Воскресенье , Август 25 2019
Home / Авторское / Агент 007.40

Агент 007.40

Правдивая история о расстрелянном носке

Михаил ПЛОТКИН
Фотоиллюстрация: Smabs Sputzer | Flickr

В далекие студенческие годы подрабатывал я гидом в проекте «Таглит»(проект для еврейской молодежи со всего мира, совершающей короткое образовательно-развлекательное путешествие в Израиль). С тех пор прошло уже много времени, но вот как-то раз, пару лет назад, отыскал меня в сети некий Сергей, утверждавший, что я был его гидом во время Таглита, и ему со мной надо срочно переговорить по скайпу. В тот же день он мне позвонил.
— Привет, это Серега, помнишь меня?
Если честно – нет: у меня таглитовцев было несколько сотен, да и прошел десяток лет с тех пор. Помню только самых выдающихся, а он видимо не из них.
— Ну как не помнишь? Серега, рюкзак, автовокзал, вспомнил?
Ааа, согласен. Он, однозначно, из выдающихся. А стал таким из-за вот какого случая:
Остановились мы с его группой в Иерусалиме, в гостинице «Краун Плаза». Это высотное здание на самом въезде в город. Поскольку самим им было строго запрещено выходить гулять по городу, ко мне подошла небольшая компания и попросила пройтись с ними в какой-нибудь торговый центр. Я согласился, потому что я добрый, и потому что если бы отказался, они бы все равно пошли сами, заблудились, и мне всю ночь пришлось бы искать их по всему городу, ибо прецеденты были. Повел я их на центральную автобусную станцию Иерусалима, в 10 минутах ходьбы от гостиницы — там есть небольшой торговый центр. Они по нему побродили, купили что хотели, и мы благополучно вернулись домой.
Через несколько часов стук в мою дверь. На пороге стоит этот самый Сережа и говорит, что он забыл в торговом центре, в сортире, свой рюкзак. Дело в том, что в нем была бутылка водки, а она им сейчас как раз понадобилась, вот и спохватились. Я конечно сразу догадался о судьбе рюкзака, но мы все равно отправились на станцию. Подойдя к охраннику, я спросил не находили ли они в сортире чей-нибудь рюкзак? Охранник в подробностях рассказал, что рюкзак они нашли и сделали с ним то, что я подозревал. После обнаружения в туалете ничейного рюкзака с чем-то тяжелым внутри вызвали они полицейских саперов. Те притащили робота на колесиках с дистанционном управлением, к которому приделан дробовик, и пульнули в рюкзак пару раз дабы убедиться, что бомбы там нет. Труп рюкзака можно получить в конторе неподалеку от станции, но только завтра. Я не стал переводить Сереже весь разговор, чтоб не расстраивать его.
Утром, вместо завтрака мы пошли в это самую контору. Чиновник бюро находок выдал нам рюкзак, а точнее лохмотья, которые когда-то были рюкзаком.
Ошарашенный Сережа, держа в руках останки, прошептал:
— Что они с ним сделали?
— Это Израиль детка, тут безхозные рюкзаки, сумки и чемоданы сразу в расход…
Еще более офигевший Сережа посмотрел на меня и хриплым голосом спросил:
— Они его расстреляли?!
Сережу я, понятно, вспомнил и спросил, что он от меня хочет.
Он решил рассказать все по порядку:
— В том рюкзаке, лежали еще мои мокрые носки, — мокрыми они были потому, что в тот день мы ходили на экскурсию в туннели Шилоах. Это подземные туннели под старым городом, в которых протекает вода. — Когда я доставал вещи из рюкзака после расстрела, все конечно было в хлам, но один носок оказался целым, с красивой дыркой от пули. Помнишь я у тебя спрашивал, какого калибра было ружье, а ты сказал 5.56?
Ну да помню вроде, я понятия не имел и не имею каким калибром они стреляют по сумкам, вот и ляпнул то, что первым в голову пришло.
— Так вот, когда вернулись из Израиля домой, я этот носок повесил в стеклянную рамку с подписью «Израиль. 2003г. Калибр 5.56»
Я вообще начал терять логическую цепочку его рассказа.
— Ты бы это видел! Пол-Бобруйска приходило ко мне посмотреть на эту табличку. А с девками вообще работало безотказно. Они хотели услышать, что же там произошло в 2003 в Израиле, а я им говорил: «Извините дамы, но мне запрещено вам рассказывать более чем то, что написано в рамке». При ходьбе немного прихрамывал, для эффекта. А когда с батей на картошку ездил, садился в машину в пиджаке и черных очках, не говоря никому куда мы едем.. Меня за глаза называли еврейский Джеймс Бонд, агент — ноль ноль семь сорок.
Понятно: парень — разводила первоклассный, левел бог. Но я все равно не понимал, зачем ему понадобился, да еще в такой спешке.
Наконец он наконец подойти к сути:
— Так сложилось, что я пока живу еще с родоками. Решили они недавно затеять евроремонт. Когда снимали все со стен, моя эта рамка с носком, упала и разбилась. Я носок достал, а рамку хотел на днях новую сделать. С нами еще моя бабка живет. Нашла она этот носок и заштопала его, а штопает она намертво, там от дырки и следа не осталось. Я нашел другой, похожий носок, хотел вырезать дырку, но не получается, сразу видно, что не то. В общем, просьба у меня, я хочу тебе выслать носок, а ты его обработай. Не обязательно по той же схеме с сортиром и рюкзаком, можно просто пульнуть, главное чтоб огнестрел, у тебя же есть друзья военные, или сам как-нибудь… Поможешь?
Я решил, что мне реально показалось все услышанное, и решил переспросить:
— Ты хочешь послать мне старый носок, чтоб я, или кто-нибудь другой в него стрельнул, а потом отправить обратно?
— Ага! Все расходы за пересылку за мой счет, разумеется.
— Я тебе уже тогда в 2003 говорил, что водка к хорошему не приведет.
— Ты о чем?
— Как о чем? Носкам и так не сладко на твоих потных ногах живется, а ты хочешь, чтоб я в них стрелял? Какой трезвый человек такое сможет вообще придумать?!
— Не, ну я же…
— Извини брат, не по-еврейски это, не по-еврейски..

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Александр ГУТИН | Израильские дети

Те, которых очень сильно любят

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *