Четверг , Апрель 25 2019
Home / Израиль / История / Встретимся у Дизенгофонтана!

Встретимся у Дизенгофонтана!

Это был фонтан моей мечты времен перестройки и ускорения. Я ему симпатизирую и сейчас, повидав и римский Треви, и барселонский цветомузыкальный, и мальтийский Тритон, и сотни других

Владимир ПЛЕТИНСКИЙ. Фото автора

В середине 80-х годов прошлого столетия ко мне в руки попал альбом с израильскими фотографиями — и наибольшее впечатление произвел фонтан на тель-авивской площади Дизенгоф. Не то чтобы я до того не видел фонтанов, были и пошикарнее (одни петергофские чего стоят!), но это разноцветное чудо запало мне в душу. Может быть потому, что Дизенгофонтан воспринимался как один из символов страны, где, как я считал, еврей еврею — друг, товарищ и брат. Беззаботные дети, резвящиеся вокруг него, милые девушки, в том числе в военной форме, греющиеся на солнце жизнерадостные старички и старушки…

Примерно тогда мы с женой решили: надо ехать. И в этом решении, несомненно, есть капля Дизенгофонтана.

Быстро сказка сказывается, да долго дело делается. От решения до финальной точки — расставания с опостылевшей доисторической родиной и встречи со вселяющей надежды исторической — прошло лет пять. 11 января 1991 года мы ступили на израильскую землю. А уже через несколько дней на наши головы полетели саддамовские «скады», которые мы называли «приветом с родины» (спасибо тебе, советская страна, за вооружение диктаторов!). К тому же дожди были неукротимые, приходилось таскаться повсюду с противогазами, и как-то не до фонтана было на этом фоне. Оформлять бумаги в филиал министерства абсорбции на улице царицы Эстер я поехал один. Проходя мимо фонтана на площади имени Зины Дизенгоф (жены первого мэра Тель-Авива), испытал разочарование — неработающая чаша, обильно поливаемая январским ливнем, казалась серой.

Но вот война закончилась, как и полагается, в пуримские дни. Яркое солнце звало в дорогу. И первая же неспешная прогулка по Тель-Авиву влюбила нас в этот суматошный город.

И вот она — новая встреча с Дизенгофонтаном. Это уже не было нечто серое — он был разноцветен и ярок, подсвеченные струи взлетали вверх и изящно падали в бассейн. И все это под живую музыку — на скамейках расположился небольшой оркестр, который я про себя назвал джаз-бэндом. Нас встречала мелодия «Мне декабрь кажется маем» из фильма «Серенада солнечной долины». Под эту музыку Гленна Миллера неожиданно из верхней чаши фонтана вырвалось пламя!

Мы как зачарованные смотрели и слушали. И понимали: мечта исполнилась. Пусть и маленькая, как оказалось, вполне достижимая, но мечта!

Не раз еще мы приходили на эту площадь. Больше не везло с оркестром, но музыка доносилась откуда-то из чрева фонтана (или нам так казалось?), а пламя исправно взлетало над струями воды.

А примерно через год появилось сообщение, что цветомузыку решено убрать — то ли из соображений экономии, то ли из желания угодить новому премьер-министру, ратующему за кибуцную простоту во всем, то ли по каким-то иным причинам. Фонтан потерял свою прелесть, но все еще оставался местом встреч молодежи разных эпох — и тех, кто помнил, что площадь когда-то была одноэтажной, а украшал ее более скромный по антуражу фонтан, и тех, кто ностальгировал по фонтанным «концертам», и тех, кто не застал его во всем великолепии. Здесь понимаешь, что еврей еврею всё-таки — друг, товарищ и брат. Хотя в реальной жизни всё не так просто…

Позднее появился проект вообще убрать и второй уровень площади, и фонтан — дабы расширить дорогу для автотранспорта. Но тельавивцы взбунтовались и отстояли «святыню». Вернулась и цветомузыка. И даже пламя.

В последнее время мне не доводилось дойти до Дизенгофонтана, хотя на однофамильной улице бывал не раз. Вчера вновь встретился со старым знакомцем. Он мне по-прежнему симпатичен — но, увы, не вызывает былого восторга. Вроде старого друга, с которым не виделся тысячу лет, и казалось, что при встрече будет очень интересно. А весь разговор — о полузабытых знакомых и уже не вызывающих душевного отзыва ситуациях.

Сейчас на площади имени Зины Дизенгоф периодически разворачивается барахолка. Говорят, здесь можно купить даже яйцо динозавра, или прядь с головы Бен-Гуриона, переданную по наследству парикмахером первого премьер-министра Израиля. Но вот того ощущения радости, которое дарил пламенно-цветомузыкальный Дизенгофонтан при первой встрече с ним во всем его великолепии ни на какой толкучке не купишь…

Впрочем — а почему бы навестить его не днем, когда он просто фонтан, а вечером — во время эффектного спектакля, который дает Дизенгофонтан? Обязательно выберусь. Ведь и со старым другом, обсудив уже полузабытое, вдруг приходишь к моменту, когда вас начинает связывать не прошлое, а настоящее и будущее.

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Париж времен Моссада

Как израильские спецслужбы устраняли террористов во Франции

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *