Воскресенье , Май 26 2019
Home / Израиль / История / Уроки Мюнхена: уже забыты или еще не усвоены?

Уроки Мюнхена: уже забыты или еще не усвоены?

Немецкие СМИ публикуют рассекреченные документы, которые по-новому рисуют трагедию на Олимпийских играх 1972 года

Мемориальная доска в честь погибших спортсменов в Олимпийском парке Мюнхена. Фото: Wikipedia

Александр МЕЛАМЕД, собкор еженедельника «Секрет» и журнала «Исрагео» по странам Западной Европы

ПРОСТАЯ ХАЛАТНОСТЬ?

40-летие трагических событий в Олимпийской деревне Мюнхена дает повод вновь осмыслить происходившее. Эксперты ФРГ в области безопасности, получив первую, обещанную еще несколько десятилетий назад, порцию рассекреченных материалов, обретают возможность новых оценок.

Как развивались бы эти события, если бы правительство Голды Меир согласилось с требованием членов террористической группировки «Черный сентябрь» выпустить из израильских тюрем более 200 палестинских боевиков? К каким политическим последствиям привел бы этот шаг? Что для престижа Израиля предпочтительней: жизнь 11 спортсменов сборной Израиля, контакт с террористами, операция «Моссада» по ликвидации боевиков, принимавших участие в теракте?

Ответить на эти вопросы по-прежнему очень сложно. Можно понять и разделить неутихающую скорбь родственников убитых спортсменов, ставших невольными участниками политических игр Израиля, ФРГ и ООП. Опубликованные несколько недель назад в Spiegel некоторые документы с материалами следствия позволяют несколько иначе взглянуть на происходившее 5 сентября 1972 года.

Но, забегая вперед, отмечу: и рассекреченные файлы не добавляют ясности.

Потому что сказано, во-первых, далеко не все. Причина понятна: полный объем информации может совершенно изменить мнение немецкого общества о заметных и поныне политических фигурантах. Во-вторых, если немецкими спецслужбами допущены явные просчеты, то почему никто до сих пор не наказан. Только сейчас стало известно, что после трагических событий мюнхенская прокуратура начала расследование в отношении главы полиции Манфреда Шрайбера по подозрению в убийстве из-за халатности. Однако все это не привело ни к каким существенным последствиям.

О просчетах, которые правильнее было бы назвать как угодно, только не халатными, в материалах сказано достаточно четко.

К примеру, взять факт того, что до открытия Олимпиады в августе 1972 года в МИД Германии из немецкого посольства в Бейруте поступило сообщение о «масштабном инциденте», который собираются устроить палестинские боевики в Олимпийской деревне. Министерство иностранных дел, получив это уведомление, передало его органам госбезопасности, однако немецкая разведка не уделила ему должного внимания.

Почему? Ведь предупреждение было настолько конкретным, что объяснить бездействие властей крайне сложно.

Spiegel утверждает: группа террористов, устроивших теракт против израильских спортсменов, была слабо подготовлена. У нее были сложности с бронированием мест в гостинице. Отели Мюнхена были переполнены болельщиками. Палестинцы даже объявления давали в местной печати. Дескать, готовы квартировать даже при наличии весьма скромных жилищных условий.

Кто-то должен был им помогать обустроиться и вооружиться. Один из этих «кто-то» назван — в ходе следствия выяснилось, что террористам помогал некий Вилли Поль, немецкий националист, который снабдил палестинцев поддельными паспортами и даже сам лично возил главаря банды по городу. Полиция Дортмунда за два месяца до Игр знала о сотрудничестве Поля и руководителя группировки, однако не предприняла никаких действий по их задержанию. Он был арестован только два месяца спустя в доме бывшего офицера Waffen-SS, где скрывался все это время. Кстати, сегодня Вилли Поль — известный романист и не любит вспоминать о тех давних событиях.

КТО ТЫ, ВИЛЛИ ПОЛЬ?

Почему молчал все эти годы один из главных помощников палестинских террористов Вилли Поль, становится понятно из обнародованных материалов.

Он был арестован, напомним, 27 октября 1972 года в Мюнхене, в доме, где хранились 3 автоматические винтовки, автомат Калашникова, 174 патрона, два пистолета, револьвер и шесть ручных гранат бельгийского производства. Весь этот арсенал мог быть предоставлен в случае надобности палестинским бандитам. Их и немецких националистов роднила сходная цель: хозяин дома вместе с духовными собратьями из правоэкстремистской «Национал-социалистической боевой группы Великой Германии» намеревался силой оружия потребовать освобождения из германской тюрьмы «товарищей по оружию».

Среди деловых бумаг в доме был весьма примечательный документ: письмо с угрозами в адрес судьи Мюнхена, которое объясняло одно из самых шокирующих преступлений немецкой послевоенной истории — массовое убийство израильтян во время Олимпийских игр.

Угроза состояла в организации акции возмездия судье, если он продолжит сотрудничать с израильской разведкой в вопросе расследования действий палестинских террористов. То, что это была не шутка, доказывало наличие разнообразного оружия.

Сегодня на вопросы журналистов Вилли Поль отвечает коротко: «Я был задействован вслепую». Между тем, 2000-страничный фолиант — а это в том числе отчеты полиции Мюнхена, переписка с властями сотрудников Федеральной разведывательной службы (BND) и Федерального ведомства криминальной полиции (ВКА) — говорит о ясных и целенаправленных действиях Вилли Поля, как пособника палестинского террора.

Уроженцу Восточной Пруссии Вилли Полю было в 1972 году 28 лет. Этот жилистый блондин к тому времени уже несколько раз был уличен в воровстве. Когда его шеф уличил его в краже, он решил отомстить, став правоэкстремистом. Уголовник быстро ощутил духовную связь с палестинскими боевиками. По свидетельству организатора и вдохновителя кровавой акции в Мюнхене Абу Дауда, такие люди, как Вилли, «очень полезны для нашего будущего». Характерное признание, не нуждающееся в комментариях. Верно ли, что Вилли Поль, ныне успешный автор детективных романов, изданных под другим именем, четыре десятилетия назад отказался от терроризма и насилия и превратился в респектабельного человека?

В связи с этим другой вопрос: выполнено ли поручение Голды Меир об отстреле всех организаторов мюнхенской трагедии? Чем лучше Вилли Поль своего палестинского собрата Саади Валли — этим именем прикрывался в дортмундской гостинице Rоеmischer Kaiser Абу Дауд?

ДВЕ СХЕМЫ

В материалах следствия также отмечается, что в день нападения группу подозрительных людей, свободно прогуливающихся рядом с местом пребывания израильской сборной, заметили спортсмены из Гонконга, о чем тут же сообщили охранникам, но полицию это почему-то не насторожило.

Мало того, все четыре десятилетия от общественности скрывали факт контактов немецких властей с террористами из палестинской радикальной группировки «Черный сентябрь» уже после убийства израильских спортсменов. Тайные встречи проводились по инициативе немецкой стороны. Причина переговоров с террористами, которые изначально отвергались израильским правительством, но были предприняты германскими властями, состояла в опасении, что «Черный сентябрь» будет продолжать совершать подобные теракты на немецкой земле. Суть сделки: ООП обещает не совершать впредь теракты на территории ФРГ, а немецкое правительство обещает игнорировать любые уголовные обвинения, связанные с убийством в Мюнхене.

Насколько были существенны подобные немецкие опасения?

После неудавшейся попытки спасения заложников, в котором немецкой полицией пять террористов были застрелены, палестинцы планировали свою акцию отмщения. В Каире был в узком кругу озвучен план палестинских боевиков. Согласно плану, в ряде городов ФРГ должны были быть взяты в заложники видные местные политики, а в канун Рождества 1972 года надо было организовать нападение коммандос совместными силами правоэкстремистов ФРГ и мусульманских радикалов на Кельнский собор. Тогда, по идее, и следовало, обнародовать обязательный к исполнению список требований к властям Федеративной Республики, Израиля и других государств. Операция получила кодовое название «Мечеть». Ее реализацию сорвал арест Поля и бывшего офицера-нациста Вольфганга Абрамовски. Оружие для участников операции было сложными путями переправлено в Германию из Парижа и Мадрида.

Израиль, как известно, решительно отверг любые требования террористов, что привело к гибели 11 спортсменов. Германия пошла на переговоры с бандитами, что привело к дальнейшему отсутствию терактов палестинских головорезов.

В одном случае была задействована схема «Никаких уступок террористам!», кончившаяся кровопролитием и дорогостоящей, многолетней и опасной охотой с отстрелом преступников. Во втором случае — схема «Безопасность граждан в обмен на молчание правительства» при отсутствии финансового ущерба и кровавых последствий для каждой из сторон.

Два разных подхода. Но один итог. Горстка бандитов поставила на колени политических лидеров обеих стран.

Ни властям Израиля, ни властям ФРГ все это время было не с руки признаваться в фактической капитуляции перед «Черным сентябрем». Одна страна объявила о начале операции по возмездию по принципу «Кровь за кровь», которая мало утешает родственников погибших спортсменов. Другая страна решила действовать иначе. Судите сами, какой путь правильней.

ГЕРМАНИЯ ГЛАЗАМИ ПАЛЕСТИНСКИХ ТЕРРОРИСТОВ

Федеральное правительство рассматривалось как враг палестинских боевиков, прежде всего, потому, что оно поддерживало Израиль в политическом, военном и экономическом отношении.

События в Олимпийской деревне в Мюнхене заслонили другие, не менее кровавые акции палестинцев на земле ФРГ. Ведь в тот печальный олимпийский год произошло многое, что могло и должно было насторожить немцев.

В феврале 1972 года по приказу командования «Черного сентября» убиты в Брюле, городке под Кельном, пятеро иорданцев — якобы потому, что они были предателями «славного палестинского дела на пути к свободе». В Гамбурге сработало взрывное устройство на фабрике, которая выполняла заказ Израиля, производя реле. 25 февраля был осуществлен угон аэробуса Lufthansa с требованием выплаты в 5 млн. долларов выкупа.

1 марта 1972 года последовала экспертная оценка этих действий со стороны Баварской уголовной полиции. В частности, о намерениях экстремистов ООП ясно сказано: «Во время Олимпийских игр весьма вероятна силами крайних политических групп уникальная возможность привлечь внимание мировой общественности к их требованиям, целям и идеям. По этой причине следует опасаться террористических действий».

2

Члены олимпийской сборной Израиля 1972 года, сфотографированные перед отбытием в Мюнхен. 11 захваченных в заложники и убитых: 1) судья по борьбе Йосеф Гутфройнд (врезка), 40 лет; 2) тренер по борьбеМоше Вайнберг, 33; 3) штангист Йосеф Романо, 31; 4) штангист Давид Бергер, 28; 5) штангист Зеев Фридман, 28; 6) борец Элиэзер Халфин, 24; 7) тренер по лёгкой атлетике Амицур Шапира, 40; 8) тренер по стрельбеКехат Шор, 53; 9) борец Марк Славин, 18; 10) тренер по фехтованию Андре Шпитцер, 27; и 11) судья по тяжёлой атлетике Яаков Шпрингер, 51.

КОГО И ЧЕМУ НАУЧИЛ МЮНХЕН?

Картина захвата израильских спортсменов и их тренеров в 1972 году даже сегодня, спустя 40 лет после катастрофы, заставляет задуматься над этим явлением, отмечают немецкие эксперты.

Для Израиля это — повод еще раз помянуть жертв трагедии, и мы присоединяемся к этим чувствам. Кстати, один из моих коллег, автор «Секрета» Израиль Славин — дядя Марка Славина, погибшего в Мюнхене. Мы сегодня вспоминаем и Марка и десятерых его собратьев, чья жизнь оборвалась сорок лет назад.

Для палестинцев это — повод для гордости, ибо погибшие и впоследствии отстрелянные террористы являются в глазах негодяев героями, которые демонстрируют единственно верный образец поведения для нового террористического ополчения, а модель интернационализации террора вдохновляет на новые акции безумия.

Для немцев и в целом европейцев Мюнхен-1972 стал первой кульминацией серии терактов, которыми ООП переместило палестино-израильский конфликт в повестку дня германской и мировой политики.

Террористический акт перестал был региональным конфликтом, тревожащим исключительно Ближний Восток. Он перешел в европейское измерение. Олимпийские игры прекратили свое существование, как праздник молодежи мира. Они стали смотром сил безопасности для спортсменов, официальных лиц и зрителей. Олимпийский Лондон, состоявшийся через 40 лет после трагедии, — это еще участие 23 тыс. сотрудников служб безопасности, в том числе 13,5 тыс. солдат, 17,5-километровый забор под напряжением 5000 вольт, отделяющий олимпийскую зону от остальной части города, стоявший на берегу Темзы вертолетоносец HMS Ocean, подразделения снайперов на олимпийских объектах и на крышах жилых зданий, включая и размещенные там же ракеты класса «Земля-воздух».

Таковы конкретные выводы из событий 1972 года. Сегодня забыто веселое и уверенное лицо шефа мюнхенской полиции Манфреда Шрайбера, который утверждал на заседании оргкомитета, что двухметрового забора вокруг Олимпийской деревни вполне достаточно, строгий контроль доступа в нее — глупая блажь, а конкретная охрана жилья, где разместилась израильская команда, — просто не нужна.

Идея за всем этим стояла такая: забор и обилие охраны могли натолкнуть прибывших в Мюнхен на ассоциации с нацистскими временами, усиленная охрана израильтян — на напоминание о концлагерях, где губили евреев. Важно было уйти от образа Германии образца 1936 года, когда проходили Олимпийские игры в стране нацистского формата. Тем более, что пропаганда Восточного блока, включая СССР и страны Варшавского договора, регулярно бичевала ФРГ, как оплот реваншизма.

Олимпиада в Мюнхене давала западным немцам шанс изменить эту точку зрения. Обстановка должна была опровергнуть предрассудки. Успех Игр в Мюнхене был просто несопоставим с вероятной картиной: высокие заборы, колючая проволока, дубинки, да еще, не дай Б-г, сторожевые собаки?! В мае 1972 года Эрнст-Томас Штрекер, шеф службы безопасности Олимпийской деревни, поставил вопрос о вероятном нападении и о необходимости мер по усиленной защите. Однако его усилия оборвал гневный окрик Вилли Дауме, президента национального Олимпийского Комитета: «Господин Штрекер, мы здесь не в концлагере!»

Палестинские террористы явно учитывали эти моменты, а немцы в борьбе за обновленный имидж недооценили убийц с Ближнего Востока. Зато израильтяне точно знают: никогда не следует полагаться на местные службы безопасности. Израильтянин всегда и повсюду в мире на прицеле. Поэтому, как это ни печально, рассчитывать приходиться только на свою сообразительность. У лидеров свои представления об этом, и они зависят от политической коньюктуры. Это ясно показывают обнародованные на днях документы.

А жизнь — она одна. Она стоит того, чтобы ею дорожить.

Использованы данные DER SPIEGEL

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Париж времен Моссада

Как израильские спецслужбы устраняли террористов во Франции

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *