Суббота , Август 24 2019
Home / Актуально / Жертвы «мира» на алтаре безумия

Жертвы «мира» на алтаре безумия

В СТАРЫЕ ГАЗЕТЫ ПОЛЕЗНО ЗАГЛЯДЫВАТЬ

Место, на котором был убит Ицхак Рабин, превратилось для части израильтян в нечто вроде языческого святилища. Фото Владимира Плетинского

Элеонора ШИФРИН, Иерусалим

Наблюдая за развитием так называемого «мирного процесса», унесшего уже более полутора тысяч жизней израильтян, многие вполне здравомыслящие, но не желающие прослыть «экстремистами» люди признают, что инициаторы этого процесса, возможно, чего-то не учли, в чем-то ошиблись — что, конечно, весьма прискорбно — но в целом нельзя сомневаться в том, что их планы и намерения были основаны на каких-то трезвых и разумных расчетах

А между тем уже 16 лет назад — всего 4 года спустя после начала этого смертельного циркового трюка — 7 марта 1997 г. один из его главных инициаторов, Йоси Бейлин, сообщил в интервью газете «Аарец», что никакого расчета не было вообще, в принципе. Интервью взял постоянный автор этой леволиберальной газеты, Ари Шавит, которого, судя по его вопросам, заявления уважаемого им политика весьма шокировали.

Недавно израильский институт анализа новостей ИМРА опубликовал выдержки из этого старого интервью, чтобы напомнить нам о том, какими соображениями руководствовались инициаторы процесса, с полной очевидностью превратившегося в процесс демонтажа еврейского государства.

В дни, когда отмечается 18-летие убийства Рабина, и звучат голоса, утверждающие, что нельзя плохо говорить о покойнике, даже если он где-то и ошибся в расчетах, особенно важно напомнить, каков же был этот расчет.

Вот выдержки из интервью одного из главных инициаторов Осло, доктора политологии (!) Йоси Бейлина:

Шавит: Когда вы вступили в процесс Осло — Рабин, Перес и вы — было ли вам ясно, что он приведет к Палестинскому государству?

Бейлин: Нет. Это очень интересно отметить, что разговоры по существу относительно того, «куда поведет процесс», происходили только между сторонами, но не внутри каждой из сторон. В Рабочей партии («Авода») и в правительстве, и внутри переговорной группы я не припомню никаких существенных и серьезных обсуждений окончательного решения.

Шавит: Не понимаю. В 1992 г. вы были избраны в правительство. В 1993 г. вы инициировали процесс Осло. Ни на одной из стадий вы не задались вопросом, куда все это приведет?

Бейлин: Нет.

Шавит: Вы никогда не говорили с Рабином о значении Осло в далекой перспективе?

Бейлин: Никогда.

Шавит: А с Пересом?

Бейлин: Я никогда не разговаривал об этом и с Пересом.

Шавит: То есть это означает, что мы движемся к историческому процессу непревзойденной значимости, и ни на какой из его стадий вы не сказали «постойте минутку, давайте-ка это обдумаем, давайте проверим, куда мы, в сущности, идем»?

Бейлин: Для Рабина избегать окончательных договоренностей было своего рода политикой. Он это отталкивал. После его смерти, сидя с Леей Рабин, я спросил ее: «Если кто-нибудь знал, какое окончательно урегулирование Рабин имел в виду, то это только ты». Она сказала мне: «Смотри, я не могу тебе сказать. Он был очень прагматичен и ненавидел обсуждать то, что будет через много лет. Он думал о том, что будет сейчас, очень скоро. Насколько я знаю, у него не было очень ясной картины того, каким будет окончательное урегулирование».

Рабин думал, что все получит свое развитие, видел нечто такое значимое, какую-то автономию, которая может превратиться в государство, а может и не превратиться. У него не было четкого представления.

Шавит: Тогда следует задать вопрос, были ли вообще решения Осло приняты посредством рационального процесса?

Бейлин: Вообще-то, рациональных процессов не бывает. Рациональность — это, в конченом счете, почти всегда рационализация. Когда вы рассматриваете процессы такого рода, вы обнаруживаете, что почти всегда что-то происходит вследствие внутреннего чувства участников, что они действуют правильно. На основании их эмоций, интуиции и личного опыта.

Шавит: Не думали ли вы иногда, что, возможно, в результате 1948 г., осложнения в дискуссии сделают ситуацию неразрешимой?

Бейлин: Да. Мне это приходило в голову. Но я немедленно полностью отвергал это. Я рассматриваю себя как абсолютного рационалиста и хочу жить в рациональном мире. Я очень хочу жить в мире, в котором имеется разрешение нашим экзистенциальным проблемам. У меня нет доказательств, что ситуация действительно такова. Это как быть оптимистом. Разве оптимист уверен, что пессимист всегда неправ? Нет. Он просто убеждает себя, что все будет хорошо. Все будет в порядке. А затем он и делает все, что можно, чтобы удостовериться, что он прав. Вот и я такой.

Я попросту не готов жить в мире, в котором проблемы не могут быть разрешены.

* * *

Профессор политической философии Пол Эйдельберг многократно отмечал, что в основе израильской политика лежит полное отсутствие стратегического мышления. Откуда он это взял?

* * *

А вот выдержки из речи Ицхака Рабина в Кнессете 5 октября 1995 г., за месяц до его убийства.

«Здесь, в Земле Израиля, мы вернулись и построили страну. Здесь, в Земле Израиля, мы создали государство. Земля пророков, которые дали миру моральные ценности, закон и правосудие, через 2000 лет вернулась к своим законному владельцу — еврейскому народу. На своей земле мы построили исключительный национальный дом и государство».

«Мы видим постоянное урегулирование в рамках государства Израиля, которое будет включать большинство территорий Земли Израиля, как это было при британском мандате, а рядом с ним палестинское образование, которое будет домом большинства палестинских жителей сектора Газы и Западного берега».

«Мы не вернемся к границам 4 июня 1967 г. Прежде и превыше всего, объединенный Иерусалим… как столица Израиля, под израильским суверенитетом».

«Граница безопасности государства Израиля будет расположена в Иорданской долине… Создание поселенческих блоков в Иудее и Самарии, как в Гуш-Катифе».

«Нам пришлось выбирать между всей землей Израиля… и государством с меньшей территорией, но которое будет еврейским государством. Мы выбрали еврейское государство».

«Мы… дали слово перед Кнессетом не уничтожать ни единого поселения в рамках промежуточного соглашения, и не ставить препятствий естественному росту».

«Нам известен тот факт, что Палестинское руководство до сих пор не выполнило своего обязательства изменить Палестинскую Хартию, и что все обещания по этому вопросу не выполнены. Я бы хотел обратить внимание членов Кнессета, что я считаю эти изменения высочайшим тестом для проверки готовности и способности Палестинского руководства, и требуемые изменения будут важным и серьезным отправным пунктом для продолжения воплощения всего соглашения в целом».

Из этого достаточно ясно следует, что Рабин видел окончательное урегулирование основанным на принципах Израиля как еврейского государства и в то же время как государства, живущего «мирно внутри безопасных и признанных границ». Набиравший все больший темп и ставший неуправляемым процесс двигался явно в другом направлении.

* * *

В связи с 18-м «рабинским фестивалем» вспоминается еще одна смерть. Ее годовщины не отмечают, о ней не говорят, ее как будто и не было. А, между тем, речь идет о человеке, который своей безупречной репутацией воина, командира, освободителя Старого города Иерусалима и Храмовой горы поддержал «мирный процесс» в самом его начале, заявив народу Израиля с полной уверенностью с телевизионных экранов: «Мы знаем, что идем на риск, но мы делаем это во имя мира, и мы знаем, что мы достаточно сильны, чтобы позволить себе этот риск. Если на каком-то этапе мы увидим, что наши палестинские партнеры не выполняют своих обязательств, мы вернем этот процесс в исходную точку».

Знакомый каждому израильтянину полный счастья и гордости голос, который страна услышала 7 июня 1967 г.: «Храмовая гора в наших руках». Мота Гур, бывший командир десантной бригады, штурмовавшей Иерусалим, позднее стал начальником генштаба армии, а в 1993 г. был депутатом Кнессета от партии «Авода». И именно ему партия поручила ответственное задание: веско сказать народу Израиля, что опасаться нечего, мы достаточно сильны, чтобы повернуть колесо истории вспять, если окажется, что мы ошиблись в своих надеждах и расчетах.

Но никаких расчетов, как выяснилось, попросту не было.

Два года спустя, за 4 месяца до убийства Рабина, 16 июля 1995 г., Мота Гур покончил собой. Жертва «мира».

Еженедельник «Секрет»

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Рами КРУПНИК | Дискриминации нет?

Известный израильский адвокат — о воспалении дружбы народов

One comment

  1. Комментарий от Л.Виленского

    В Израиле отмечают годовщину смерти Ицхака Рабина… Отмечают годовщину смерти — что может быть пафоснее и аляповатее! Этот омерзительный по своему местечковому ничтожеству культ, который развернули вокруг весьма и весьма спорной личности покойного — не делает чести ни ему, ни его семье, ни нашему государству. Пора трезво оценить его разрушительный вклад в нашу историю, его нерешительность в ключевые моменты, плоды тех страшных семян, которые он — будучи премьер-министром, вспомним, с диктаторскими большевистскими замашками, посеял.

    Я приехал в Израиль еще в те времена, когда брошенный камень или вывешенный «балестинский» флажок в Рамалле был — ИРУА ФАХА — и подавлялся нещадно. В то же время — евреи ездили закупаться продуктами в Бейт-Лехем, ребята из Хеврона приезжали потусить в иерусалимских пабах и те, кто вел себя лояльно — жил хорошо. Сегодня мы имеем вооруженный до зубов враждебный анклав в Газе (ракеты, крупные заряды взрывчатки, вооруженная до зубов армия ХАМАС), мощнейшую арабскую вооруженную силу в виде Хизбаллы (из 500 партизан-убийц они превратились в 11000 вооруженных и тренированных бойцов), бурлящее грязевое месиво Иудеи и Самарии, тысячи убитых во имя «мирного процесса» евреев и депортированных 8000 евреев Газы. ВОТ ОНО — НАСЛЕДИЕ. Нравится?

    Я не одобряю Игаля Амира. Убийство им Рабина нанесло правому лагерю намного больше вреда, чем пользы, дав «левым» козырную карту, которой они крыли «правых» все эти годы. Карту, которая by default делегитимизировала любое правое начинание — и до сих пор это делает, заставляя наш народ пребывать в состоянии прострации и выбирать… Я не буду называть имен. Достаточно имени, указанного в первом абзаце…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *