Суббота , Апрель 20 2019
Home / Авторское / Забастовка в тюрьме по-израильски

Забастовка в тюрьме по-израильски

О национальных особенностях израильского политбеспросвета и о писателе с испуганной душой. Фельетон с довеском

Юрий МООР-МУРАДОВ, «Исрагео»

У Дмитрия Быкова, видимо, творческой эрекции не наступает, если он не упомянет Израиль. Почему? Узнаете из довеска к фельетону. Фото: Wikipedia \ Дмитрий Рожков

И.о. премьер-министра и начальник канцелярии главы правительства спорили все утро: потревожить или нет премьера, который с семьей отправился на уик-энд в Эйлат. Перед отъездом он строго-настрого предупредил: Звонить только если произойдет что-то действительно серьезное.

«Не беспокойте меня из-за таких мелочей, как передислокация войск у южных соседей или ракеты с территории северного соседа».

И.О. и начальник канцелярии знают, что после того, как премьер повесит трубку, жена брезгливым голосом спросит: «Кто это был?» И если ей причина не покажется достаточно уважительной, грозы не миновать.

Консультации с министрами обороны и внутренней безопасности делу не помогли: их мнения тоже разделились. Министр обороны считает, что можно самим разрулить ситуацию, а министр внутренней безопасности впал в панику, требует немедленно информировать премьера и даже объявить в стране чрезвычайное положение. Уборщица Рина, чей стаж в канцелярии был повыше, чем у любого другого, тоже полагает, что не стоит им нарываться на выговор со стороны первой леди. Поспорив еще полчаса, они наконец пришли к соглашению, что ситуация действительно из ряда вон выходящая, и нужно доложить начальству, а вред от выговора со стороны жены уступает тому вреду, который может быть нанесен государству вследствие запоздалых мер. Они на всякий случай посоветовались еще и с бывшим водителем премьера и позвонили в Эйлат.

Как и ожидалось, повесив трубку, премьер вернулся к жене, загоравшей на топчане у края бассейна. Она не произнесла ни слова, только бросила в его сторону гневный взгляд.

— Ситуация взрывоопасная, — ответил премьер на незаданный вопрос. – Несколько заключенных террористов объявили забастовку.

— Ну и что, пусть кормят их с помощью зонда, — женщины повела плечами, накрытыми полотенцем и отправила в рот горсть очень спелых черешен, особо ею любимых.

— На этот раз это не голодовка, — вздохнул тяжело премьер. – Они заявили, что прекращают учиться в университете и не будут писать кандидатскую и докторскую диссертации.

— А для чего у тебя министр внутренней безопасности и начальник тюрем? – проворчала жена.

— Это дело им не по зубам, — покачал головой премьер. – Я сам должен заняться этой проблемой. Уже сегодня я должен объявить о предпринимаемых мерах. Делать нечего – возвращаюсь в Иерусалим на вертолете. Я уже велел назначить внеочередное заседание кабинета на пять вечера.

Он поцеловал жену и детей и в сопровождении советников и помощников отбыл на военный аэродром Овда.

…Заседание кабинета проходило как никогда бурно. В самом его начале министр внутренней безопасности, в ведении которого находятся тюрьмы, сообщил о требованиях бастующих: либо немедленно выпустить их на свободу, либо разрешить пользоваться Интернетом без ограничений, разрешить свидания с членами семьи, адвокатами и находящимися на свободе боевиками их организаций столько раз, сколько им пожелается.

В то время, как министры обсуждали меры, СМИ в стране активно освещали проблему. Телеканалы отменили свои обычные передачи, посвятив все эфирное время этой забастовке. Центральный канал пригласил в студию двух специалистов: бывшего начальника тюрьмы Р., а также госпожу Д., гендиректора общественной правозащитной организации «Учителя без границ». Каждый из них комментировал ситуацию со своей точки зрения. Экс-начальник тюрьмы рекомендовал правительству обучать заключенных насильно, то есть – транслировать в их камеры лекции Открытого университета, доставить в тюрьмы профессоров, чтобы те читали свои лекции в столовых во время завтрака, обеда, и ужина – таким образом, заключенные против воли вынуждены будут слушать их. В качестве соблазна отменить ряд экзаменов и снизить требования для защиты второй и третьей степени. «Так поступил в сходной ситуации я, когда руководил 22-й тюрьмой», — сказал Р.

Представитель учительской организации выразила возмущение столь бесчеловечными, по ее словам, мерами. «Они противоречат всем международным конвенциям, — заявила она дрожащим от гнева голосом. – Некоторых высокопоставленных чиновников и даже министров могут из-за этого отдать под международный суд в Гааге», — предостерегла она.

Из вечерних сводок новостей народ узнал, что Европейское единство осудило Израиль за неподобающее отношение к заключенным, толкнув их тем самым на отчаянный шаг забастовки. США выразили озабоченность и обратились к израильскому правительству сделать все, чтобы избежать дальнейшего обострения ситуации. Россия призвала принять «пропорциональные меры». Арабские страны обратились в Совбез с требованием немедленно собраться и осудить бесчеловечное отношение сионистов к томящимся в тюрьмах борцам за свободу. Генсек ООН опубликовал обращение, в котором выразил разочарование отказом Израиля улаживать разногласия общепринятыми путем. Международная обстановка накалялась, Израиль снова оказался в полной изоляции.

Кабинет разделился на два лагеря. То же самое произошло и в народе в целом. Одни требовали учить заключенных насильно, другие вышли на площади с плакатами, осуждавшими бесчеловечные меры, являющиеся прямым нарушением основных прав человека.

Коалиция оказалась на грани распада. Только во второй половине дня стороны при посредничестве президента пришли к компромиссному решению: Заставить заключенных защитить только кандидатскую диссертацию, не настаивая на докторской, разрешить свидания с родными в любой удобный для них день, но с боевиками их организаций – только раз в квартал.

Но это решение не дало ожидаемого результата: «Слишком поздно и слишком мало, — озвучил позицию бастующих их адвокат Шмуэль Коэн из адвокатской конторы «Коэн, Бужиман, Турджеман и Ко». – Мы продолжим нашу борьбу».

Вечером премьер позвонил жене и извиняющимся тоном сообщил ей, что не сможет пока вернуться в Эйлат, чтобы продолжить отдых с ней и с детьми.

«Мне все еще не удается взять ситуацию под контроль», — объяснил он. И это было правдой: в тот самый момент, когда он беседовал с женой, информационные агентства сообщили о новой угрозе бастующих: если их требования не будут удовлетворены в течение двух суток, они прекратят ежевечерне готовить себе мясо барашка на огне.

На иврите фельетон напечатан в газете «Макор ришон» (дигитальная версия газеты – здесь (см. стр. 9):


Довесок к фельетону.

ПИСАТЕЛЬ С ДРОЖАЩИМИ КОЛЕНЯМИ

Друзья меня спрашивают, почему я не реагирую на очередной демарш Дмитрия Быкова, который опять высокомерно назвал Израиль «ошибочным проектом». Причем, без всякого повода, никто его за язык не тянул, никто вопроса наводящего не задавал; он сказал это, находясь далеко от наших берегов.

На «Эхо Москвы» (с трансляцией на Ар-Ти-Ви-Ай) с ним беседовали о российско-украинском конфликте – и нужно было очень постараться, чтобы поднять «израильский вопрос».

В прошлом я уже писал о болезненном неравнодушии этого литератора к нашей стране.

Зачинать по этому поводу еще одну отдельную статью мне не хотелось, а посвятить этой теме немного места здесь, в конце фельетона, будет, мне кажется, вполне уместно. Если хватит терпения и дочитаете до конца – эту связь увидите.

Как я писал в прошлой статье, у Быкова, видимо, творческой эрекции не наступает, если он не упомянет Израиль; теперь невольно приходишь к выводу, что он вообще выступать публично без этого не может. Почему – ответа не знаю, тут фрейдистам нужно поработать.

Я знал, чего от Быкова можно ожидать, поэтому его очередной антиизраильский выпад меня не удивил. Чувство, которое я испытывал, наблюдая это интервью по телевидению – жалость.

Как сказано в Слове о полку Игореве: «Ни хитру, ни горазду, ни птицею горазду суда Божия не минути». Много лет Быков ловко лавирует между Сциллой и Харибдой, в среде либералов числится критиком системы, у властей предержащих раздражения не вызывает, поскольку его стихотворные фельетоны по сути – кукиш в кармане.

Но вот наступил момент истины, так сложилось, что в России каждый, кто хочет оставаться публичным, «властителем умов», должен сказать, «за» он или «против». Я смотрел на Быкова, отвечающего на конкретные вопросы ведущей, и видел, как он юлит, ерзает на стуле, как извивается, пытается угодить и тем и другим. И боится, боится! Не позавидуешь: поддержит одну линию – и прослывет ретроградом, товарищи по лагерю отвернутся. Осудит действия властей – назовут фашистом и отлучат от главных телеканалов. Он прекрасно понимает, что не настолько талантлив, что может наплевать на милость правителей, поскольку народ все равно пойдет с ним. Его ждет судьба Макаревича, а то и похуже – того хоть любят многие. Лавируя, Быков то произносит комплимент премьеру, то как бы сомневается в целесообразности… Его просят высказать свое отношение к присоединению – он распространяется о том, как блестяще была проведена операция…

И тут ему в голову приходит спасительная мысль – увести в сторону, сесть на любимого антиизраильского конька — ведь за любую сказанную про Израиль мерзость или глупость ТАМ с него не спросят. А очки очень даже можно заработать. И за уши притягивает к беседе Израиль. Ума не хватает придумать что-то новое – так повторяет старую свою теорию о неудачном проекте.

Оставим в стороне его мотивы и этичность такого поведения – он, видимо, не может понять, что интеллигенту как-то не пристало вот так высказываться о другой стране. Не принято. Непорядочно. Не знаю, в каком веке он живет. Поговорим о том, действительно ли Израиль – неудачный проект? Что заставило его прийти к такому выводу? Какие вообще критерии существуют?

Вот уже около 70 лет существует демократическое государство, член ООН, которое, не имея природных богатств, создало экономику, значительная часть которой – хай-тек. Окруженный непридуманными врагами, вынужденный содержать огромную армию, Израиль успешно решает свои социальные проблемы. Этот «проект» без особого напряжения за короткий срок интегрировал около миллиона новых граждан. Высокая занятость, прекрасная медицина, чистые ухоженные города, страна, в которой многие иностранцы стремятся заполучить недвижимость, несмотря на высокие цены. Доход на душу населения здесь – около 40 тысяч долларов в год. (Я знаю страны, богатые полезными ископаемыми и лесами, с нескончаемыми водными ресурсами — и с доходом на душу населения почти вдвое ниже).

Израиль – высоконравственная страна, которая не только не перекрывает подачу электричества в Газу, откуда то и дело постреливают ракетами – даже не требует заплатить, понимая, что это будет негуманным коллективным наказанием. Это тоже для меня – признак удачного проекта. Наш премьер не выступает по телевизору со словами: «Пусть сначала выплатят долг».

Арабы-депутаты в нашем парламенте, действующие вопреки интересам государства – еще одно свидетельство прочности этого проекта.

Израиль — успешный проект, потому что здесь никому в голову не приходит заблокировать сайты, закрыть газеты, давить на теле- или радиоканалы. Писатели здесь не боятся властей. Мой напечатанный выше фельетон – лишнее свидетельство тому, что я живу в прекрасном успешном проекте: я, эмигрант, могу, не боясь ничего, опубликовать (и на русском, и на иврите) фельетон, в котором вывожу премьера в невыгодном для него свете.

Более того, не боясь ничего, я отправил фельетон в ежедневную газету, владельцем которой является магнат, который полностью поддерживает нынешнего премьера. Мне не нужно лукавить, извиваться, поступаться совестью, прятаться. И редактор той газеты нисколько не боится своего «про-премьерного» работодателя. Получив этот фельетон, тут же ответил мне: «Прекрасная статья, публикуем завтра». Я горжусь тем, что живу в такой стране. Не трепаться о «неудачном проекте», а завидовать израильским интеллектуалам страшной завистью должен каждый писатель, который пишет или выступает с оглядкой – на власти, на толпу…

О том, что Израиль – успешный проект, сильная, прочная страна, хорошо осведомлен генсек ООН, который регулярно обращается к нам с просьбой: «Вы ведь сильны, ну помогите несчастным палестинцам, помогите им создать свою страну, от вас не убудет». Знают об этом и одиозные израильские леваки, которые тоже требуют все больших и больших уступок палестинским террористам, мотивируя это все той же мощью – экономической, военной, апеллируя к незыблемым демократическим традициям Израиля.

Каждый претендент на должность президента США непременно заверяет великий народ своей страны в особой любви к Израилю. Лидеры США, Британии, Канады, Австралии, Франции, ряда других держав с мощнейшим военным потенциалом не устают повторять при каждом удобном случае, что являются гарантами безопасности нашей маленькой страны. О чем болтает Быков?

Что он думает об успешности такого проекта, как Сирия? Как Ливия? Как Северная Корея?

И последний на пока довод в пользу того, что Израиль – успешный, правильный проект: наш доморощенный политолог и не подозревает, что арабские граждане этого «неудавшегося проекта» ни за какие коврижки не соглашаются отказаться от израильского гражданства и любой намек на отказ даже за очень высокую компенсацию воспринимают как личное оскорбление, дискриминацию, расизм, нарушение всех международных законов и бьют в во все колокола.

Быков человек начитанный. Знает наверняка, что сказал Михаил Зощенко о писателе с испуганной душой. Если он не может говорить правду – то лучше все же смолчать, чем заниматься бессовестной клеветой, обливать грязью страну, которая ну вот никакого отношения к происходящему между Россией и Украиной не имеет.

Я человек тактичный и знаю, что в приличном обществе не принято улюлюкать и показывать всем на трусость, которую проявляет интеллигентный человек, боящийся реальных или мнимых кар со стороны властей. Но Быков постоянно напрашивается на это, когда лезет со своими непрошенными очернительными оценками в адрес страны, о которой имеет весьма смутные понятия. Он знает об Израиле еще меньше, чем знает о футболе та бразильская черепаха, которая берется предсказывать результаты Чемпионата мира. Такому хочется напомнить слова мудрого баснописца: «Чем кумушек считать-трудиться, не лучше ль на себя, кума оборотиться?»

Вообще-то те, кто в России отвечает за имидж страны, должны одернуть Быкова, который своими ляпами вынуждает отвечать, ставить под сомнение качество «проекта», в котором живет, заставляет невольно сравнивать, делать выводы…

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Владимир РАБИНОВИЧ | Все люди — евреи

Фантасмагория овировских времен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *