Home / Израиль / Общество / Ботать по фене на Святой земле

Ботать по фене на Святой земле

Если верить детективным романам, воровская жизнь полна романтики, там существует свой кодекс чести, воры и грабители действуют в соответствии с благородными разбойничьими правилами

А если судить по жаргону, вся жизнь уголовников состоит из того чтобы что-то украсть, кого-то «завалить», достать наркотик, обкуриться, вступить в конфликт с полицией и судом и отсидеть в тюрьме положенный срок. Потому что основная масса уголовных терминов вращается именно вокруг всего этого.

Юрий МООР-МУРАДОВ, «Исрагео«

Из одних только названий всякого рода наркотиков и всего, что с ними связано, можно составить многотомный словарь. Начнем с невинного слова «бифним». Словарное значение — «внутри». В уголовной среде — «в тюрьме», «на нарах». «Шнатаим бифним» — оттрубил два года. Видимо, под влиянием русского языка слово «сидел» и в иврите означает «сидел в тюрьме». «hУ хаяв лашевет» — он должен сидеть, его место за решеткой.

Просто так в тюрьму обычно не сажают. Сажают того, кто совершил преступление. Кто-то что-то украл — «гилеах» («побрил»). «Лидфок дира» — обчистить квартиру. Опытного домушника зовут «хатуль» («кот»), так как он ловко лазит по водосточным трубам. «Даяг» («рыбак») — вор-домушник, который умеет вскрывать окна или двери с помощью лески, проволоки.

«Трипель» — одновременное ограбление дома жертвы, его бизнеса и угон его машины (от английского «triple» — «тройной»).

«Шод бе-цева» («ограбление в красках, с красками») — ограбление с жестокостью, когда жертву избивают, пытают, желая узнать, где спрятаны деньги и драгоценности.

Шахматная фигура «цариах» («ладья») имеет на иврите второе название — «тура» (вне сомнения, русское влияние). В уголовном мире у слова «тура» другой смысл — это групповое изнасилование.

Думаю, под русским же влиянием появилось выражение «hифъиль моне» — «включил счетчик» (установил срок для погашения долга).

Украсть — полдела, нужно еще сбыть краденое. «Схора мелухлехет» («грязный товар») — вещи, которые только что украдены.

Есть в уголовном мире своя иерархия. «Ливьятан пеша» («уголовный кит») — крупный уголовный авторитет. Он же «дольфин» («дельфин»). Другое название верхушки, элиты уголовного мира — «бакра» (от арабского слова, означающего «первый, главный»). Простого уголовника называют «хаяль» («солдат»), эти выполняют указания боссов. На особом положении «гибен» («горбун») — он держит общак.

В Одессе фраерами называли законопослушных граждан, обмануть, ограбить которых просто сам бог велел. В Израиле таких называют «амнон» (название рыбы, известной еще как «мушт», рыба Святого Петра).

В уголовном мире нередки разборки. Потом ее участники рассказывают о своих и чужих подвигах. «Аса ло Пикассо» означает «порезал ему лицо». «Аса ото цева» — «сделал его краской», то есть опозорил его.

Ни для кого не секрет, что сверхзадача любого преступника — заработать деньги. Он, может, и хотел бы обойтись без драк, избиений и убийств, но без этого в уголовном мире больших денег не заимеешь. Когда сталкиваются интересы двух преступных группировок, за разрешением конфликта обращаются к уголовному авторитету, который именуется «борер» («арбитр»). Прежде чем «борер» согласится (за немалую мзду, естественно) вынести свой вердикт, стороны клянутся принять его решение и выполнить его.

Истец заявляет, что ответчик «аса алай партия» («надул меня», дословно: «сделал надо мной партию»). Обе стороны излагают свою версию конфликта и клянутся, что не хотят выводить своих «солдат» на улицы «им келим» (с оружием). Не хотят «леhорид анашим» («убивать людей», дословно: «убирать»), «лиршом ле-моадон hа-шайш» («записать в мраморный клуб», читай «отправить на кладбище»). При этом оба грозят «леhиканес бе-им-има шель hа-цад hа-шени» («врезать матери второй стороны по самое то»), то есть нанести противнику огромный ущерб, если им не удастся прийти к «сульхе» — соглашению, миру.

Прежде чем действовать кардинально, предпринимают несколько предупредительных шагов. Например, «hирхив эт hа-салон» («расширил зал») — бросил в дом гранату. «hеви ото бе-хеци» («разнес на половинки») — избил его до полусмерти

Полумеры не подействовали, арбитр не помог. Пора действовать решительно. «Шалах ло зер» («послал ему венок») — ликвидировал его. Если про кого-то говорят, что «еш алав хозе» («о нем составили контракт», вариант — «hоциу алав хозе», «hу бе-хозе») — ему вынесли смертный приговор, его «заказали».

«Лаасот кипа адума» («соорудить красную шапочку») — заманить человека в ловушку, чтобы расправиться с ним. «Красной шапочкой» служит, по-видимому, тот, кому жертва доверяет и кто заманит его в темное место. Про того, кто покинул этот мир неестественным образом, говорят «hалах ледабер им hа-дагим» («отправился поговорить с рыбами»).

В разгар бандитской разборки или ограбления зазвучали сирены полицейских машин — на уголовном сленге эти сирены называют «чакалАка», а саму патрульную машину называют «айн кхула» – «синий глаз». В этих машинах на место происшествия прибывает «мОко» — «мент», «мусор».

Полицейские нередко устраивают «hурикан» («ураган») — облаву. Когда они наталкиваются на труп, то сообщают по рации: «Мем-мем» (аббревиатура слов «микре мавет» — «смертельный случай»).

Чаще всего преступления связаны с наркотиками. На этой почве совершаются кражи, ограбления, поножовщина, убийства… Я здесь приведу небольшой словарик — пусть будет пособием для начинающего автора детективных романов или для того, кто увлечен криминальными историями.

«Хомер» («вещество») — так обычно называют любой наркотик.

«Джойнт», «буф» — сигарета с наркотиком.

«Джонтиль» — большая наркосигарета.

«Шахта» — затяжка наркосигаретой.

«Иерушалмит» — табак, смешанный с наркотой.

«Йовеш» («сушь») — нехватка наркоты.

Нет «хомера» — у подсевшего ломка, человека в таком состоянии называют «наркис».

Сама ломка — «дУда».

«Петрозилья» — наркотик, который выращивают в своем дворе.

«Файсал» — большая наркосигарета.

«Сулия» — единица измерения гашиша.

«Сатла», «бе-сутуль» — человек под кайфом.

«Сатлан» — часто принимает наркотики, крепко подсел.

«hисниф» — вдыхал кокаин.

«Аса шура», «лаках пас» — втянул в нос полоску кокаина.

«Асуд» — опиум («алеф», ударение на первом слоге)

«Дафак рош» («стукнул голову») — принял дозу наркоты

«Гальгаль» — таблетка экстази (и на русском говорят «колесо»).

«Хинаш» — хина+гашиш.

«Грасс» — марихуана (от английского «трава»).

«Балади» — опиум.

«Блондини» — гашиш высококачественный, отборный.

«Лаван» («белый») — героин, кокаин.

«Джарас» — индийский гашиш.

«Каспомат» — пункт продажи наркоты, где покупатель не видит торговца, просто сует деньги в какую-то форточку, и кто-то протягивает ему пакетик.

Можно придумывать хитроумные способы продажи наркоты, отъема чужих денег или жизней, но сколько веревочке ни виться, а концу быть. Когда-нибудь да попадешься. Возможно, с поличным. Поймать с поличным — «литфос аль хам» («поймать на горячем»).

Задержанного подозреваемого везут в КПЗ в «зинзане». Несколько лет назад по израильскому телевидению показывали сериал про людей дна, который так и назывался — «Зинзана». Он был очень популярен среди простого народа. Помнится диалог того периода: «Как ты можешь назначать свадьбу на вторник?! Никто же не придет, в этот вечер показывают очередную серию «Зинзаны». Слово произошло от персидского «зиндан» — «темница».

Привезя подозреваемого в участок, полицейский иногда предупреждает дежурного: «Шишия» («шестерка»). Это означает, что арестованный неадекватен, с ним нужно особое обращение. В полицейском уставе шестой параграф подробно разъясняет, как служителям порядка вести себя с сумасшедшими.

«Таун» («заряженный») — так полицейские называют арестованного, которого нельзя сажать в камеру со всеми, его нужно поместить в особую камеру «муль hа-йоманай» («напротив дежурного», чтобы последний постоянно наблюдал, что там происходит). Либо этот арестованный склонен покончить с собой, либо ясно, что другие заключенные могут сделать с ним что-то нехорошее.

После ареста начинаются допросы. Если подследственный сломался на допросе и стал чистосердечно излагать, как было дело, про него говорят «хилель» («играл на дудке»). Или «зимер» («пел»). «Мезамер» — тот, кто выдает своих. Помнится, в России про такого говорили «воняет». Соответственно «замир» — доносчик. Он же — «аккордеонист».

«Кир» («стена») — антоним «замиру», то есть арестованный, которого нельзя сломать на допросе, сотрудничать со следствием он отказывается, никого не выдает. А еще молчунов называют «даг» («рыба») — на допросах не говорит ни слова, сообщники могут на него положиться.

Если арестованный молчит, следователи ищут тех, кто может дать показания про него. «Эхад-арба-арба» (144 — номер телефонной справочной службы) — доносчик. Еще такого называют «антена» — полицейский информатор из уголовной среды.

Можно заслать в банду человека с прослушкой. Про него говорят «лаваш махшир» («надел прибор»). Полицейских сыщиков они не любят, называют их «калевет» («бешенство»). Следователей часто обвиняют в том, что они «шьют дело». «Тафар ло тик» («пришил ему дело»). Иногда говорят «тафар ло халифа» («сшил ему костюм»). Про того, кто пострадал за чужие грехи, говорят: «hидбику ло тик». Или: «hеэпилу алав тик» («свалили на него дело»).

Когда мелкий уголовник добровольно берет на себя преступление, совершенное «ливьятаном», про него говорят: «ахаль тик» («съел дело»).

После допроса подозреваемого везут в суд для продления ареста. Судью, который, не вдаваясь в подробности, легко соглашается с просьбой продлить срок содержания под арестом, называют «шофет миштарти» («полицейский судья»). «hэериху ло ямим» («продлили ему дни»), то есть продлили задержание в КПЗ, или «кибель ямим» («получил дни»).

Решение судьи получено — подозреваемого и везут в «калабуш» (тюрьма).

Абу-Кабир — это район в южном Тель-Авиве, где находится следственная тюрьма. Так что «отвезли в Абу-Кабир» означает еще «посадили в КПЗ». Напротив здания тюрьмы находится Институт судмедэкспертизы, туда отвозят умерших и убитых для вскрытия.

Другая всем известная тюрьма — «Маасиягу», она находится в Рамле. Уголовники называют ее «касефет» («сейф»), то есть там особо строгий режим и мощная охрана, оттуда не сбежишь.

«Неве-Тирца» — единственная в Израиле женская тюрьма.

После того как очередного коррумпированного министра отправили в тюрьму, один из журналистов сострил: скоро в «Маасиягу» можно будет проводить заседания правительственного кабинета.

Уголовника посадили, дали срок. Друзья на воле хотят облегчить ему существование. Это несложно, если учесть, что в тюрьме есть «кантина» — ларек. «hихнис кантина» («внес ларек») — передал деньги сидящему в тюрьме. Если не ошибаюсь, деньги не отдают зеку на руки, а вносят на его счет в «кантине», и осужденный может на эту сумму отовариться, или по его просьбе сразу оплачивают перечисленные им в последнем телефонном разговоре товары.

Как-то в автобусе услышал такой диалог… Женщина рассказывала своей спутнице, что возвращается из тюрьмы, где сидит ее муж. Внося деньги для него в «кантину», она была страшно удивлена, обнаружив, что шампунь, которым она всегда пользуется, в тюремной лавке стоит вдвое дешевле, чем в магазине. Тогда она купила мужу три флакона. Его завтра должны выпустить, и он привезет этот шампунь домой. Хоть какая-то польза от отсидки мужа-дебошира в тюрьме…

В тюрьме отношения обычно очень напряженные. Двое повздорили, один другому угрожает: «Эках отха хофеф» («возьму тебя с перекрытием»). «Хофеф» в полицейско-судебно-уголовном жаргоне: преступника осудили на 8 лет за кражу и на 10 — за убийство, но при этом в приговоре уточнили: «хофеф». Это значит, что больший срок «покрывает» меньший, и осужденный отсидит только 10. Если судья хочет, чтобы тот отсидел 18 лет, то напишет: «бе-мицтабер» («сложено»).

Агрессивный зек говорит соседу по камере: «У меня большой срок. Я тебя убью и меня осудят за это, но то, что мне отмерят, войдет в тот срок, который я уже отбываю». Иными словами: убью тебя, и ничего мне от этого не будет.

«Мерим сабоним» («поднимающий мыло») — так в тюрьме называют того, кого «опустили».

«Лесамен» («обозначить») — порезать лицо другому заключенному, чтобы все знали, что он доносчик.

«Мизвада» («чемодан») — заключенный, который проносит в тюрьму наркоту в собственном теле (фантазию включайте сами).

«Ципор» («птица») — тюремный надзиратель, который сотрудничает с преступниками: передает сообщения на волю, проносит мобильные телефоны и так далее.

Израильская правоохранительная система — самая гуманная система в мире. Здесь заключенных частенько отпускают подышать вольным воздухом. «Гиха» («ходка») — выход на свободу на несколько часов — на свадьбу дочери, на бар-мицву сына, на похороны… Святое дело!

Если заключенный не употребляет в тюрьме наркотики, не дерется и ведет себя примерно, это учтут и сократят ему треть срока, что на уголовном сленге называют просто «шлиш» («треть»). Тогда он выходит на свободу с чистой совестью и снова может наслаждаться сомнительной романтикой воровской жизни.

Иллюстрация: Maciej, Flickr

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Студенты! На Север!

76 студентов-репатриантов из Тель-Авива и других городов центра страны провели два дня на Севере Израиля, …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *