Вторник , 13 апреля 2021

«Выражался» ли премьер-министр Бегин?

Ненормативная лексика или Иврит вооруженным глазом

Юрий МООР-МУРАДОВ

Фото: Government Press Office, Flickr

К сегодняшней теме я подбирался долго. Все никак не мог решиться. Во всяком случае считаю своим долгом сразу предупредить тех, кого смущает ненормативная лексика: лучше вам эту главу пропустить. Сам я стараюсь не выражаться, но как говорится, из песни слов не выбросишь, взялся писать о сленге — не говори, что не дюж.

Не знаю, почему те самые слова, которые в русском тексте выглядят ужасно, в ивритском тексте воспринимаются как-то мягче, звучат естественнее, не выпирают. Не могу понять, в чем дело. Да и вообще странно говорить о нецензурных выражениях в стране, в которой и цензуры-то как таковой нет (военная не в счет).

Но хватит объяснений, пора переходить к делу. Итак, «выражался» ли бывший премьер-министр Израиля Менахем Бегин? Известно, что сталинский режим отправил его, беженца из Польши, в архангельскую тюрьму, о чем он и написал воспоминания «Белые ночи». Не в тюрьме ли он нахватался плохих слов?

Посудите сами: «Аль hа-еудим леhиздаен бе-савланут» — это он сказал. А мы с вами знаем, что означает в иврите «зайин», от которого произведен глагол «леhиздаен». Ну очень нехорошее слово. В приличном обществе его не употребляют.

Помнится, несколько лет назад в иерусалимском муниципалитете из-за этого слова чуть не разразился кризис. Религиозные депутаты горсовета пригрозили выйти из коалиции, если с улиц, площадей и автобусов не снимут огромные плакаты с надписью «Лех тицтаен» («Отличись на экзамене»). Это была реклама частной школы, готовящей абитуриентов к поступлению в вуз. Вроде ничего неприличного, но уж очень напоминает распространенное ругательство «Лех тиздаен» — так на иврите посылают «по матушке». И щиты в столице сняли (хотя в Тель-Авиве они остались).

Почему же сторонники либерального отношения к плакатам не отстояли его, сославшись на авторитет бывшего премьер-министра?

Тут мы с вами касаемся одного принципиального момента. «Зайин» вообще-то не означает «мужской половой орган». Это эвфемизм, придуманный стеснительными людьми. Прямой смысл этого слова — «оружие». «Кохот мезуяним» — вооруженные силы. «Бетон мезуян» — армированный бетон. «Бе-айн бильти мезуенет» — невооруженным глазом. К певцу Авиву Гефену, который вопит со сцены «Анахну дор мезуян», претензий не предъявишь: кому-то кажется, что это — «Мы трахнутое поколение», а кто-то считает, что «Мы — вооруженное поколение». Разве не так в стране всеобщей военной повинности?

Раз «зайин» — оружие, то «леhиздайен» — вооружиться. Бегин-старший всего-навсего сказал: «Евреи должны вооружиться терпением». Сейчас так уже никто не говорит, скажут: «Леhитазер бе-савланут», «леhицтаед бе-савланут». Значит, ответ на вопрос, вынесенный в заголовок, отрицательный? Не будем спешить с выводами… В конце 1970-х годов депутат (тогда от партии «Авода») Йоси Сарид пожаловался с трибуны кнессета, что премьер-министр назвал лидера оппозиции русским словом из трех букв, начинающимся на букву «х». Сарид произнес это слово и пояснил для незнающих, что это грубое русское ругательство. Премьер-министром в тот год был именно Менахем Бегин, который русский язык знал…

Теперь, когда вы поняли, что в обморок от «зайин» падать незачем, поговорим об этом слове, которое, среди прочего, служит еще и названием седьмой буквы еврейского алфавита. Какое счастье, что седьмой день недели у евреев имеет свое особое название — «шабат», а то при здешней привычке называть дни недели по названию соответствующей ей буквы: «йом алеф» (воскресенье), «йом бет» (понедельник) и так далее, каждые семь дней наступал бы «йом зайин».

Тут очень кстати вспоминается сказанное в сердцах бывшим верховным комиссаром израильской полиции, которому года три назад пришлось подать в отставку после выводов комиссии Зайлера, выявившей недостатки во вверенном ему ведомстве: «Я знал, что получу от этой комиссии, уже по первой букве фамилии ее председателя».

Когда грубый, невоспитанный израильтянин хочет послать кого-нибудь подальше, то говорит ему: «Тиздаен ми-по» («Канай отсюда»). И ему наплевать, что подумают о нем интеллигенты или нежные дамочки: «hу ло сам зайин», или, что то же самое, «сам зайин» (ему наплевать).

Перечисляя вещи разного сорта, такой человек говорит: «Суг алеф» (первый сорт), «суг бет» (второй сорт), «суг зайин» (самый плохой, никуда не годится).

В непонятном противоречии с официальным смыслом, несмотря на то, что «бетон мезуян» — вещь хорошая, как раз про плохой предмет (совет, предложение) скажут: «мезуян».

Заверяя нас в чем-то, говорящий на сленге израильтянин поклянется: «Хотех зайин» («Голову на отсечение даю», и в данном случае понятно, о чем именно идет речь). Начнешь его воспитывать, призовешь выбирать выражения — он грубо отрежет: «азов зиюней моах» («Кончай крутить мне мозги»).

Когда ему допечет, он жалуется: «нишбар ли hа-зайин» («нишбар» — сломался). В главе об армейском сленге мы уже писали о распространенной аббревиатуре ШАВУЗ — «швур-зайин» (тот, кому все до чертиков надоело, кто истощен, изможден).

Этот такой активный в сленгообразовании орган у евреев, как вы хорошо осведомлены, подвергается некоторой операции. Поэтому, прибегая еще к одному эвфемизму, его нередко называют «кацуц» (укороченный). «Ани сам кацуц» — опять же «Я положил на это».

Другое невинное слово, ставшее непристойным благодаря стремлению к эвфемизмам, — «тАхат». Вообще-то это предлог «под». «Эйн хадаш тахат а-шемеш» («Ничто не ново под солнцем»; русские говорят «под луной»). «Тахат хасут» — под покровительством. Видите, все благочинно. Но на иврите «тахат» называют еще и то место, что пониже спины. Это подобно русскому «зад», которое тоже, в сущности, никакое не ругательство.

Самое распространенное выражение с этим словом — «Меаньен эт hа-тахат шели» («Меня это не колышет», «мне наплевать»). Недавно один стендапист изощрялся на сцене. Достал мобильный из нагрудного кармана и говорит с деланным испугом: «Ужас, где я ношу телефон! Его излучение погубит мое сердце!» Перекладывает в боковой карман брюк — и тут же вынимает: «Нельзя, так я лишусь детородных способностей!» Наконец сует в задний карман брюк, хлопает себя по заду и говорит довольно: «ha-крина ба-тахат шели!» («Наплевать мне на излучение!»)

«Коц ба-тахат» (заноза в заднице) — то, что достает, мешает жить.

Вам не нравится, что про плохую вещь говорят «суг зайин»? Многие предпочитают сказать мягче: «Шаве ле-тахат» (ничего не стоит). Зато про хорошую вещь, скажут «хаци оргАзма» (полный восторг).

Если кто-то надрывается на работе, прилагает неимоверные усилия, значит: «карА эт hа-тахат» («кара» — рвал). А некоторые хитрые работники, чтобы не надрываться, начинают подлизываться к начальнику. Про таких говорят: «ЛикЕк ло эт hа-тахат» (подхалимничал; «ликек» — лизал).

«ПИльпель ба-тахат» — очень бойкий, быстрый, энергичный, не работник, а просто находка. («пильпель» — перец)

«Тазиз эт hа-тахат» — действуй, шевелись, двигай отсюда.

Если работать спустя рукава, палат каменных не наживешь. Про бедняка говорят: «Эйн ло груш аль hа-тахат» («Ни гроша на заднице») – нечем, мол, задницу прикрыть.

«Ма hа-кешер бейн махат ле-тахат?» («Какая связь между иглой и задницей?») – в смысле «Что ты путаешь божий дар с яичницей?»

Есть очень популярная аббревиатура с этим словом, ее свободно произносят все — и интеллигенты, и политики, и ученые: КАСТАХ («кисуй тахат»), то бишь прикрытие задницы, перестраховка. Так, как правило, ведут себя чиновники, не умеющие руководить, не знающие, как выйти из того или иного положения. Недавний пример КАСТАХа: в Бостоне террористы взорвали бомбу, «позвонив» на нее, и власти тут же прекратили деятельность всех телефонных компаний в том регионе — на всякий случай.

Два из пресловутой триады неприличных частей человеческого тела мы упомянули. Осталось третье. Женский половой орган на сленговом иврите называют чужим словом «кус». Одни полагают, что оно пришло из арабского, другие кивают на турков. Не исключено также, что оно из фарси. Самое главное ругательство с этим словом — «кус эмек», грубая брань.

Но, что поразительно, производное слово «кУсит» ругательством не является, означает оно «красотка». Был случай, когда молодая женщина подала в суд на мужчину, который вслух сказал про нее, что она «кусит». Судья выслушал обе стороны и объяснил истице: «Но вы же действительно «кусит», так что никакого оскорбления в этом нет».

А за «занзОнет» можно ответить: так называют девушек, которые ведут себя как «зонА» (проститутка). Еще одно арабо-ивритское название представительниц этой профессии — «шармУта». Недавно в Тель-Авиве женщины, защищающие свое право одеваться сколь угодно провокационно, провели демонстрацию, назвав его «цаадАт шармУтот» («парад шлюх»). Собралось менее полусотни представительниц прекрасного полуобнаженного пола, что свидетельствует о целомудренности в целом нашего общества. От вышеупомянутой профессии произведены ругательства «бен зона» и «бат зона».

Отправление естественных потребностей у всех народов служит надежным материалом для крепких выражений. Русский пример: «Я с ним на одном гектаре … не сяду». Вот какие варианты есть на иврите:

«Ло hиштин ле-кивун шело» («Не мочился в его сторону») — ни в грош его не ставил. «hиштин бе-кешет алав» («Мочился на него дугой») — значение то же самое. «hиштин ме-hа-макпецА» («мочился с вышки») — внаглую делал не принятые в приличном обществе поступки.

Не все могут и любят использовать грубое название такого естественного отправления как ветроиспускание. Заклинания сторонников либерализации лексики «что естественно, то не безобразно» не помогают. Ивритский эвфемизм для этого: «hифриах йоним» (выпустил на волю голубей). Не правда ли, вполне прилично.

Несколько выражений, в которых нет нецензурных слов, но все равно «мат» читается между строк. Точнее, между слов.

«Аса бе-михнасаим» — наделал в штаны (с перепугу).

«Халиланит» («кларнетистка») — специализируется на оральном сексе.

Любители изощренных ответов на традиционный вопрос «Ма hа-мацав»? («Как дела?») вместо скучного «Беседер» отвечают грустной шуткой: «Кмо бейцим шель цав» («Как яйца черепахи»), или по-нашему, как сажа бела.

«Ло асу оти ба-эцба» («Я не пальцем деланый») — меня не проведешь.

У израильского мата по причине малых размеров государства и этажность невысокая. Здесь нет трехэтажного мата, мне известен только один двухэтажный мат: «леhиканес бе-им-има шело» («войти в мать матери его»), то есть врезать по самое не могу.

А вообще на иврите «сквернословие» — «нибулей пе», и еврейская традиция считает это предосудительным. Так что запомните все приведенные мной выражения и никогда их не употребляйте.

«Новости недели»

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Роман ГОЛЬД | 1000 знаков о Йом Кипуре

Когда мы откроем глаза

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *