Понедельник , 30 марта 2020
Home / Израиль / ГЕО. Туризм / Украденное наследство Авраама

Украденное наследство Авраама

ПЕЩЕРА ГОРДОСТИ И СКОРБИ

Хеврон. Пещера Праотцев (Меарат а-Махпела). Одно из важнейших свидетельств права еврейского народа на эту землю, которого этот самый народ пытаются лишить. В этом удивительном месте побывала наша постоянная авторесса Алена ФАЛЬКОВИЧ

День посещения Меарат а-Махпела был выбран не случайно — именно эта пятница была одним из нескольких дней в году, когда евреев допускают в зал Ицхака, который всё остальное время открыт только для мусульман. Поэтому сюда стекались евреи со всего Хеврона и из других израильских городов.

Так чем же так особенно это место?..

Среди четырех библейских городов Израиля (Сихем (Шхем), Вефиль (Бэт-Эль), Иерусалим, Хеврон), сохранившихся до сего дня, Хеврон — самый древний. Патриарх Авраам выбрал именно Хеврон — Кирьят-Арбу, в качестве первого места для поселения на территории Святой Земли. Именно в Хевроне он купил первый земельный надел — пещеру Махпела для погребения своей жены Сары (Быт. 23:8-17). В этой пещере Авраам завещал похоронить и себя.

Для патриарха Авраама было принципиально важным приобрести именно эту пещеру для погребения Сары. Почему? Мидраш — Устная Тора, дополняет библейское повествование: «Авраам открыл тайну пещеры, когда гнался за волом, которого хотел заколоть для трех своих таинственных гостей — ангелов. Вол привел его прямо к пещере Махпела. Внутри Авраам увидел яркий свет, часть того первозданного света, который Бог уготовал для праведников, и вдохнул сладостный аромат, исходящий из Эдемского сада. Авраам услышал голоса ангелов: «Здесь захоронен Адам. Здесь также упокоятся Авраам, Ицхак и Яаков». Тогда Авраам понял, что эта пещера является входом в Эдемский сад, и именно с тех пор он хотел получить её для захоронения».

Книга «Зоар» подтверждает повествования Мидрашей, сообщая о том, как праотец Адам после изгнания из Эдемского сада однажды проходил мимо и узнал в свете, исходящем из пещеры, свет Рая. Он понял, что здесь находится туннель, соединяющий наш земной мир и мир Горний, туннель, по которому поднимаются к Богу наши молитвы, а души попадают в Вечность после смерти тела. Поэтому завещал Адам похоронить себя только в этой пещере.

Мидраш подробно описывает погребение Сары, которое сопровождалось чудесными явлениями: «Стоило Аврааму войти в пещеру с телом Сары, как Адам и Ева поднялись из своих могил и направились на встречу. При этом они сказали, что чувствуют стыд за свой грех:

«Теперь когда ты пришел сюда, наш стыд стал ещё больше, поскольку мы видим твои добродетели». — «Я буду молиться за вас, чтобы вы не мучились больше от стыда», — сказал им Авраам. Услышав эти слова, Адам успокоился и вернулся в свою могилу, но Ева упиралась до тех пор, пока Авраам не захоронил её снова».

Мусульмане до сегодняшнего дня почитают Пещеру не только как могилу Авраама, но и как место, над которым пролетал пророк Мухаммед во время своего путешествия на небо. Согласно арабской легенде, когда пророк Мухаммед летел на коне в Иерусалим, над Хевроном он услышал голос архангела Джебрила (Гавриила): «Сойди и помолись, ибо здесь могила отца твоего Авраама».

У этого места богатейшая история.

В византийскую эпоху южная оконечность здания была превращена в церковь, освященную в честь патриарха Авраама. Это никак не сказалось на возможности евреев посещать святыню. Христиане входили через одни ворота, евреи — через другие.

В VI в. н.э. со всех четырех сторон были построены галереи. Завоевав Палестину, арабы поручили евреям, в благодарность за их поддержку, надзор за пещерой. Надзиратель за святыней получил титул «служитель отцов мира». В период арабского завоевания Хеврон переименовывают в «Масджид Ибрагим» (Мечеть Авраама).

В IX в. н.э. здание кенотафа Иосифа заблокировало центральный вход, а в последствии он был прорезан с восточной стороны стены. Время существующего строения датируется 1118-1131 гг. по Р.Х. (правление Балдуина II).

Но в 1267 г. мамлюкский султан Бейбарс I запретил христианам и евреям вход в молитвенные залы Меарат а- Махпела, хотя евреям было дозволено подниматься на пять, а позднее — на семь ступеней по внешней стороне восточной стены и опускать записки с просьбами к Богу в отверстие в стене возле четвертой ступени. Это отверстие, проходящее через всю толщу стены в 2,25 м, и ведущее внутрь пещер под полом строения, впервые упоминается в 1521 г. и, по всей видимости, было проделано по просьбе евреев Хеврона по уплате ими значительной суммы.

Декрет султана Бейбарса I о запрете на посещение неверными-инославными Меарат а-Махпела соблюдался до ХХ столетия. Хотя были и исключения. Так, в 1862 г., благодаря специфическим отношениям Турции и Великобритании, османские власти Хеврона разрешили посетить пещеру Махпела принцу Уэльскому Эдуарду, который имел личное разрешение самого султана Абдул-Азиза I. Таким образом, он стал первым христианином, который спустя шесть столетий (с 1267 г.) смог попасть в Меарат а- Махпела.

Только в 1967 году, после Шестидневной войны, доступ инославных (евреев и христиан) был вновь официально открыт после 700-летнего перерыва. Сегодня территория памятника находится в ведении мусульманской общины, однако часть комплекса функционирует как синагога.

В кенотафах, разумеется, нет никаких тел и останков; они лишь символ захоронения Патриархов. Собственно, с захоронением связано немало легенд и загадок, и вот одна из них:

В 1643 году Махпелу посетил султан Оттоманской империи. При осмотре мечети султан случайно уронил свою саблю в отверстие в полу, через которое она попала в погребальный грот патриархов. По приказу султана за саблей были на веревках спущены несколько слуг, но всех их извлекали из пещеры мертвыми. Местные жители-мусульмане даже под страхом смертной казни отказывались спускаться в грот. Тогда один из советников султана посоветовал ему потребовать от евреев достать саблю. Аврам Азулай (автор нескольких книг, включая наиболее известную «Хесед ле-Авраам») взял на себя эту миссию и спустился в пещеру. Там он встретил Адама с Евой, Авраама с Сарой и других праотцев, которые объявили ему, что он должен покинуть земной мир. Однако, для того, чтобы гнев султана не спровоцировал преследование евреев Хеврона, Аврааму Азалаю было позволено быть первым в истории человеком, вернувшимся из пещеры праотцев. Сабля была возвращена султану, а спустя сутки Аврам Азулай умер.

Уже раздавались просьбы к женщинам перейти на свою половину; но как-то эти голоса пропадали втуне… А мне хотелось увидеть, где тот самый люк, ведущий в подземную часть Пещеры, о котором ходят слухи, но неизвестно почти ничего достоверного. Известно лишь о нескольких ходах и подземных гротах; научные исследования на месте практически невозможны в силу религиозного противодействия мусульманского вакфа.

Однако таки были случаи проникновения вниз.

После того как 8 июня 1967 года в ходе Шестидневной войны Хеврон был захвачен Армией Обороны Израиля, и вход в здание над погребальным склепом патриархов был вновь разрешен не мусульманам, многими предпринимались попытки проникнуть в погребальную камеру через узкий проем в полу мечети (в который когда-то упала сабля султана). Диаметр проема не превышал 30 см.

О первом после 700 летнего перерыва посещении погребального склепа повествует Моше Даян (экс-министр обороны Израиля) в своей книге «Жить с Библией»: «Первой спустилась по нему Михаль, дочь одного из наших офицеров, тоненькая двенадцатилетняя девочка, отважная и сметливая, не побоявшаяся не только духов и бесов, существование которых не доказано, но и змей и скорпионов, которые являются вполне реальной опасностью. (…) Спустившись в пещеру с фонарем и фотоаппаратом она сделала фотоснимки и наброски увиденного карандашом. Выяснилось, что в подземелье имеются надгробия, арабские надписи Х в., ниши, ступеньки, которые ведут наверх, хотя вход заделан, мало того, на фотоснимках не было видно следов двери».

Сама Михаль позднее описала свою спелеологическую экспедицию:

«В среду 9 октября 1968 года, мама спросила меня, не соглашусь ли я спуститься в подземелье под Меарат а-Махпела.

…Машина тронулась и вскоре мы были в Хевроне…

Я вылезла из машины и мы пошли в мечеть. Я увидела проем, через который должна была спуститься. Его вымерили, его диаметр равнялся 28 см. Меня перевязали веревками, дали фонарь и спички (чтобы определить состав воздуха внизу) и начали спускать.

Приземлилась я на кучу бумаг и бумажных денег. Я оказалась в квадратной комнате. Напротив меня были три надгробия, среднее более высокое и более разукрашенное, чем два других. В стене напротив был небольшой квадратный проем. Наверху немного отпустили веревку, я пролезла через него и очутилась в низком, узком коридоре, стены которого были высечены в скале. Коридор имел форму прямоугольной коробки. В конце его была лестница, и её ступеньки упирались в заделанную стенку…

Я вымерила шагами узкий коридор: он равнялся 34 шагам. При спуске я насчитала 16 ступенек, а при подъеме только пятнадцать. Я поднималась и опускалась пять раз, но результат оставался тем же. Каждая ступенька была высотой 25 см. Я взошла по ступенькам в шестой раз и постучала в потолок. Раздался ответный стук. Вернулась назад. Мне дали фотоаппарат, и я спустилась снова и сфотографировала квадратное помещение, надгробия, коридор и лестницу. Снова поднялась, взяла карандаш и бумагу и снова спустилась и сделала наброски. Вымерила комнату шагами: шесть на пять. Ширина каждого надгробия равнялась одному шагу и расстояние между надгробиями тоже одному шагу. Ширина коридора равнялась одному шагу, а его высота — примерно одному метру.

Меня вытащили. При подъеме я обронила фонарь. Пришлось снова спускаться, снова подниматься».

Кроме этого описания погребального склепа под Меарат а-Махпела более подробного просто не существует.

Сегодня проем, по которому спускалась в склеп Михаль, закрыт каменной плитой. Больше в подземелье никто не спускался — за этим пристально следят надзиратели мечети и израильская полиция. Единственное отверстие находится под балдахином на четырех столбах, через него опускают по мусульманскому обычаю неугасимую лампаду. Мерцание горящей лампады можно увидеть, заглянув внутрь отверстия. Свет лампады призван напоминать всем посетителям Меарат а-Махпела о свете райского сада, который, по преданию, увидел праотец Адам.

Но что тогда здесь?.. Это мы можем отчасти узнать из фоторепортажа.

У стен Пещеры раскинулся целый палаточный городок

Возведение этого монументального сооружения со стенами высотой 12 м принадлежит царю Иудеи Ироду Великому.

Это величественное строение состоит из каменных блоков (наибольший из них 7,5 х 1,4 м).

Поверхность стен Меарат а- Махпела напоминает Западную Стену Храмовой горы (Стену Плача) в Иерусалиме.

И молятся возле нее точно так же

Рядом с Пещерой — обычные жилые районы, жители которых, наверное, уже и не осознают до конца, рядом с каким великим местом живут…

У этого места богатейшая история.

Над Пещерой возвышаются минареты и раздаются громогласные молитвы мусульман

Пройдем внутрь Пещеры…

Женская часть

Зал Ицхака пока закрыт; в него будут пускать позже.

Пока все молящиеся находятся в других залах и у решеток, закрывающих кенотафы Праотцев и Праматерей.

Могила Праматери Сары

Могила Праотца Авраама

В кенотафах, разумеется, нет никаких тел и останков; они лишь символ захоронения Патриархов

После посещения Пещеры мы пошли гулять по городу и об этой прогулке я напишу отдельно; а к вечеру вернулись сюда снова, чтобы увидеть зал Ицхака.

Он был еще закрыт, и мы сидели возле Меары в ожидании. Потом наши израильские солдатики, охраняющие вход в Пещеру, сообщили нам, что зал Ицхака открыт — и мы пошли внутрь

Этот зал, конечно потрясал великолепием….

Украшен полностью в арабском восточном стиле

В центре зала — два мавзолея-кенотафа, к которым приникли молящиеся

Несколько молодых парней быстро сооружали перегородку между женской и мужской половиной, но всё равно порядка никакого не было, всё перемешалось…

Тот самый проем в склеп, в котором видна лампадка?.. Проверить мне это не удалось, потому что лежащая на решетке женщина подниматься категорически не хотела, и вокруг уже поднимался ропот…

Кинув еще один взгляд на зал Ицхака, я вышла. Сбоку была дверь, ведущая еще куда-то. Там оказался новый коридор и мечеть за веревочным ограждением

…А потом мы все собрались снаружи у входа в Пещеру и некоторое время сидели, наблюдая, как к ней стекаются люди, празднично одетые и радостные, одухотворенные и воодушевленные, ничего не боящиеся и преданные своей вере, своему народу, своей истории и этому странному и необычному городу Хеврону…

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Познать себя

Неот-Смадар — школа самосовершенствования человека

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *