) и виноградники, есть также небольшое скотоводство и птицеводство, словом, — богатое хозяйство. Ежедневно работают 40 и более арабов, не считая постоянных служащих и учеников около 60 чел. Суровую школу нам приходится проходить. Легкой работы, как-то: проводить грядки, садить, срывать плоды, поливать и т.п., — нам не дают, а назначают все пешить (рыхлить землю мотыгой) да пешить. Надсмотрщик гонит в шею, не дает отдыхать, ибо ему так приказано».

Жизнь новых поселенцев на земле предков была очень сурова. Живя в палатках или наспех сколоченных домиках, они становились жертвами малярии и других болезней, их осаждали сонмища змей, скорпионов и самых разнообразных насекомых. Арабские соседи беспокоили их своими набегами а местные ревнители религии евреи, жившие на пожертвования меценатов, зачастую встречали их, мягко говоря, недружелюбно т.к. молодые люди не соблюдали традиций, а кроме этого — они могли стать причиной отказа меценатов от пожертвований.

Вследствие установленных Турцией ограничений на иммиграцию евреев из России, они, чтобы купить землю, вынуждены были давать большие взятки местным турецким властям или записывать свои участки на фамилии европейских евреев. Эти условия были, пожалуй, хуже, чем у колонистов, осваивавших земли Херсонской и Екатеринославской губерний в XIX веке, в России. Но мотивация была совершенно другая: если в России, беднейшее еврейское население Белоруссии и других Западных губерний насильственно переселялось властью на степные, засушливые земли Новороссии для занятия земледелием, то в Палестину, для возрождения земли своих предков, сионистски настроенная еврейская молодёжь ехала добровольно. Это были совершенно бескорыстные молодые люди, готовые на всё ради воплощения своей идеи, вплоть до самопожертвования. Как тут не вспомнить подвиг Иоава Дубровина: он родился в Астрахани, в крестьянской семье субботников, в 1883 г. приехал в Эрец Исраэль и поселился недалеко от еврейского поселения Иесуд а-Ма’ала, где он купил 650 дунамов земли и построил усадьбу, которая и сегодня называется «Усадьбой Дубровина». Место это можно было назвать гиблым, так как его окружали болота, а с ними — малярия. Эта страшная, для того времени, болезнь вырвала из жизни двух его сыновей. Но он не отступил — построил всё необходимое для успешного хозяйствования, отвоевывая у болота по крохам землю и поражая соседей результатами.

По разным причинам между билуйцами начались разногласия, но главным разочарованием для всех стала невозможность, из-за отсутствия денег, купить участок земли и организовать свою колонию — реализовать свою заветной мечту, ради которой они вернулись на Землю предков. Но не все выдерживали нечеловеческий труд, неустроенность, голод и болезни: к концу 1882 г. билуйцев осталось 9 человек. Вот один из эпизодов, о котором вспоминает Хаим Хисин: «25 сентября 1882 г. Сегодня же Б. (Белкинд) созвал сходку. «Если вы решите остаться, то найдите источник для уплаты долгов». Некоторое время длилось тяжелое молчание; но вот один заговорил: «нам предлагают разъехаться, но вопреки всем невзгодам, наша идея слишком дорога для нас. Собственно говоря, каждый из нас еще в России обрек себя на голод и страдания, не рассчитав только, что из них проистекут раздоры… Не забудьте, господа, что никто нас не просил явиться спасителями нашего народа. Мы сами гордо схватили то знамя, которое, может быть, подняли бы более сильные люди. Теперь идет вопрос не о нас лично, а о великом деле возрождения, которое мы собою олицетворяем».

О целях этих молодых людей билуец Зэев Дубнов написал в Петербург своему брату еврейскому историку Шимону Дубнову: «Неужели ты думаешь, что единственная цель моей поездки сюда — это самоустройство, из чего следует вывод: если я устроюсь, значит, я достиг цели, если же нет — я достоин сожаления. Нет. Конечная моя цель, так же, как и многих других, велика, обширна, необъятна, но нельзя сказать, что недостижима… Конечная цель — со временем завладеть Палестиной и возвратить евреям политическую самостоятельность, которой они лишены вот уже две тысячи лет. Не смейтесь, это не химера. Средствами к достижению этой цели могут быть устройство земледельческих и ремесленных колоний в Палестине, устройство разного рода фабрик и заводов и постепенное их расширение… Кроме того, нужно приучить молодых людей и будущее молодое поколение владеть оружием… и тогда… Здесь я теряюсь в догадках. Тогда настанет тот прекрасный день, пришествие, которого Исайя предсказал в своих поэтических утешениях. Тогда евреи с оружием в руках (если это понадобится) громогласно объявят себя хозяевами своей старой родины. Нет нужды, что этот прекрасный день настанет через пятьдесят или даже больше лет. Каких-нибудь пятьдесят лет не более как момент для такого предприятия. Согласитесь, друзья, идея прекрасная и возвышенная».

* * *

В июне 1882 г. была образована колония Ришон ле-Цион, первая еврейская колония, устроенная состоятельными выходцами из России и в ноябре 1882 г. несколько человек во главе с Белкиндом, потерявшие надежду на организацию своей колонии, отделились от основной группы и переселились в Ришон ле-Цион, где стали батраками, издольщиками и разнорабочими. Плохие урожаи и трения с управляющим барона Э.Ротшильда были большим разочарованием для билуйцев. И поэтому часть из них решили снова вернуться в Микве Исраэль. И фортуна повернулась к ним лицом.

* * *

В начале 1884 г. писатель и общественный деятель Иехиэль Михаэль Пинес, поселившийся в Палестине в конце 70-х гг., назначенный в 1884 г. полномочным представителем Ховевей Цион в Эрец Исраэль, приобрёл несколько участков земли площадью 250 десятин в районе деревни Катра в 30 километрах к юго-востоку от Яффо. Пинес поделил приобретенную землю на 25 участков по 10 десятин на семью. Часть из этих участков была выкуплена палестинофильскими организациями России и продана, в рассрочку, билуйцам, работавшим в Микве Исраэль. До покупки Пинес договорился с прежним хозяином, чтобы он добился разрешения на постройку домов, а право владения купленной землей перешло на имя берлинского раввина Израиля Гильдесгеймера (владение землей восточноевропейским евреям было запрещено).

В декабре 1884 г. 8 билуйцев обосновались в этом поселении: Шломо Цукерман, Цви Горвиц, Беньямин Фукс, Дов Лейбович, Яков Хазанов, Иосеф Лис, Менахем Могилевский, Яков Могилянский и Элиягу Свердлов. Немного позже, — в 1886-87 годах сюда же прибыли, покинувшие Ришон ле-Цион, — Хаим Хисин с женой, Исраэль Белкинд и Мордехай Хенкин. Это поселение было названо Гедера т.к. в библейские времена на этом месте находился городок с тем же названием. Это было первое и единственное поселение, созданное билуйцами без помощи барона Ротшильда. Первым раввином Гедеры был Меир Белкинд — отец Исраэля. В 1886 г. к Мордехаю Хенкину из Екатеринослава приехала его мать Гитл — было ей тогда шестьдесят девять лет. Она поселилась у сына в Гедере, жила как все, но никогда не жаловалась и помогала поселенцам, заменив им мать и старшую сестру. В поселении не было врача, и она взяла на себя обязанности повивальной бабки: с ее помощью увидел свет Авигдор — сын Дова и Ривки Лейбович, первый ребенок Гедеры. Последующие дети тоже рождались с помощью Гитл Хенкиной, которую называли «матерью всех живущих». Она умерла в Гедере в возрасте девяноста шести лет.

* * *

Сотрудники музея бережно хранят архивы, фотографии, предметы обихода и книги первых поселенцев. А если отойти немного от Музея, пройти по улице Билуим то можно увидеть первую синагогу и школу, и зримо представить прошлое героических первопроходцев. Они с самого начала занимались сельским хозяйством: сеяли пшеницу и сажали виноградники. Листья и гроздь винограда были изображены на первом гербе поселения. Жители Гедеры не забыли имена первых поселенцев — совершивших подвиг: улицы Гедеры названы их именами, а одна из центральных улиц названа — Пинес, дань человеку, который внёс решающий вклад в рождение Гедеры и других поселений.

Денег на постройку домов не было и эти первые поселенцы (халуцим) поселились в бараке из досок, который не оберегал их ни от ветра, ни от дождя. Из камней они выложили что-то вроде печки, на которой пекли лепёшки из муки, и готовили нехитрую еду, говядина для них была недостижимой роскошью. Во дворе был построен шалаш, где хранились несколько мотыг и лопат, а также понуро стоял их единственный «мотор» — осёл. Им приходилось пить воду из мелководной речушки. По воспоминаниям Хисина, приехавшего в Гедеру в феврале 1885 г., с просьбой о приёме в колонию, — это была не вода, а «мутная грязь». Хаим Хисин покинул колонию в 1887 г. не захотев, по его утверждению, находиться на иждивении Ховевей Цион и стал зарабатывать перевозкой пассажиров по маршруту Яффо- Иерусалим.

В первый год, из-за отсутствия сельхозинвентаря и лошадей, они отдали пахотную землю в аренду феллахам деревни Катра за 1/3 урожая, а сами принялись за устройство виноградников. Но они не унывали — вера, что они проложат дорогу евреям в свой Дом, помогала им выжить и преодолевать все невзгоды. Колонисты жили надеждой на помощь из России. И помощь пришла: организация Ховевей Цион собрала определённую сумму денег и назначила местного еврея, господина Абрама Маяла, выходца из Марроко, распорядителем нескольких колоний. Он помог им в приобретении сельхозинвентаря, лошадей и пр. Обладая хорошим знанием арабского языка, и прекрасно знавший местные традиции и законы, он был искренне предан сионизму и с энтузиазмом занимался устройством колоний. Свои связи с местной администрацией использовал очень продуктивно и добивался таких результатов, которые для поселенцев были недостижимы. С помощью Маяла, несмотря на препятствие властей, колонисты Гедеры смогли построить большую конюшню. Билуйцы, благодаря ему, чувствовали себя как за каменной стеной. К, сожалению, его благородная деятельность длилась не долго; в конце 1885 г. его не стало и билуйцы с большим прискорбием восприняли весть о смерти Маяла.

Воодушевлённые возможностью работать на своей земле, на следующий год, колонисты вспахали всю землю и засеяли ячменём и пшеницей. Каждый из них засеял по 48 дунамов (дунам = 1000 м2 = 0.1га) земли. Все вместе они посадили 800 масличных деревьев и обзавелись огородами. Своим самоотверженным трудом они доказали, что гены их предков живы и они смогут стать земледельцами на своей земле.

Для руководства колонией билуйцы пригласили И.Пинеса, авторитет, которого был непререкаем. Подчиняться его советам не было нужды — его мнение всегда совпадало с мнением колонистов, в их отношениях было полнейшее доверие. Билуйцы очень ценили стиль такого руководства отличного от управления колониями барона Ротшильда — стиля тотальной опеки. Во время приезда Пинеса в Гедеру у билуйцев был настоящий праздник. Вот слова Пинеса, которые можно отнести к любому периоду заселения Эрец Исраэль, вплоть до сегодняшних дней: «Заселение Эрец Исраэль подобно вину, которое должно перебродить и после того, как выпадает осадок, оно становится светлым и чистым». В честь Пинеса было названо поселение Кфар-Пинес, основанное в 1933 г. к северо-востоку от Пардес-Ханы. Благодаря своему авторитету и личному примеру Пинес смог приобщить молодых поселенцев к соблюдению традиций.

Посетивший колонию в 1890 г. Хаим Хисин был приятно удивлён, увидев, что пшеница колонистов была лучше, чем у феллахов. На удобренных землях колонисты получили урожай пшеницы 1:15, а ячменя — 1:22. К этому времени колонисты обзавелись виноградниками: у каждого колониста было по 2 десятины, а всего — 70 тыс. виноградных лоз. Даже названия первым виноградникам присваивали имена дорогих для них лиц: «Юдифь» — в честь жены М.Монтефиоре, другой виноградник был назван в честь И.Пинеса.

* * *

Медленно, но уверенно обустраивалась Гедера и другие колонии, прошедшие тяжелый путь суровых испытаний. В начале XX века все колонии были переданы в ведение Еврейского колонизационного общества, всё население колоний к 1903 г. составляло 6500 человек, в их владении находилось 40 тыс. гектаров земли.

Движение Билу — идейный порыв молодых людей, которые свято верили — их миссия — вернуть евреев на землю предков, несомненно, сыграла свою определённую роль в сионистском движении и, в конце концов, привело к созданию государства Израиль.

Через 40 лет в 1924 г. в Гедеру возвратились, жившие в США, билуйцы Моше и Рахель Минц, не забывшие свою молодость и самые первые шаги в Гедере. Д-р Минц купил землю в конце улицы Билуим и построил дом в европейском стиле, который он и жена подарили городу. В этом доме сначала был детский сад, а затем в течение 18 лет — муниципалитет. И только в 1984 г. по инициативе замечательного человека Герца Финкенберга, о жизни, которого нужно рассказывать отдельно, и его единомышленников — в год столетия образования г. Гедеры, муниципалитетом было принято решение создать музей истории г. Гедеры и основателей города — билуйцев, а сам Герц плодотворно работал в музее до 2000 года. С большим трудом, у старых жителей города и окрестных поселений были собраны вещи домашнего обихода, сельхозинвентарь и пр. которые стали экспонатами музея.

Активное участие в оформлении музея приняли члены амуты «По следам билуйцев», возглавляемой Герцем вот уже более 20 лет, тогда ещё новые репатрианты из бывшего СССР. Бывший военный врач Лев Гриншпун и другие члены амуты своими руками помогали в устройстве музея. А экспонаты музея трогают сердце каждого человека: скромная комната первых поселенцев, домашняя утварь и совсем ещё «первобытный» сельхозинвентарь тех времён, который автор когда-то в 30-е годы прошлого столетия, будучи 5-6-летним пацаном видел у своего дедушки, жившего в колонии Межиречь Запорожской области. Всё это надо видеть своими глазами. Сохранился в первозданном виде домик билуйца Элиягу Свердлова, построенный в 1886 г. с колоколом перед домом, в который поселенцы били в случае тревоги: при пожаре или нападении арабов. Его звон слышался на расстоянии 5-6 км. Неисповедимы судьбы евреев России в жестоком XX веке: сионист Элиягу Свердлов стал земледельцем в Эрец Исраэль, его двоюродный брат — коммунист Яков Свердлов — большевик, соратник Ленина, а его старший брат Иешуа Залман — крестник Максима Горького, ставший Зиновием Пешковым — воевал против Советской власти, боевой генерал французской армии, сподвижник Де Голля, кавалер пятидесяти правительственных наград.

Несмотря на тяжелый труд и неустроенный быт колонисты находили время и повеселиться. 2 мая 1886 г. на Песах билуйцы встречали гостей — своих собратьев — колонистов из Экрона. Заметив издали празднично разодетых экронцев на ослах, мулах и запряженных волами повозках, билуйцы обрадовались и поспешили навстречу гостям, и с обеих сторон среди выстрелов раздались приветственные крики: «Да здравствует Экрон! Да здравствует Гедера! Ура!» Так как в домике не хватило для всех мест, на открытом воздухе были устроены столы и сиденья, зашипели самовары, появилось вино, и вскоре все уже пели, плясали и обнимались.

* * *

В январе 2007 г. когда исполнилось 125 лет Билу, в музее совместно с другими организациями была проведена очень интересная научная конференцию, посвященная этой дате.

Большим подарком для себя автор считает знакомство с замечательным человеком — Герцем Финкенбергом. Первое знакомство произошло в 2009 г. когда группа членов Дома учёных и специалистов г. Реховота посетили музей истории г. Гедеры и Билу. Нас встретил немолодой человек, бодрый, энергичный, с прекрасной памятью, с увлечением, рассказывавший нам об экспонатах Музея и истории рождения поселения Гедера, у колыбели которой стояли молодые сионисты движения Билу.

Несколько лет назад судьба подарила мне возможность познакомиться с этим человеком поближе. У него очень подходящее имя — Герц, (что на идише означает сердце). Тогда, в 2011 г. Герцу исполнилось 93 года. Это он в 90-е годы, случайно встретившись на улице с репатриантами из бывшего СССР, не знавшими как пройти на почту, открыл своё сердце для этих людей. В течение 2-3 недель, Герц и его верная спутница Бат Шева, подняли на ноги всех знакомых, которые поделились с новыми израильтянами и мебелью, и электротоварами, и посудой, чтобы они могли жить в минимально комфортных условиях. Герц «надавил» и на муниципалитет, который выделил комнату в библиотеке для работы амуты репатриантов, где Герц посвящал своих благодарных слушателей в таинство еврейских традиций, рассказывал об истории государства и еврейского народа. Т.е. посвящал их в еврейство, о котором олим имели смутное представление, а некоторые — никакого, кроме как записи в паспорте. Его эрудиция (вторая степень по истории еврейского народа), знание истории и традиций поразительны.

Это благодаря Герцу вот уже более 20 лет амута остаётся родным домом для репатриантов: все с нетерпением ожидают очередной понедельник, чтобы собраться вместе за столом с лёгким угощением, поговорить на животрепещущие темы, послушать интересный рассказ и с нетерпением ожидать следующего понедельника. Десятки новых олим, начинавших свой путь в Гедере, а затем обосновавшихся в разных городах нашей «необъятной» Родины, не забывают Герца, Бат Шеву и амуту. Большую помощь амуте оказывает ирия.

Вот какие прекрасные, бесхитростные слова, идущие от сердца и выражающие чувства всех членов клуба, были написаны Розой Гриншпун 21 июня 1998 года в день 80-летия Герца:

Не знаю, как я выразить смогу
нашу любовь к Вам и уважение
за то, что делаете Вы для нас.
Завоевали Вы сердца наши
своим умом и благородством,
и доброю своей душой,
сделав гедеровских олимов из России
дружною олимовской семьёй.
Не устаём мы Вами восхищаться,
дорогой наш, несравненный Герц!
Сердечно и с любовью Вас
с юбилеем поздравляем!

* * *

В разные годы на земле предков жили и работали 59 билуйцев. Но вклад билуйцев в создание поселений и возрождения Эрец Исраэль важен не количеством людей, а их авангардной ролью в деле возрождения Эрец Исраэль. Здесь в музее истории Гедеры и билуйцев посетители чувствуют себя сопричастными к подвигу билуйцев — евреев из России, без которых сионистская идея, с большой долей уверенности, можно утверждать, не имела бы ни малейшего шанса на успех.

Примечания:

Все фото из архива Музея истории Гедеры
Автор выражает благодарность Герцу Финкенштейну, Яэль Галь Ям и Вере Урьев за помощь в подготовке к публикации.


Вы заинтересованы в комфортном отдыхе при высоком качестве обслуживания? Тогда Компания «Президент-Сервис» поможет вам подобрать именно то,что вам нужно. Отдых в санатории Дагомыс, Русь, Южный, в оздоровительных комплексах на курортах Краснодарского края и Черноморского побережья, а также индивидуальные туры и корпоративные мероприятия. Мы обеспечим вам хорошее настроение, комфорт и великолепные условия.

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Рами КРУПНИК | Хара кап-кап

Из практики израильского адвоката

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *