Вторник , Ноябрь 21 2017
Home / Авторское / Вавилонская башня — ХХI век

Вавилонская башня — ХХI век

Венок сонетов

Ханан ТОКАРЕВИЧ

Господи, услышь наши молитвы,
ибо если ты не услышишь сейчас,
то больше некому будет слушать тебя.

774372_10151304866389545_1057580219_o

1.
Подлунный мир беспомощно молчит,
Неистовый, коварный и надменный.
В нём кровью путь завещанный залит,
Путь в никуда из хаоса Вселенной.

Какая блажь – создать и разорить
Всю непорочность искренних мгновений,
Поэзию невиданных творений,
А без неё нам просто не прожить,

Не оценить всей горькой правды суть,
От безысходности проклятой не уснуть.
И каждый шаг таит в себе опасность.

Мы ничего не можем изменить.
Кого прощать – не нам о том судить.
Растоптана святая первозданность.

2.
Растоптана святая первозданность
Лесов зелёных и полей, и гор.
Рождается никчемная ментальность,
Диктуя беспредела приговор.

Воюют все, друг друга не жалея.
Им недосуг, им просто невдомёк,
Что мир средь звёзд несметных одинок.
Найти подобный – глупая затея.

Немыслимо самим собой остаться,
Когда галактика должна взорваться.
Грозит бедой несущийся болид.

Но манят нас сияющие дали,
Где в вышине, без боли и печали,
Планет далёких свет во тьме летит.

893878_10151445821069545_443385085_o

3.
Планет далёких свет во тьме летит.
В нём тает звёзд потухших отраженье,
Богов всесильных тихое презренье,
И мести страсть, что факелом горит.

Течёт исповедальная река,
Сметая непрощённость покаянья.
Ей ни к чему увядшие страданья
И пеплом опалённые века.

Душа трепещет, стынет на ветру.
Слова молитв никак не разберу.
Зависла беспросветная реальность.

Путь к истине низложенной закрыт,
Стрела возмездия в ночи скользит,
Пронзая бесконечную туманность.

4.
Пронзая бесконечную туманность,
Пророчество взрывает пустоту.
В чём нашей краткой жизни уникальность?
Быть может, вера в светлую мечту?

В любовь бескрайнюю, что рвётся в небо,
Парит и набирает высоту?
В тот дом, где пахнет тёплой коркой хлеба,
В весенний сад в сиреневом цвету?

То облака над солнечной долиной,
То молнии над грозною пучиной.
Игрой судьбы мы все утомлены.

И у костра поруганной печали
Мелькают вехи, что мы прошагали,
Забытые картины старины.

1009545_10152016695114545_466184475_o

5.
Забытые картины старины.
В них та же боль, коварство и измена.
Мы на скитанья вновь обречены,
Где мир – одна трагическая сцена.

На ней герой-любовник и злодей.
Финал известен, всё начнём сначала,
Откинем надоевшие забрала
И вновь пройдём чрез тысячи смертей.

Кружится в тихом вальсе снегопад,
Зимою зачарован старый сад.
Шопена слышу вальс сентиментальный.

В окошко заглянула тишина.
Друзей ушедших в вечность имена
Вдруг возникают в памяти печальной.

6.
Вдруг возникают в памяти печальной
Поэты, что воспели странный мир,
Покрытый оболочкой лучезарной.
Сражённый, пал обласканный кумир,

Окутанный загадкой воскрешенья.
Из пустоты, из облака мечты
Божественны знакомые черты
Земли родной. Душа полна смятенья.

Там тень Адама бродит по земле.
Что ищет он в чернеющей золе,
Остатки снов истории кошмарной?

Разрушен мост, дороги нет назад,
Кончается трагический обряд
Той несравненной вспышкою астральной.

893037_10151451318669545_52150828_o

7.
Той несравненной вспышкою астральной
Очерчен круг любви, добра и зла.
Мне дорог образ женщины желанной,
Что по судьбе нечаянно прошла.

Следы пропали в невозвратном поле.
Нам не вернуть минувшее, хоть плачь.
Жизнь не хрустящий пряник, не калач –
И деться некуда от этой доли.

На свете нет лекарства от печали,
Мы в плен ошибок вникнуть опоздали,
Но светлой грустью помыслы полны.

Как ноша тяжела, нещадно бремя,
Безумною мечтою мчится время,
Сжигающей несбывшиеся сны.

8.
Сжигающей несбывшиеся сны,
Таится память правдою жестокой.
Мы ждём от необузданной весны
Чувств истинных, как в юности далёкой.

И вновь поверим в яркий звездопад,
Отбросив налетевшее сомненье.
В дороге новой ищем озаренье,
Хоть вёрсты ничего нам не сулят.

Маячит непреклонный Вавилон.
Он в тьму веков пропавших погружён.
Ступеней убивает крутизна.

Блуждает обессиленный пророк,
Над ним кружит всё тот же злобный рок.
Несут ветра другие времена.

793745_10151346436359545_1404428129_o

9.
Несут ветра другие времена.
Не отличить злодея от героя.
Не манит больше таинством Луна,
Несущая симфонию прибоя.

Разорвана связующая нить
Между началом и концом Вселенной.
Нам не найти дороги сокровенной,
Где силы взять концы соединить?

Услышать утром музыку рассвета,
Средь красок накатившегося лета
Рассеялась тумана пелена.

И уголёк спасительной надежды
Пусть разгорится вновь, сильней, чем прежде,
Но рушит берег старая волна.

10.
Но рушит берег старая волна.
Здесь не до слов, нелепых изречений,
Что вслед летят потоком откровений.
Она коварных замыслов полна.

Ниспосланная сила урагана,
Богов небесных выспренный каприз
Вдруг налетит из едкого тумана
Или раскатится, как лунный бриз.

Мрак подступает, сея страх кругом,
И призраки роятся за окном.
Тускнеет небосвод бездонно-синий.

Над перегоном тёмная звезда
Встречает одиноко поезда,
Пугает неразгаданностью линий.

525045_10151363413744545_183316143_n

11.
Пугает неразгаданностью линий
Тот горизонт над тёмною звездой.
Нам не понять твоих писаний, Плиний.
Кто всех опасней – трус или герой?

А башня всё растёт. Зловещи тени.
Ворота в Рай берут на абордаж.
Рассыпался магический витраж,
В осколках и в крови скользят колени.

Пусть груз ошибок тянет, не беда.
Всё унесут текущие года.
Придёт удача в надлежащий срок.

Несёшься вскачь по полю на гнедой.
Весь мир у ног твоих. Перед тобой
Застыл обескураженный пророк.

12.
Застыл обескураженный пророк.
Не сходятся возникшие виденья.
Откуда ждать надежды на спасенье?
Всевышний бы на всё ответить смог.

Но он молчит. Пугающей десницей
Готов разить и грешных, и святых.
Не трогает его молитвы стих.
Ну, как, скажите, с горя не напиться?

Ему плевать на дождь, на лунный свет,
Что сложен мир людей из горьких бед.
Не нужен и любви твоей зарок.

Не слышит Бог! Мы все сойдём с ума!
Что делать, ходит кругом голова?
Вдруг время провалилось сквозь песок.

1493576_10151951486909545_1998586189_o

13.
Вдруг время провалилось сквозь песок.
В толпе бурлит волна непониманья.
А боль и гнев минувшего страданья
Разят, как обезумевший клинок.

Стою среди людей, но как в пустыне,
Хожу опять по лезвию ножа.
Проложена бесславная межа,
Что между телом и душой поныне.

Скажите мне, быть может, это сон?
Я весь в кошмар вселенский погружён.
След проступил таинственных рептилий.

Друзья мои, как трудно мне без вас.
Скатились слезы из уставших глаз.
Лишь на висках блестит, не тая, иней.

14.
Лишь на висках блестит, не тая, иней.
Здесь ни при чём порочная судьба.
За вереницей тех безликих линий
Бессмысленная долгая гульба.

Быть может, на другом конце Вселенной
Отыщется для грешных уголок,
Что памятью священной и нетленной
Согрел бы душу, сердце уберёг.

Пока есть силы, кружится Земля.
Отпущено так мало — жить, любя.
Но сердце обречённое стучит.

Хотел бы знать, хоть буду я забыт,
Где та цена сомнений и обид?
Подлунный мир беспомощно молчит.

270000_10151209910319545_1548674671_n

15. МАГИСТРАЛ

Подлунный мир беспомощно молчит,
Растоптана святая первозданность.
Планет далёких свет во тьме летит,
Пронзая бесконечную туманность.

Забытые картины старины
Вдруг возникают в памяти печальной,
Той несравненной вспышкою астральной,
Сжигающей несбывшиеся сны.

Несут ветра другие времена,
Но рушит берег старая волна,
Пугает неразгаданностью линий.

Застыл обескураженный пророк.
Вдруг время провалилось сквозь песок.
Лишь на висках блестит, не тая, иней.

Февраль 2014 г.

269583_10151169684004545_2078542773_n

 

Фото: Макс Шамота

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Александр ГУТИН | Я выживу тысячу раз

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *