Понедельник , Август 19 2019
Home / Политика / Ярмарка сепаратизма

Ярмарка сепаратизма

Европейский комиссар г-н М.Баррозу срочно надел пыльный шлем и склонился над Шотландией, заявившей о грядущем референдуме об отделении. Но отнюдь не молча


Адаса ФАЛЬК

Баррозу уже успел пообещать любителям независимости массу разных проблем вплоть до вывода вон из Европейского союза. То есть сейчас Шотландия в ЕС, но строго в составе Соединенного Королевства. Сама по себе она там не нужна и даже опасна, потому что помимо нее старая добрая Англия успела незаконно (или законно — кто там разберет за давностью лет…) оккупировать массу интересных территорий — Уэльс, Ирландию (получилось, правда, только северную, южная чудом отбилась).

Нет, если в целом, то европейские зубры (они же отцы-основатели) очень даже за независимость малых и средних народов. Но смотря где. Потому что если у них в странах — это плохо и достойно всяческого порицания и подавления. А если у всякой мелочи пузатой типа Сербии и Израиля, то малые и средние народы однозначно надо поддержать, иначе как же либерализм и всяческие свободы? Украина тоже мелочь пузатая, если что. Но есть страны равнее прочих. Для простоты и краткости обозначим их «большой шестеркой», тем более что они и сами себя так зовут.

Начиналась шестерка с двойки… Заклятые друзья Франция и Германия решают, что им будет удобнее контролировать друг друга в Объединении угля и стали. Это было логично, учитывая характер производства вооружений в то время. Очень быстро двойка расширилась до шестерки. Самыми храбрыми оказались Франция, ФРГ, Бенилюкс и Италия, в 1951 году оформившие задуманное объединение. 1973 и 1986 годы ознаменовались присоединениями (среди прочих стран) Великобритании и Испании, после чего состав «самых главных» в ЕС слегка поменялся. В силу особенностей голосования в Европейских комиссии и парламенте, больше голосов у той страны, чье население больше. На данный момент этим правом уверенно пользуется также Польша, но поскольку ей сепаратизм особо не грозит (а речь в статье именно о нем), то и рассматривать польский случай не станем. А вот Люксембург, даже если он и был когда-то первым, на данный момент в ЕС не решает практически ничего.

Исторические особенности создания и утверждения во всем своем нынешнем великолепии ведущих европейских держав — Великобритания, Франция, Германия, Италия, Испания — таковы, что для сепаратизма там есть все условия. Обустраивая ЕС, еврокомиссары начали активно стирать европейские границы, провозглашая, помимо таможенных и прочих союзов, то «Европу регионов» в противовес «Европе государств», то наднациональность — национальному. Результатом, как и следовало ожидать, было активное пробуждение дремавшего до сей поры сепаратизма. Проблема обострилась еще и тем, что на момент создания Евросоюза в послевоенной Европе ряд держав-победительниц под шумок нескромно отхватили себе в собственность особо лакомые кусочки территориальной собственности у соседей, присоединившихся в свое время не к той оси.

Согласно целому ряду европейских договоров, у государств — членов ЕС не может и не должно быть неурегулированных территориальных споров. Особенно с соседями-европейцами. С неевропейцами желательно тоже. Один из главных козырей против приема Турции в ЕС — оккупация ею Северного Кипра. Зато у Турции все хорошо с активной, молодой и нетребовательной рабочей силой. ЕС сильно напрягает именно это племя младое и многочисленное, которое грозит сделать Турцию в случае ее принятия в ЕС одним из ключевых игроков в Европейских комиссии и парламенте, а кому оно надо? Но и рабочая сила нужна. Окончательно Турцию все же не отшивают, хотя очень обижают многолетним нахождением в непонятном статусе «особый кандидат».

На сегодняшний день европейская реальность такова, что 73 (!) европейских региона так или иначе, прямо или косвенно громко заявили или пока красноречиво молчат о сепаратистских намерениях. Иными словами, хотелось бы то ли автономии (а то и, страшно сказать, независимости), то ли севрюжины с хреном. Пока ЕС исправно поставляет этим регионам севрюжину с хреном, все в порядке. Но, как только наступают перебои с поставками, либо севрюжина имеется своя и делиться ею с соседями регион не хочет, сразу же вспоминают о праве наций на самоопределение.

Есть еще один фактор, странный и малопонятный для еврокомиссаров, — национальная гордость. Тут и севрюжина не помогает. Хороший тому пример — Корсика. Как ни поднимает Франция уровень жизни на этой самой Корсике (перекупленной по случаю у Генуи — было дело, ну да толку-то, евреи вон тоже каждый клочок собственной Эрец-Исраэль у арабов выкупили, и что?), корсиканцы ни в какую. Желают независимости. Каталония и Баскония также не очень-то жалуют бонусы от испанского и европейского правительств и настойчиво стремятся к самостоятельности. Хотя и отдают себе отчет в том, что уровень жизни, особенно вначале, вероятнее всего, понизится.

Ряд сепаратистских устремлений в Европе имеет под собой не столько историческое, сколько экономическое обоснование. Богатые регионы один за другим отказываются кормить дотационные. Классические примеры — Бельгия и Италия. Промышленно развитый итальянский север не желает более содержать погрязший в дольчевите юг, а богатая и работящая Фландрия не видит никаких оснований кормить не столь трудолюбивую Валлонию. Бавария до сих пор помнит и ощущает себя самостоятельной и к остальной Германии особо не относящейся, что усугубляется экономическими факторами: она откровенно богаче соседних регионов.

Великобритания столкнулась с проблемой сепаратизма, заботливо подготовив себе ее на протяжении немалого отрезка своей истории. Честно говоря, эти проблемы старая добрая Англия устроила по всему миру, где бы она ни появлялась. У англичан это всегда хорошо получалось. Но и себя Англия не обошла, скроив метрополию из столь пестрых лоскутов, что не сказаться это не могло. Учитывая то, что надежные методы успокоения подконтрольных территорий (военная оккупация, казни лидеров сопротивления, жесткая политика, напор и натиск) остались в далеком прошлом, помочь Англии будет нелегко, да и некому. У Франции, помимо Корсики, имеются еще такие сепаратистские богатства как Лотарингия, Эльзас, Гасконь (исковерканное Басконь — те же баски, только по французскую сторону границы) и еще по мелочи. У Испании, кроме Каталонии, есть сепаратистская Андалузия. В Пиренеях — баски. Наварру и Бискайю, кстати, они тоже видят своими (и обоснованно).

Свои либеральные и демократические устремления Объединенная Европа реализовывала, что называется, по периметру, активно способствуя развитию сепаратизма и последующему развалу таких государств, как Чехословакия, Югославия и СССР. Иными словами, пока Объединенная Европа совала нос во все проблемы на белом свете (особенно ей полюбились Ближний Восток и Восточная Европа), в ней самой зрели сильнейшие сепаратистские настроения.

Широко известно и многократно подтверждено жизнью, что сепаратизм незаметен лишь в очень сильном государстве, готовом в любой момент подавить его либо силовым путем, либо закармливать экономически до полной неподвижности. Но как только такой регион получает сигнал о политической или экономической слабости власти, он тут же вспоминает о своем славном (или не очень) историческом прошлом, исторических же обидах от центральной власти и вообще о том, что право имеет. Я это сейчас больше не о Европе — с Европой все настолько ясно в плане угроз сепаратизма, что там уже сами все поняли и уже со счета сбились, присваивая порядковые номера всеевропейским конференциям на больную тему. Но ведь есть еще и США. Пока Калифорния не вспоминает, что она мексиканская. Но как знать, как знать — при то и дело возникающей угрозе дефолта, которого уже не раз избегали, принимая очередную резолюцию о повышении планки государственного долга. Так что, вполне возможно, Джон Керри все же получит вожделенную нобелевку за вклад в дело мира, курсируя в бесконечных переговорах между калифорнийской столицей Сакраменто и Вашингтоном. А то, бедняга, совсем безнадежно запутался между Иерусалимом и Рамаллой…

Как говорится, кому война, кому мать родна. Нам-то все эти тенденции даже на руку. И дело не в бытовом злорадстве, а в реальной пользе, которую Израиль может с этого бардака получить. Нет-нет, не стоит надеяться на то, что европейское руководство, поняв и прочувствовав на себе все проблемы сепаратизма, посочувствует Израилю настолько, что перестанет словом и делом поддерживать палестинских сепаратистов. Европа никогда не была расположена признавать собственные ошибки. Да и куда прикажете девать безмерно раздутый бюрократический штат ООН и, отдельно, Агентства по делам палестинских беженцев, укомплектованный сидящими на прекрасных окладах европейскими чиновниками? Если Израиль в покое оставить, так чем им заниматься тогда? Они ж ничего больше не умеют. Но, судя по всему, Европе очень скоро будет как минимум не до Израиля и не до экономической поддержки сонма наследственных политических беженцев. Самим скоро мало станет. Так что ждем-с, что там будет с сепаратизмом в Европе. Пока интересно развивается, активно. Однако здорового злорадства тоже еще никто не отменял!

Материал прислан Автором

Иллюстрация: Garry Knight, Flickr

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Макс ЛУРЬЕ | Ну что Тиби надо?..

Бороться с сионизмом лучше всего за счет этого самого сионизма

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *