Вторник , 29 сентября 2020

Припоминая будущее

К готовящейся публикации «Плана Керри»

Алекс ТАРН

Как утверждают наши мудрецы, со времени разрушения Храма дар пророчества отдан слабоумным. Обычно эти слова понимают в том смысле, что лишь дурак берет на себя смелость предсказать исход современных общественных конфликтов или, скажем, футбольного матча. Но у этой талмудической максимы есть еще одно немаловажное значение: наиболее близкую к истине оценку будущего развития событий логичнее искать не в глубокомысленных рассуждениях профессиональных ученых и аналитиков, а в бессвязном лепете умалишенного. Почему? Потому, что не поддающееся учету количество данных и невообразимая путаница прямых и обратных связей (к тому же еще и меняющихся по мере их осознания) практически исключают возможность правильного умозрительного анализа, когда мы говорим о человеческом обществе. Любая внешне безупречная доктрина оказывается не работающей на практике – примеров тому мы видели немало. В этой отчаянной ситуации и впрямь остается положиться лишь на чистую интуицию, начисто отрезанную от каких-либо логических связей – то есть на мнение слабоумного.

shay

Конечно, это не означает, что в каждом слове юродивого дурачка заключено откровение Господне. Однако там хотя бы имеется отличный от нуля шанс обнаружить точный прогноз, чего никак нельзя сказать об ученых дискуссиях господ политологов, обозревателей, футуристов и прочей супер интеллектуальной братии. Нет-нет, в том, что касается прошлого, эти специалисты чрезвычайно сильны: постфактум они с готовностью обоснуют и объяснят все, что угодно. Зато, говоря о будущем, высоколобые профессора врут всегда, с похвальным постоянством: ведь они умны (пусть и исключительно задним умом), в то время как «дар пророчества отдан слабоумным».

Я всякий раз вспоминаю об этом, когда слышу зловещие предсказания относительно того, какие жуткие катаклизмы ожидают мою Страну, если немедленно, вот прямо сейчас, вместо обеда, не предпринять экстраординарного (хотя и «мужественного») действия, не сделать решительного (хотя и «давно напрашивающегося») шага, не прыгнуть в туманную (хотя и гостеприимно рекомендованную многочисленными «друзьями») пропасть.
– Но зачем? – недоуменно спрашиваю я. – Да, пропасть совсем рядом, но зачем же туда прыгать, если можно отодвинуться или по-прежнему стоять на краю в относительной безопасности?
– Ага! – возбужденно кричат «умные» пророки, словно уличив меня в чем-то недостойном. – Значит, ты предлагаешь просто ничего не делать?! Вот так просто стоять как вкопанный и ничего не предпринимать? Но это ведь нонсенс! Стоять именно сейчас, когда есть такая превосходная возможность прыгнуть!
– А если разобьемся?
– А если НЕ разобьемся? – отвечают они вопросом на вопрос по своей извечной еврейской привычке. – Там, на дне, мы раз и навсегда избавимся от страха упасть! Почему ты отказываешься дать миру шанс?

В недавно прошедшей на экранах ТВ кондово-левацкой фальшивке «Шомрей ха-саф» есть любопытный момент (не зря говорят, что полезную вещь можно отыскать даже на помойке). Бывший начальник ШАБАКа Яаков Пери рассказывает, как однажды тогдашний глава правительства Ицхак Шамир заглянул к нему в кабинет и воззрился на чудовищную гору документов, громоздившуюся на рабочем столе.
– Куча дел, – уныло сказал Пери, – совсем зашиваюсь.
– Вот тебе мой совет, – усмехнулся премьер: – Оставь все как есть. Да-да, просто забудь про этот стол и пересядь за другой, чистый, без единой бумажки. А через неделю вернись. И ты увидишь, что 90% этих документов не требовали никакой реакции.
Поучительная история. «Не лучше ли подождать, вместо того чтобы судорожно переминаться с ноги на ногу, готовясь к безнадежному прыжку?» – говорил многоопытный Шамир, да будет память о нем благословенна.
«Подождать чего? – раздраженно вопрошали «умные» оппоненты. – Пропасть сама собой не отодвинется…»
Как знать, как знать…

К несчастью, Ицхак Шамир – пожалуй, наиболее достойный политический лидер за всю историю Страны – ушел в отставку, проиграв судьбоносные выборы 1991 года. На смену ему пришли визионеры, искатели шансов, любители прыжков в пропасть, и ценой их преступной безответственности стали сотни, тысячи израильских жизней. Наивная уличная поножовщина, которая считалась террором во времена Шамира, уступила место откровенной полномасштабной войне внутри наших границ. Арабские камни по-прежнему летят в наши машины, арабские ножи тоже никуда не делись, но теперь к ним прибавились арабские ракеты, мины, гранаты. Сегодня под боком у Иерусалима, Нетании, Афулы, Сдерота уже не одиночки с самопальными бомбами, изготовленными по малограмотной инструкции, а хорошо обученные, вооруженные до зубов армейские формирования. Формирования врага, открыто декларирующего свою цель: уничтожение еврейского государства.

Сейчас уже мало кто вспоминает липкую патоку сказок о «Новом Ближнем Востоке», хоровые гимны восходящему солнцу и обещания сердечного арабо-израильского братания в хумусиях Дамаска и Бейрута, Каира и Дохи. Но, может быть, политика капитуляции и односторонних уступок улучшила наши позиции на международной арене, вызвала уважение апостолов мирового общественного мнения, стала платформой для выгодных торговых, культурных, научных контактов? Увы, и здесь полнейший афронт; напротив, антиисраэлизм вырос до поистине беспрецедентных масштабов. Ныне дня в Европе и Америке не проходит без антиизраильских демонстраций, деклараций, резолюций, призывов к бойкоту – как на общественном, так и на государственном уровне.

Получается, мы именно что разбились – хотя, слава Богу, не до смерти. Но разве этот удар чему-то научил наших «умных» визионеров? Отнюдь: они, как и раньше, пугают людей лживыми страшилками о демографической угрозе, о двунациональном государстве, о международной изоляции. Как и раньше, они утверждают, что ясно видят неминуемое неблагоприятное будущее. И снова на их устах всё та же знакомая песня необучаемых идиотов: «Нельзя стоять! Бездействие смерти подобно! Надобно прыгать, причем немедленно!»

А между тем нынешние векторы развития событий в нашем регионе направлены в прямо противоположную сторону. Прошли времена, когда арабо-израильский конфликт казался едва ли не главной проблемой современности: уладить его, и весь остальной мир тут же устаканится. Мог ли кто-нибудь из «умных» пророков предвидеть, что наступит такая прекрасная пора, когда окрестным арабам станет совсем не до войны с нами? Когда они – они, а не мы! – будут искать пути налаживания союзнических двусторонних контактов? Когда поездка израильского премьера в Москву станет более действенной, чем визит американского госсекретаря? Я не говорю, что это время уже наступило, но тенденции, что называется, налицо. Вот они, навскидку.

Конфликт шийя-сунна

Сирийская гражданская война все больше и больше приобретает характер религиозного, то есть самого непримиримого столкновения. Кто бы мог подумать? За редкими исключениями шииты всегда были покорной забитой массой под началом суннитского генерала с саблей наголо. И вот – на тебе! Помимо резни в Сирии следует упомянуть и такие значимые события, как высылка шиитов из стран Персидского залива, столкновения в Ливане, аресты боевиков шиитского Исламского джихада в Газе и прекращение финансирования Ираном суннитских «мусульманских братств», в том числе и Хамаса. Вышеупомянутое изгнание совершается согласно решению Координационного совета стран Залива и сопровождается отзывом лицензий, закрытием бизнесов и аннулированием видов на жительство. Кувейт уже объявил о депортации двух тысяч шиитов, Саудовская Аравия готовит похожий указ. Напомню, что шииты составляют 15-20% населения суннитского королевства и сосредоточены преимущественно в районах нефтяных месторождений.
Наблюдая за сражением бойцов Аль-Кайды с бойцами Хизбаллы, мы горячо желаем успеха обеим сторонам, но дело не только в этом сиюминутном профите. Дело еще и в том, что внимание исламского мира постепенно переключается с арабо-израильского конфликта на другой, столь же нерешаемый, но куда более близкий сердцу любого правоверного мусульманина. А это уже весьма существенный стратегический сдвиг.

Распад псевдо-национальных государств третьего мира

Их прямоугольные формы, лихо прочерченные в первые десятилетия прошлого века французским карандашом по британской линейке, изначально отличались от естественных границ, коими (согласно Хантингтону) являются прежде всего культурные (то есть языковые, бытовые, религиозные, этнические) барьеры. Какое-то время природа терпела навязанную политиками модель, но затем поднялась-таки на дыбы. И в самом деле: добро бы еще седло, а то ведь взгромоздили на спину несуразное кресло европейской выделки… – ну как тут не сбросить седока? Неслучайно Ливия лопнула именно по древним трещинам, столетиями разделявшим Триполитанию, Киренаику и южные пространства Феццана, населенные сахарскими племенами туарегов (живущих также в Нигере, Мали и Алжире) и тубу (родственных скорее народностям нынешнего Чада). Неслучайно живая материя курдского народа упорно не желает рваться на четыре куска, поделенные между искусственными образованиями в виде современных Сирии, Ирака, Турции и Ирана. Неслучайно ублюдочное государство Ливан столь же безуспешно, сколь и отчаянно пытается отыскать свою несуществующую национальную идентичность. «Арабская весна» стала первым толчком большого землетрясения, перекроя, который захватит еще многие страны Азии и Африки. При всем уважении к чаяниям так называемого «палестинского народа», миру очень скоро будет совсем не до него.

Грядущий передел карты ресурсов

Войны в нашем засушливом регионе неоднократно начинались из-за воды. Поэтому недавнее решение Эфиопии разорвать договор о распределении нильской воды заслуживает самого пристального внимания. У Египта, балансирующего на грани гражданской войны, и без того хватает проблем; эфиопская плотина на Голубом Ниле, поставляющем 60% нильского водостока, может окончательно добить и без того слабую египетскую экономику. Это ли не casus belli?

Но речь сегодня идет не только о воде. Уменьшается и доля арабских государств в мировом балансе энергетических ресурсов. Новые технологии открывают головокружительные возможности – как добычи прежде недоступных углеводородов, так и их замены на иные источники энергии. Прорыв в этом направлении кажется неизбежным – вскоре классические нефтедобывающие страны если не полностью, то во многом утратят свое нынешнее значение. Это всего лишь вопрос времени. Что произойдет тогда с пресловутым влиянием нефтяного арабского лобби?

Я упомянул лишь самые значительные, глобальные тенденции, которые уже сделали сегодняшнее состояние нашего региона кардинально отличным от вчерашнего. А ведь есть еще и другие – например, растущие мегаломанские претензии России, вовлечение в конфликт с исламом мощного Китая (который вынужден реагировать на проникновение салафитов в его северо-западные уйгурские провинции) или перемены, наблюдаемые в Европе, где мало-помалу уходит в небытие самоубийственная концепция мультикультурализма. Мы не будем впрямую вовлечены в грядущие ближневосточные, азиатские и африканские разборки, зато их участники не откажутся иметь на своей стороне такого сильного союзника, как Израиль, – хотя бы негласно, втайне. А контакты с Китаем — пока еще очень осторожные, но уже приносящие многомиллионные ассигнования в израильскую науку и технологию – позволяют надеяться на то, что со временем у нашей нынешней всеобъемлющей политической зависимости от США появится реальная и куда менее требовательная альтернатива. Ицхак Шамир оказался прав: пропасть отодвигается, так что тем более отпадает нужда в истерических прыжках и ужимках.

Это вовсе не означает, что я берусь предсказать, куда заведут те или иные тенденции, когда начнется и чем закончится землетрясение и как именно человечество освободится от нефте-арабо-зависимости. Оставим пророчества слабоумным. Одно для меня несомненно: мир что ни день открывает перед нами всё новые и новые возможности. Ведь мы только потому и уцелели в бурях прошлого, что умели вовремя использовать подвернувшийся счастливый случай. Задача и сегодня заключается не в том, чтобы преобразовывать мир по чьим-то якобы разумным лекалам (которые раз за разом оказываются неверными), а в том, чтобы правильно реагировать на проявления его бесконечного многообразия.

Будущее не надо предсказывать, его надо припоминать. Припоминать свои прежние просчеты, стараться избегать повторения ошибочных ходов. Говорят, что трагическая история повторяет себя в виде фарса. Это чушь: история не повторяется никогда, она всегда иная, причем всегда иная непредвиденно. Повторяются наши глупости, а поскольку дважды на одни и те же грабли наступают лишь идиоты, то в получившемся фарсе следует винить не окружающий мир, а паясничающих на сцене комедиантов. Да-да, тех самых, которые снова и снова врут, что «время работает против нас», что «окно вот-вот захлопнется», что небо вот-вот обрушится и что нужно немедленно прыгать.

Иллюстрация: Shay Charka

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Алекс ТАРН | Не могу дышать

Манифест вскипевшего разума

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *