Home / Актуально / Мнение / День очень страшного суда

День очень страшного суда

Всесилие БАГАЦа, отменяющего решения правительства и Кнессета, и ради идей абстрактного гуманизма не обращающего внимания на права рядовых граждан Израиля, превращает Верховный суд в страшный

Петр ЛЮКИМСОН

sud066

Микеланджело ди Лодовико ди Леонардо ди Буонарроти Симони. «Страшный суд»

Главным юридическим событием последнего времени стало, вне сомнения, решение расширенного состава Высшего суда справедливости (БАГАЦа) по поводу Закона о нелегальных мигрантах из Африки. В зале суда развернулась самая настоящая драма, которая вскоре выплеснулась на улицу, превратившись из юридической в общественную, политическую и государственную.

Итак, как мы уже сообщали, шестью голосами судей против трех БАГАЦ поддержал иск ряда правозащитных организаций и отменил поправки к Закону о нелегальных мигрантах, позволяющие помещать их на год в лагеря временного содержания. Согласно постановлению суда, лагерь «Холот» в Негеве, где сегодня находятся 2200 мигрантов, должен быть закрыт в течение 90 дней, а переклички его обитателей отменены немедленно. Выступая от имени большинства судейской бригады, судья Узи Фогельман отметил, что данный закон нарушает базовое право человека на свободу; что заключение на год без суда кажется судьям неоправданно длинным, что государство крайне медленно разбирает просьбы мигрантов о предоставлении им статуса беженцев, а количество просьб, которые оно решило удовлетворить, несопоставимо меньше, чем в других странах и т.д. Одновременно судья Фогельман отмел утверждения представителей государства о том, что отмена этого закона вызовет новый приток мигрантов из Африки. По его мнению, этот поток пошел на спад и в прежние рамки уже не вернется.

Главная драма этого заседания заключалась в том, что уходящий через 4 месяца в отставку председатель Верховного суда Ашер Грунис остался в меньшинстве вместе с судьями Нилом Генделем и Ицхаком Амитом. В сущности, этот расклад обозначает сегодняшнюю расстановку сил в БАГАЦе, последнее решение которого свидетельствует о том, какие ветра подуют в выстроенном в лучших масонских традициях здании суда после ухода Груниса.

Сам судья Грунис в своем судебном постановлении, разъясняющем позицию меньшинства судейской бригады, не пожалел сарказма. Речь идет об одном из самых драматических заявлений председателя Верховного суда за всю историю страны. Значительная часть этого постановления посвящена обоснованию нелогичности решения судейского большинства. По мнению Груниса, вышеупомянутый закон никак не противоречил нормам международного права, за исключением разве что пункта, требующего от обитателей временного лагеря являться трижды в день на перекличку, и судьям надо было сосредоточиться именно на этом пункте. «Мой уважаемый коллега судья Фогельман утверждает, что год — это слишком долгий срок для содержания нелегалов в таком лагере. Значит ли это, что полгода содержания его устраивает? А как насчет восьми месяцев?!» — вопрошает судья Грунис в постановлении.

Но самое страшное в данном постановлении суда, по мнению Груниса, заключается не в том, что оно предписывает закрыть лагеря временного содержания для африканцев. «Сам текст постановления, принятого моими уважаемыми коллегами, — говорится далее в заявлении Груниса, — фактически лишает законодательную власть всякой свободы маневра. Суд навязывает обществу свои нормы, свое видение ситуации и, по сути дела, полностью подменяет законодателя». А это, в свою очередь, означает возвращение к тому самому судебному активизму, противником которого Ашер Грунис выступал все эти годы.

В заключение председатель Верховного суда заявил, что БАГАЦ, отменив закон, принятый Кнессетом, применил «неконвенциональное оружие», и напомнил, что на это может последовать ответ столь же «неконвенциональным оружием».

Трудно сказать, что именно имелось в виду, но политики после произошедшего явно не собираются сидеть сложа руки. Сразу после оглашения решения суда министр внутренних дел Гидеон Саар призвал Кнессет подумать, как ограничить полномочия БАГАЦа. По словам Саара, судьи попросту выбили из рук государства то оружие, с помощью которого оно пыталось бороться с нелегальной иммиграцией, и последствия этого шага могут быть непредсказуемы. Премьер-министр в настоящее время изучает предложение главы МВД по поводу ограничения полномочий суда в вопросе отмены законов.

Председатель коалиции Ярив Левин («Ликуд») заявил, что БАГАЦ принял «постсионистское решение, ставящее под угрозу само будущее Израиля как еврейского государства, так как, по большому счету, оно распахивает ворота страны перед всеми желающими». Вскоре с аналогичными заявлениями выступили и другие представители правого лагеря. В то же время правозащитные организации и депутаты от партии МЕРЕЦ не скрывали своей радости по поводу постановления БАГАЦа — по их мнению, оно направлено исключительно на реализацию прав человека.

Свою обеспокоенность по поводу решения бригады верховных судей не скрывают в эмиграционной полиции, армии и пограничной охране. В отличие от судьи Фогельмана, во всех этих трех структурах уверены, что в ближайшее время следует ждать нового наплыва африканцев в страну. Понятно, что их будут задерживать на границе, но вслед за этим у пограничного забора появятся активисты тех же правозащитных организаций и будут требовать впустить мигрантов в страну во имя гуманности.

Обеспокоены этим решением и в тель-авивской полиции. По словам полицейских, после появления лагеря «Холот» преступность среди обретающихся в «городе без передышки» мигрантов упала на 40%. Не потому, разумеется, что их стало резко меньше или что самые криминальные из них оказались в лагере, а по той причине, что африканцы теперь точно знали, чем чревата для них любая встреча с полицейским.

Но больше всего решение судей БАГАЦа обеспокоило, судя по всему, жителей Южного Тель-Авива.

— Это черный день для всего города и для меня лично, — сказал корреспонденту «НН» житель квартала Аргазим Марк Якубов. — Все наши надежды на то, что проблема засилья мигрантов в районе как-нибудь решится и жизнь в нем войдет в нормальную колею, рухнули. Если честно, я после этого подумываю, не вернуться ли мне в родной Нальчик. Там тоже не сахар, но все же и не Африка. А эти пусть строят здесь новый Судан и Эритрею. Видеть, как Израиль становится похожим на эти страны, я не хочу.

— Когда я почти двадцать лет назад покупал здесь квартиру, то верил, что рано или поздно жизнь в районе изменится к лучшему. И в начале 2000-х годов она в самом деле стала улучшаться, — вторит ему Яшар Симандуев, проживающий в квартале Шапира. — Район стал более благоустроенным, в нем выросло новое поколение израильтян, которые хотели жить лучше, чем их родители, и это сказывалось на общей атмосфере. Но потом появились эти африканцы, и все пошло под откос. Кто мог, переехал в более благополучные районы или в другие города. Но нам идти некуда — моя квартира упала в цене так, что я нигде не смогу купить даже меньшую по площади. Куда же мне деваться? Мои дочери боятся выходить одни на улицу! Почему судьи подумали о правах этих людей, незаконно находящихся в стране, и совершенно не подумали о защите прав законных граждан Израиля?!

Этот вопрос, как, кстати, и риторические вопросы, заданные судьей Ашером Грунисом, попросту повисает в воздухе. Ясно одно: в связи с последним решением БАГАЦа сразу по окончании осенних праздников в Кнессете грянет буря. Депутаты, похоже, уже обдумывают возможность применить «неконвенциональное оружие».

«Новости недели»

ОТ РЕДАКЦИИ «ИСРАГЕО»

Правительство и Кнессет, несомненно, могут принять закон об ограничении полномочий Верховного суда в вопросе отмены законов. Но, не исключено, в нынешних условиях БАГАЦ с легкостью отменит и этот закон. И еще вопрос – есть ли выход из этого заколдованного круга.

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Рита, на выход!

Во вторник утром, на взлетное поле израильского аэропорта Бен-Гурион приземлился белоснежный лайнер, из которого вышла …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *