Вторник , Август 20 2019
Home / Израиль / Общество / Жираф был не прав

Жираф был не прав

Жирафье цунами пронеслось по Европе

Адаса Фальк

Зародилось оно в мирной Дании, в Копенгагенском зоопарке. Там постановили усыпить жирафа Мариуса. Конечно, имя мешало. Усыпить просто жирафа — это одно дело, усыпить жирафа Мариуса — совсем другое. Во всяком случае, наличие имени было одним из наиболее убойных аргументов в устах противников предстоящего вечного сна жирафа. Сам по себе жираф был вполне здоров и не агрессивен, но не вписывался ни в какие зоопарковые рамки. Дело в том, что родился он внепланово и являл собою просто ходячее пособие того, каким не должно быть животное, предназначенное для содержания в зоопарке. Мариус оказался плодом кровосмешения, притом такого, что оказался родственником буквально всего жирафьего поголовья в зоопарках, входящих в Европейскую ассоциацию зоопарков и аквариумов. По правилам такое животное подлежит усыплению.

Постепенное превращение зоопарков из развлекательных в научно-исследовательские и просветительские учреждения началось где-то в 30-х гг. ХХ в., а закрепил и всячески популяризировал хорошую традицию всеми любимый Дж.Даррелл, прекрасный ученый-зоолог и писатель. Именно он заложил традиции создания и разведения в зоопарках резервного фонда редких и исчезающих видов как подстраховку на случай исчезновения вида в дикой природе. И надо отдать должное его прозорливости — в последние полвека этот фонд спас и восстановил множество видов. Как и всякое искусственное и целенаправленное разведение, это требует периодической отбраковки особей, не укладывающихся в определенные стандарты. Тот, кто разводил породистых домашних животных, от рыбок до лошадей, прекрасно знает, что порой приходится усыплять щенка, не вписывающегося в породные рамки. Честный заводчик, радеющий не только о прибыли, но и о будущем породы, непременно усыпит такое животное, а не станет по доброте душевной пристраивать его в хорошие руки.

Никогда не молчащие защитники животных, полностью оторванные от реальной жизни (потому что не оторванный от природы человек относится к животным куда более здраво и спокойно, хотя любит их ничуть не меньше), подняли великий крик. Свой крик они честно попытались аргументировать, и аргументы, в который уж раз, наглядно показали, что «зеленые» и радикально «зеленые» не смыслят в обожаемой ими девственной природе ничего вообще. В экономике, впрочем, тоже.

Разберем наиболее частые их аргументы.

Первым номером идет «Почему бы просто не выпустить животное в его родную среду обитания?» Да потому, что она ему не родная! Мариусу родной средой был Копенгагенский зоопарк. В дикой природе, пусти туда Мариуса, последовательно произойдут следующие события. Мариус отравится или начнет голодать, в зависимости от того, решится он есть абсолютно незнакомый корм или нет. Далее к нему направятся ближайшие хищники, по теории вероятности — гиены, вторые по частоте — львы. Мариусу от них деваться некуда, да он и не поймет, что смерть близка. Если за беднягу первыми примутся гиены, его ждет поедание вживую, начиная с паха, потом живот, внутренности и т.д. (кому дальше интересно, в Интернете есть ю-тьюб — там всего этого навалом). Впрочем, минут через пять Мариус потеряет сознание от болевого шока и больше уже не очнется. Почти как в зоопарке, только больнее. Если первыми его найдут львы, жирафу придется еще хуже — сперва его основательно исполосуют когтями и только потом начнут душить, причем длиться агония будет минут десять. Есть и четвертый, пожалуй, самый быстрый вариант: Мариуса забьют до смерти (правда, не съедят) свои же сородичи — дикие жирафы. Потому что он чужак, а значит, конкурент во всем — территория, пища, вода и самки. Чужих нигде не любят.

Вторая по частоте — аргументация: почему нельзя было дать несортовому жирафу «достойно прожить жизнь в отдельной изолированной клетке». Для начала, прожить всю жизнь в изолированной клетке (а куда его еще девать, если он ни в коем случае не должен размножаться?) — не такое уж это удовольствие. Далее, содержание животного, особенно столь крупного и нежного, обходится в копеечку. В данном случае это абсолютно бесцельная трата, потому что Мариус занял бы место животного (а количество таких мест ограничено), необходимого для разведения и поддержания в разнообразии генофонда редких и исчезающих животных. Именно этим заняты, в основном, современные зоопарки, плюс научная и исследовательская работа, а вовсе не показом зрителям экзотических животных-миляг.

Кстати, Московский зоопарк, поднявший достаточно лицемерный шум по поводу усыпления Мариуса, на собственном сайте обозначает как свои задачи все то, в чем он уличает зоопарк Копенгагенский. В том числе и отслеживание родственных связей разводимых животных, деликатно обозначенный как «коэффициент имбридинга» (у Мариуса коэффициент зашкалил).

Передача жирафа в другой зоопарк дела так же не решала, потому что содержание таких не соответствующих виду животных запрещено во всех зоопарках высокого уровня, а отдать бедолагу в сомнительной репутации зверинец где-нибудь в захолустье — это почти наверняка погубить его или обречь на очень жалкое существование. Добрый дядя из Америки, предложивший заплатить за жирафа полмиллиона и поселить его у себя на вилле, не рисковал ничем. Широко известно, что существует запрет на продажу таких животных и на содержание редких видов в частных руках, но репутацию свою доброхот увеличил изрядно. Люди категорически не хотят видеть очевидного, что поделать.

Откровенно смешны еще три позиции моральных совершенств, беснующихся по всей Европе из-за Мариуса. Первое — убили абсолютно здоровое животное. Это постоянно подчеркивается: абсолютно здоровое. Абсолютно игнорируется то, что жертва неоднократного инцеста не мог быть абсолютно здоров по определению. И еще… Чем плох тот факт, что в зоопарке животное было максимально для него возможно здоровым? Радоваться надо, что не болел. Значит, в зоопарке хороший уход и прекрасные специалисты.

Вторая глупость, которую носят на щите по всей Европе: жирафа вскрыли на глазах у детей. Как уже говорилось выше, практически все европейские зоопарки — участники научных и научно-просветительских программ. В число таких программ входит максимальная популяризация биологии для тех, кого это интересует. Среди них встречаются и дети. Присутствие на вскрытии — интереснейшее и очень познавательное зрелище, оно обязательно сопровождается лекциями специалистов (зоологов, ветеринаров и пр.), на него всегда есть желающие, которые указаны в списке и оповещаются заранее. За уши никто никого туда не тянет, и случайных людей там нет.

И третье — мясо жирафа скормили львам и прочим хищникам. Ну а куда его девать прикажете? Похоронить в отдельной могиле? Кто копать будет — для жирафа-то? Кто оплатит землю под это удовольствие? Гроб, если уж на то пошло, чтобы все, как говорится, по-людски было? Сжечь в крематории? Где та печь, куда жираф целиком влезет? А потом, уж чего естественнее, если жираф пойдет на корм льву — все как в дикой природе.

Сотрудники Копенгагенского зоопарка, озадаченные поднявшейся шумихой, искренне пытались растолковать широкой публике, что все в порядке, да какое там… Аргументы не слушают, все на эмоциях. Сперва это кажется странным, но потом становится понятно, что толпа просто не хочет упускать такой случай. Когда еще ты окажешься таким высокоморальным, не ударив палец о палец? К тому же жираф такой миляга, реснички такие пушистые. Будь на его месте гиена, много ли нашлось бы у нее защитников?

Честно говоря, искренне удивило такое пристрастие датчан именно к жирафу. Потому что, например, дельфинов датчане убивают ежегодно, организованно и, что называется, с душой. Более того, яростно отстаивают эту традицию (сами датчане называют ее народной, ну да им лучше знать, что они за народ) от покушений всяких там защитников дельфинов. На Фарерских островах море в сезон красное от крови и плавающих туш. Забитых дельфинов не едят, хотя, по слухам, мясо дельфинье вкусное и сочное. Датчанам это просто не надо, они давно и прочно сыты, это для них ежегодная забава. Японцы поступают куда честнее. Давно порицаемые всем миром за продолжение многовековой традиции отлова определенного количества китов, они вежливо огрызаются: ели и будем есть, нам китовое мясо нравится, а за численность не волнуйтесь, поскольку мы заинтересованы в постоянном наличии китового мяса, то и китов мы бережем, лишних не бьем и просто так не пугаем. Если предложить японцу убить кита ради забавы, он сильно удивится и не поймет. Датчанин поймет. Что ни говори, а нет у азиатов некоей европейской душевной тонкости…

Евреи, естественно, не могли остаться в стороне от защиты Мариуса и бушуют по всем социальным сетям в его защиту, хотя помер он и уже даже съеден, ша. Отдельные накрененные головою особи из наших соотечественников догадались сравнить усыпление и вскрытие Мариуса с… Освенцимом. Хочется пожелать таким любителям парадоксов встретиться хотя бы раз с родственниками погибших в нацистских лагерях. Вразумляющий удар в челюсть будет гарантирован и, полагаю, поможет.

Стало еще яснее, что этот мир куда больнее и безумнее, чем казалось до сих пор. Апофеоз власти невежественной и легкоманипулируемой толпы. Век не имеет значения.

В самой Дании собрано 27 тысяч подписей с требованием уволить директора зоопарка (с последующей его заменой таким же невежественным, как эти 27 тысяч, гуманистом). Все эти 27 тысяч с детства привиты качественными вакцинами, каждая из которых прошла тщательные исследования, на определенном этапе — на животных. Откровенно говоря, нам всем здорово повезло, что основная масса вакцин и лекарств успела с открытием и апробацией до сегодняшней эры бездумного гуманизма.

Признавайтесь честно, жирафожалельщики, кто из вас вегетарианец? То-то же. А бычка, может, Васенькой звали.

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Студенты! На Север!

76 студентов-репатриантов из Тель-Авива и других городов центра страны провели два дня на Севере Израиля, …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *