Home / Израиль / Общество / Нет мира под шатрами

Нет мира под шатрами

200 человек приняли участие в демонстрации против плана урегулирования бедуинской проблемы. Большой вопрос заключается в том, сколько участников этой демонстрации в самом деле бедуины и кто из них живет в тех самых непризнанных поселках, которые подлежат сносу…

Петр ЛЮКИМСОН, «Исрагео«

Увы, четкого ответа на этот вопрос нет. Зато среди демонстрантов были замечены депутаты кнессета от арабских партий, обвиняющих Израиль в этническом терроре, этнической чистке и т.д. В связи с этим нельзя не задуматься о том, кто стоит за последними волнениями бедуинов и чья рука их направляет. Интересно также, что на самом деле думают бедуины о так называемом плане Прауэра.

bedunsМЕЖДУ ЛОЖЬЮ И ПРАВДОЙ

Я несколько раз встречался с представителями бедуинов в присутствии чиновников Беэр-шевского управления по делам бедуинов и неоднократно бывал в бедуинских поселках. Мне доводилось слышать их рассказы о том, что их деды-прадеды жили в этих местах столетиями и что у них имеются купчие на землю, оформленные еще чиновниками Оттоманской империи. Когда приходишь в бедуинскую палатку и, развалясь на ковре, пьешь замечательный кофе, собственноручно приготовленный гостеприимным хозяином, все эти рассказы звучат очень убедительно. Бедуинам и в самом деле начинаешь верить и сочувствовать.

Однако затем «плохие» израильские чиновники из Управления достают какие-то паки с бумагами и портят все впечатление. Выясняется, что эксперты доказали поддельный характер тех документов, которые предъявляли бедуины. Вдобавок тебе показывают карты аэрофотосъемки, которую начали делать еще англичане в 20-х годах и которая регулярно проводится со времен провозглашения Государства Израиль, и выясняется, что никаких бедуинских деревень на этих снимках не видно, а видны разбросанные тут и там шатры этих кочевников пустыни. Шатры эти то появляются, то исчезают, и становится ясно, что в любом случае это не постоянные дома, и жители этих кочующих становищ не имеют никаких прав на эту землю.
Правда, в одном из поселков бедуины уверяли меня, что до провозглашения Государства Израиль евреи признавали их право на землю и покупали ее у них под кибуцы, на что, дескать, тоже есть документы. Когда я рассказал об этом чиновнику Управления, тот только рассмеялся:

— Было, было такое… Прибывавшим из Европы евреям и в голову не приходило, что земля в Негеве ничейная, а потому они спрашивали у кочующих поблизости бедуинов, кто хозяин участка. Бедуины, не моргнув глазом, отвечали, что они, и брали с евреев, изъявлявших желание приобрести этот участок, деньги. Составлялся договор, но при этом продавцы земли не предъявляли никаких доказательств своего права на землю.

Словом, ситуация повторяет знаменитый рассказ Фазиля Искандера, герой которого «продал» еврейскому торговцу будущий урожай с дикой ничейной ореховой рощи и вдобавок взял плату за ее охрану. В итоге еврей пригнал на «купленный» участок рабочих, снял выросшие орехи и с выгодой их продал, так и не узнав, что мог вообще не платить за аренду рощи.
Итак, заявления бедуинов о том, что речь идет о законно принадлежащей им земле, не подтверждаются ни документами, ни фотографиями. Мало того, нет на спорной земле ни домов, которые, по словам бедуинов, возводили их предки, ни хотя бы следов того, что здесь когда-то стояли дома. Их уверения — однозначная ложь. Хозяином земли в Негеве всегда считалось государство, будь то Османская империя, Британия или Израиль.

Вторая ложь заключается в том, что они, дескать, претендуют исключительно на 3,5% территории Негева. Та же аэрофотосъемка показывает, что если передать бедуинам все земли, которые они уже занимают и на которые предъявляют претензии, то речь идет о 20% (519777 дунамах). Поистине гигантская цифра!

Наконец, не так давно некоторые представители бедуинов заявили, что план Прауэра был принят за их спиной и не согласовывался со старостами поселков, главами их кланов и

Советом непризнанных бедуинских поселков. Но и это неправда! На самом деле в подготовке плана урегулирования земельной бедуинской проблемы начальник отдела госпланирования в канцелярии премьер-министра Эхуд Прауэр играл лишь роль консультанта, основную же подготовку плана вел ушедший в эту каденцию в отставку министр Бени Бегин. Так вот, Бегин в период подготовки данного проекта сутками мотался по Негеву, осматривая местность и встречаясь с представителями бедуинов, в том числе и с председателем Совета непризнанных поселений Ибрагимом Аликюли. Нельзя сказать, что Аликюли полностью принял план Бегина, но в целом он и другие члены Совета его все же приняли, подчеркнув, что план еще нуждается в дополнительной корректировке. В то же время, как подчеркнул Бегин в своем недавнем письме, обсуждавшемся на внутренней комиссии кнессета, он никогда не говорил, что представил бедуинам окончательный вариант своего плана и что они его одобряют, но выражал убеждение, что если государство не пойдет на те огромные уступки, которые включает в себя план, бедуинами он принят не будет. Бегин в этом, безусловно, прав. Как видим, его план оказался неприемлем для них даже после всех уступок, но проблема заключается в том, каким путем бедуины намерены добиться корректировки этого плана — с помощью диалога или насилия.

Так что же тогда в заявлениях бедуинов является правдой?

Правда, что многие из них лояльно относятся к еврейскому государству, служат в его армии и хотят мирно сосуществовать с евреями и дальше. Правда, что на протяжении всех этих десятилетий Государство Израиль спокойно смотрело, как они кочуют по Негеву, живя без элементарных удобств, и никак не пыталось каким-либо образом помочь им обустроиться на земле, приобрести свой дом, начать решать нарастающие, как снежный ком, социальные проблемы.

О бедуинах вспоминали обычно в двух случаях… Во-первых, когда их надо было согнать с очередного становища для основания нового кибуца, причем бедуины, не говоря ни слова, складывали шатры и перемещались на другое место, не предъявляя, заметим, никаких прав на предыдущее. Во-вторых, когда в результате ветров и ливней рушились бедуинские шатры, под которыми гибли женщины и дети, многие получали тяжелые ранения. Пострадавших от этих стихийных бедствий навещали в больницах министры и другие политики, а СМИ дружно принимались писать о необходимости предоставить бедуинам нормальное постоянное жилье.

Этой проблемой Израиль вплотную занялся еще в 80-х годах, и тогда был создан бедуинский город Раат. Затем немалый вклад в ее решение в нынешнем русле внес в 2001 году Авигдор Либерман, занимавший тогда пост министра национальной инфраструктуры.

Но то, что бедуины в итоге оказались самой незащищенной, единственной в Израиле группой населения, изначально лишенной права на землю и собственное жилье, — это тоже правда. Поэтому Государство Израиль в рамках плана Прауэра-Бегина решило сделать кочевникам пустыни поистине царский подарок. Как уже писали «НН», в соответствии с этим планом, в частную собственность бедуинам будет передано 200 тысяч дунамов земли. Каждая бедуинская семья получит участок земли, размер которой будет зависеть от численности ее членов, плюс денежный подарок на строительство новых домов, количество которых будет определяться числом жен хозяина семьи. Вряд ли на столь щедрый шаг по отношению к той или иной группе населения могло пойти какое-либо другое государство, кроме Израиля. Но вместо благодарности евреи получили обвинения в этнических чистках…

СТАРЫЕ ПЕСНИ О ГЛАВНОМ

Вот тут мы и подходим к основному вопросу о том, кто же на самом деле стоит за нынешним движением бедуинского протеста и какие конкретные цели эти люди преследуют.

Для того чтобы понять это, достаточно просто вчитаться в сообщения о последних демонстрациях и немного прогуляться по Интернету. Первое, что бросается в глаза при анализе ситуации, — на всех сайтах израильских так называемых правозащитных организаций еще год назад началась открытая травля председателя Совета непризнанных бедуинских поселений Ибрагима Аликюли. Его обвиняют в том, что он «продал душу дьяволу», причем, как нетрудно догадаться, под «дьяволом» в данном случае подразумевают Государство Израиль. Травля Аликюли и превращение его в главного врага бедуинского народа завершилась путчем внутри Совета. В ходе путча этот признанный бедуинский лидер был смещен с занимаемого поста, а вместо него на этот пост был избран Атия аль-Асам — хорошо известный в определенных кругах деятель антиизраильского крыла Исламского движения Израиля, соратник шейха Райяда Салаха. Это избрание было изначально незаконным, так как многие члены Совета на собрании не присутствовали, вдобавок аль-Асам является жителем признанной бедуинской деревни Абу-Талуль, то есть по уставу и определению не может быть членом Совета непризнанных бедуинских поселений. Но кого это волнует?!

Аль-Асам сменил курс Совета с диалога на противостояние с Израилем. Курс этот, как и было запланировано, был немедленно поддержан руководством всех арабских партий и хорошо известными всем конкретными правозащитными организациями, которые, считаясь израильскими, на самом деле давно придерживаются откровенной антиизраильской позиции. Именно эти организации начали в мире и в Израиле плач о том, что государство намерено изгнать тысячи бедуинов из их домов, и стали призывать мировое сообщество не допустить этнического террора. Таким образом, вся идеологическая подкладка нынешней борьбы бедуинов была подготовлена израильскими левыми радикалами.

Так в чем же правда, брат?!

Правда, видимо, заключается в словах Дорона Альмога, начальника штаба по расселению бедуинов, которого евреи обвиняли в пробедуинской позиции. По словам Альмога, бедуинское сообщество сегодня раскололось. Значительная его часть поддерживает план Прауэра-Бегина, требуя внести в него ряд поправок (понятно, каких именно: увеличить размеры денежной компенсации и площади земельных участков). Меньшинство этот план отвергает, но и среди этих людей не так уж много тех, кто желает открытой конфронтации с властью.

Таким образом, по сути, участвовать в демонстрациях и в беспорядках готова лишь горстка бедуинов, но на подмогу этой горстке пригоняют с севера страны автобусы с активистами арабских партий и Исламского движения, никакого отношения к бедуинам не имеющие и вовсе не собирающиеся отстаивать их интересы.

Цель фронта протеста, в который, наряду с левыми еврейскими радикалами и исламистами, недавно вошли в качестве игрока и спонсора власти Палестинской автономии, ясна: переубедить бедуинское сообщество в приемлемости плана израильского правительства и разжечь в стране бедуинскую интифаду. Ну, а если с интифадой по тем или иным причинам не выгорит, они удовлетворятся очередным осуждением Израиля на международной арене и новыми антиизраильскими демонстрациями в Европе.

И что уж совершенно точно: — до бедуинов и их проблем поджигателям новой антиизраильской кампании нет никакого дела.

ЕЩЕ РАЗ О ЛЖИ И ПРАВДЕ

Если наши доморощенные правозащитники утверждают, что евреи собираются лишить десятки тысяч бедуинов крыши над головой, чтобы на месте их исконных земель создать новые еврейские мошавы, то израильские «зеленые» выступают против заселения Негева евреями по той причине, что якобы эти новые мошавы нанесут ущерб окружающей среде и разрушат уникальные ландшафт и природу Негева.

Чтобы понять лживость и того, и другого утверждений, достаточно хотя бы поверхностно ознакомиться с перспективным планом еврейского заселения Негева. Общая площадь, на которой должны разместиться будущие еврейские поселки, составляет 3462 дунама. Это просто несравнимо с 200 тыс. дунамов, которые государство готово суммарно передать бедуинам. Из этих 3462 дунамов бедуины претендуют на 77 — опять-таки смешная цифра! Так о каких десятках тысяч или даже тысячах бедуинов, изгоняемых ради евреев, можно тут говорить?!

Что касается экологии… Любой журналист, который хотя бы раз бывал в поездке по Негеву, знает, что угроза окружающей среде исходит здесь как раз от незаконных бедуинских поселений — созданных их жителями и разбросанных по всему Негеву мусорных свалок, от устраиваемых ими пожаров, от сточных вод, сбрасываемых без всякой очистки в местные ручьи и речушки. Но об этом, как недавно справедливо заметил журналист Кальман Либскинд, израильские «зеленые» почему-то предпочитают молчать.

ЧТО ЖЕ ДАЛЬШЕ?

Чем дальше, тем становится понятнее, что утверждать план об урегулировании земельной проблемы бедуинов, предложенный Бегином, вероятно, нет смысла. В ситуации, когда даже умеренно настроенные бедуины настаивают на продолжении диалога и принятии альтернативного плана, а радикальные силы готовы к силовому столкновению с властями, все закончится тем, что бедуины примут предложенные им льготы, но борьбы не прекратят. Если все же план будет принят, правительству потребуется проявить максимальную жесткость для того чтобы заставить бедуинов ему подчиниться, — без оглядки на внутреннюю и внешнюю критику. Правда, для этого требуется политическое мужество…

«Новости недели»

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Студенты! На Север!

76 студентов-репатриантов из Тель-Авива и других городов центра страны провели два дня на Севере Израиля, …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *