Воскресенье , Сентябрь 23 2018
Home / Израиль / История2 / Как Моше Даян испугался роли агрессора

Как Моше Даян испугался роли агрессора

НОВЫЕ ТАЙНЫ КОМИССИИ АГРАНАТА

Вокруг провала израильских спецслужб, лишь чудом не приведшего к катастрофе

Пинхас ЛЮК

Бюст Моше Даяна в кибуце Сде-Бокер стоит на тротуаре неподалеку от дома первого премьер-министра Израиля Давида Бен-Гуриона. Фото Владимира Плетинского

Министерство обороны сняло гриф секретности еще с ряда протоколов комиссии Аграната. В числе прочего, решено предать гласности показания министра обороны Моше Даяна, начальника военной разведки генерала Эли Зеиры и главы “Моссада” Цви Замира.

Как следует из этих документов, выступая перед членами комиссии, Даян заявил, что ответственность за призыв резервистов накануне войны лежала не на нем, а на начальнике генштаба Давиде Элазаре (Дадо). Далее он сообщил, что за день до начала Войны Судного дня Элазар выразил уверенность, что арабы не нападут на Израиль.

“Я сказал Дадо, что объявление о мобилизации резервистов означает начало войны. Это дало бы повод обвинить нас в агрессии”, – сказал Даян, отметив, что предупреждения о возможном начале войны поступали еще в апреле 1973 года, и что как американская разведка, так и “Моссад” считали, что арабы не нападут.

Показания Зеиры и Замира свидетельствуют, что конфликт между двумя руководителями израильского разведывательного сообщества имеет давние корни. Рассекреченные фрагменты показаний Зеиры вызывают много вопросов о том, почему он был уверен, что войны не будет. Скорее всего, ответы находятся в той части протоколов, которая еще не рассекречена.

Зеира признал, что его оценка, согласно которой египетская армия готовилась не к войне, а к масштабным учениям, была ошибочной.

“Однако египетское командование обмануло не только нас: 99% армии Египта были уверены, что это учения”, – сказал Зеира в свое оправдание.

Начальник разведки также заявил, что нет закона, который определял бы, какую информацию стоит, а какую не стоит передавать начальнику генерального штаба.

“Это решает глава разведки ЦАХАЛа. За неделю до войны мы получили сообщения, что египтяне собираются форсировать канал. Оно показалось нам нелогичным. Пару дней спустя мы получили более полные сведения, и они были переданы Дадо”, – сказал он.

Еще один вопрос, который обсуждался на комиссии: почему не было придано должное значение предупреждению о начале войны, поступившему от Асрафа Маруана, зятя Гамаля Абдель Насера и главы администрации президента Египта Анвара Садата.

За два дня до начала войны Маруан, сотрудничавший с “Моссадом”, позвонил Замиру и попросил об экстренной встрече. Замир срочно вылетел в Лондон, сообщив об этом Зеире, но при этом ни Замир, ни Зеира, несмотря на эвакуацию советских советников, не стали сообщать о звонке Маруана премьер-министру Голде Меир.

Еще более поразителен тот факт, что, получив предупреждение о начале войны, глава “Моссада” не смог сразу передать его в Израиль – у него не было секретного канала экстренной связи. Пришлось звонить по международному телефону.

Выступая на комиссии, Замир признал: у него не было сомнений в том, что война начнется, но, тем не менее, он не стал сообщать Голде Меир о своей оценке. Он также отметил, что поскольку “Моссад” подчиняется министерству главы правительства, а не министерству обороны, он не сообщил о своей оценке ни министру обороны, ни начальнику генерального штаба. Причины такого поведения бывшего начальника “Моссада” остаются загадкой.

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Побег из Ирака с ведром супа

Александр Непомнящий, jewish.ru Эту забавную, несмотря на драматический контекст, историю, связанную с исходом евреев из …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *