Понедельник , Декабрь 18 2017
Home / Еврейский мир / Марк Твен о евреях: “Я бы предпочел увидеть Сатану и пожать ему хвост”

Марк Твен о евреях: “Я бы предпочел увидеть Сатану и пожать ему хвост”

КАСАТЕЛЬНО ЕВРЕЕВ

Это эссе великого Марка ТВЕНА, опубликованное в марте 1898 года в журнале “Harper`s”, неоднократно цитировалось. Однако прочитать его в максимально полном объеме (с незначительными сокращениями) на русском языке вы сможете лишь сегодня – благодаря переводу Игоря ФАЙВУШОВИЧА

Заметим, за этот перевод мы взялись после многочисленных просьб со стороны читателей, которых очень заинтересовал материал Семена Кипермана “Все на свете смертно, кроме еврея”. И вот перед вами – первая часть этого весьма объемного эссе.

Несколько месяцев назад я опубликовал статью в журнале, описывающую замечательную сцену в Австро-Венгерском парламенте в Вене. С тех пор я получил от евреев, живущих в Америке, несколько письменных запросов. Эти письма были трудными для ответа, потому что они не очень определённые. Но, в конце концов, я получил одно вполне определённое письмо. Оно было от адвоката, который действительно задает вопросы, которые, вероятно, намеревались задать другие авторы писем. С помощью данного текста я постараюсь публично ответить этому корреспонденту, а также другим – в то же время я прошу прощения, что не ответил в частном порядке. Письмо этого адвоката гласит:

“Я прочитал Вашу статью “Времена, полные событий в Австрии”. Один момент исключительно важен не только для нескольких тысяч человек, включая меня, и именно об этом я хотел спросить какого-нибудь беспристрастного человека. Вопрос о применении военной силы, который усиливает беспорядки, не был внесен на рассмотрение каким-нибудь евреем в австрийском парламенте. Ни один еврей не был депутатом этого органа. Ни один еврейский вопрос не был включён в повестку дня или в текст резолюции. Ни один еврей никого не оскорбил. Короче говоря, ни один еврей не навредил кому-нибудь вообще. На самом деле, евреи были единственными из девятнадцати различных национальностей в Австрии, у которых не было своей партии в парламенте – они абсолютно не участвовали ни в чём.

Тем не менее, в своей статье Вы говорите, что в беспорядках, которые затем последовали, все слои населения были единодушны только в одном: во всем виноваты евреи. А теперь, скажите мне на милость, почему, по Вашему мнению, евреи всегда, и даже сегодня, когда их считают такими умными, были и остаются мишенью необоснованной, порочной враждебности? Осмелюсь сказать, что на протяжении веков не было более тихих, не вызывающих беспокойства и хорошо себя ведущих граждан, чем те же евреи. Мне кажется, что эти ужасные и несправедливые гонения не могут списываться лишь на невежество и фанатизм.

Итак, скажите мне, исходя из вашей точки зрения – мнения беспристрастного наблюдателя, – что же является причиной? Могут ли американские евреи что-нибудь сделать, чтобы исправить это отношение к евреям в Америке или за рубежом? Закончится ли это когда-нибудь? Будет ли еврею разрешено жить честно, достойно и спокойно, как всему остальному человечеству?”

* * *

Что стало с “Золотым Правилом”: “Если я считаю себя настроенным предвзято по отношению к евреям, то самое справедливое – оставить эту тему, чтобы человек не пострадал никоим образом”? Но я считаю, что у меня нет такого предубеждения. Несколько лет назад один еврей, следивший за моим творчеством, сказал, что в моих книгах нет никаких некорректных ссылок на его народ, и спросил, как это случилось. Это произошло потому, что у меня не было никакой антипатии. Я совершенно уверен, что у меня нет никаких расовых предрассудков ни относительно цвета кожи, ни касты, ни вероисповедания.

Всё, о чём я забочусь, – это знать, что человек является человеком – этого достаточно, и он никак не может быть хуже меня. У меня нет предубеждения даже против Сатаны. Вполне возможно, что я склоняюсь немного на его сторону из-за того, что у него непривлекательный вид и дурная репутация.

Все религиозные положения Библии против него, и самые оскорбительные слова – о нём. Но мы никогда не слышали его мнение. У нас нет ничего, кроме свидетельства обвинения, и всё же мы вынесли приговор. На мой взгляд, это неправильно. Это не по-английски и не по-американски; это – по-французски. Без этого по делу Дрейфуса ему не мог бы быть вынесен обвинительный приговор.

Конечно, Сатана имеет какие-то свои доводы, это само собой разумеется. Они могут быть слабыми, но в этом нет ничего страшного, это можно сказать о любом из нас. Как только я смогу получить компрометирующие меня факты, берусь реабилитировать себя, если смогу найти деполитизированного издателя. И это то, что мы должны быть готовы сделать для любого, кто находится в немилости. Мы не можем оказать ему почтение, ибо это было бы неблагоразумно, но мы можем, по крайней мере, уважать его талант.

Персоне, которая на протяжении многих веков сохраняла внушительное положение духовного главы и политического лидера четырёх пятых человеческого рода, должно быть предоставлено право на сохранение всей исполнительной власти самого высокого порядка. Но в при нынешнем количестве других священников и политиков его власть сократилась до размеров мошек под микроскопом. Я хотел бы увидеть его. Я бы предпочел увидеть Сатану и пожать ему хвост, скорее, чем любому другому члену Европейского сообщества.

В настоящей статье я позволю себе употреблять слово “еврей”, как если бы оно означало и религию, и расу. Это удобно, и, кроме того, это именно то, что этот термин означает во всём мире. В приведённом выше письме он означает следующие моменты:

1. Еврей – это хорошо себя ведущий гражданин.

2. Может ли несправедливое отношение к евреям списываться лишь на счёт невежества и фанатизма?

3. Могут ли евреи сделать что-нибудь, чтобы улучшить эту ситуацию?

4. У евреев нет никакой партии; они не являются участниками каких-либо политических акций.

5. Закончится ли когда-либо преследование евреев?

6. Что стало с “Золотым Правилом”?

ПУНКТ 1

Мы должны подкрепить предположение номер 1 несколькими достаточно вескими основаниями. Еврей не является возмутителем спокойствия в любой стране. Даже его враги признают это. Он не бездельник, не пьяница, он не шумный, не скандалист, не бунтарь, не задира. В статистике преступлений его присутствие – явление весьма редкое, причём, во всех странах. С убийствами и другими насильственными преступлениями он имеет мало общего: ему чужда роль палача. В ежедневной криминальной хронике уголовной полиции о “нападениях” и “пьяных дебошах и беспорядках” его имя появляется редко.

Еврейский дом – это дом в полном смысле этого слова, и это факт, который никто не будет оспаривать. Еврейская семья спаяна сильнейшими привязанностями; её члены демонстрируют должное уважение друг к другу; а почтение к старшим является неприкосновенным законом еврейского дома. Евреи не лежат бременем на благотворительной деятельности ни государства, ни города; те могли бы прекратить свои функции, не затрагивая евреев.

Когда еврей вполне здоров, он работает; когда он является недееспособным, его народ заботится о нём. Еврейская нация имеет право называться самой доброжелательной из всех человеческих рас. Может быть, еврей-нищий не является нонсенсом; такое вполне возможно, но найдётся немного людей, которые сталкивались с этим.

Еврея много раз выставляли в неприглядном виде, но, насколько мне известно, ни один драматург не проявил несправедливость по отношению к евреям, изобразив еврейский персонаж нищим. Всякий раз, когда еврей реально вынужден просить о помощи, еврейский народ спасает его от необходимости делать это. Еврейские благотворительные учреждения поддерживаются на еврейские деньги, причём в достаточной мере. Евреи не шумят об этом; это делается тихо, они не донимают придирками и приставаниями и не беспокоят нас требованиями взносов; они дают нам мир и подают нам пример, которому мы не всегда в состоянии следовать; ибо по природе – мы не бесплатные дарители и вынуждены терпеливо и упорно выискивать истинных нуждающихся.

Все это говорит о гражданской порядочности евреев. Можно сделать вывод о евреях, как о народе тихом, миролюбивом и трудолюбивом, не подверженном совершению серьёзных преступлений и не склонным к жестокости. Семейная жизнь еврея похвальна, он не в тягость общественным благотворительным организациям, не попрошайка. А по своей доброжелательности вне конкуренции. Эти качества являются квинтэссенцией истинной гражданственности. Он столь же честен, как его среднестатистический сосед, и всё это подтверждается тем, что он – успешный бизнесмен.

Основой успешного бизнеса является честность; бизнес не может процветать там, где обе стороны не доверяют друг другу.

Вопрос о количестве евреев не имеет большого значения для подавляющего большинства населения Нью-Йорка; но их честность в большой степени гарантируется тем, что огромные дома оптовой торговли Бродвея, от Бэттери (общественный парк на южной оконечности острова Манхэттен в Нью-Йорке – И.Ф.) до Юнион-сквера, в сущности, находятся в их руках. Я полагаю, что самый живописный пример в истории доверия к предпринимателю со стороны его партнёров это тот, когда один христианин не доверяет единоверцу-христианину, но доверяет еврею.

Герцог Гессенский, продавая своих подданных королю Георгу Третьему для борьбы с Джорджем Вашингтоном, разбогател на этом. Но постепенно, когда войны, порождённые Французской революцией, сделали его трон слишком жарким, ему пришлось покинуть страну. Он торопился, и был вынужден оставить свой капитал – 9000000 долларов. Герцог рискнул своими деньгами, передав их некому партнёру по бизнесу без всякой гарантии. И он выбрал не христианина, а еврея – причём, еврея с весьма скромными средствами, но с сильным характером; характером настолько сильным, что Герцог оставил его наедине – этого Ротшильда из Франкфурта. Тридцать лет спустя, когда Европа вновь стала тихой и безопасной, Герцог вернулся из-за рубежа, и еврей вернул ему кредит с процентами.

Вот ещё один фрагмент живописной истории; и он напоминает нам, что убогость и нечестность не являются монополией какой-то расы или веры, а просто человека:

“Конгресс принял законопроект о выплате 379,56 долларов Моисею Пендерграссу из Либертивилла, штат Миссури.

История о причине этой щедрости – трогательно красивая, и показывает своего рода пиковое положение, в которое может попасть честный человек, взявшийся делать честную работу для дяди Сэма. В 1886 году Моисей Пендерграсс заключил контракт с 1 июля 1887 года на ежедневную доставку почты по маршруту длиной 30 миль из города Ноблик в города Либертивилл и Кофман, в течение одного года. Он попросил почтмейстера в Ноблике написать ему официальное письмо, и в то время как Моисей предполагал, что его ставка должна быть 400 долларов, клерк почтмейстера небрежно написал “4 доллара”. Моисей получил этот контракт и не обнаружил эту ошибку до конца первого квартала, пока не получил свою первую зарплату. Когда же он выяснил, на какую ставку он работает, впал в глубокое уныние и связался с Департаментом почтовой службы США.

Департамент сообщил ему, что он должен либо выполнять свой контракт, либо порвать его, и что, если он бросит свою работу, то его поручителям придётся заплатить государству 1459,85 долларов компенсации за ущерб. Так вот, Моисей соблюдал свой контракт, проходя каждый будний день по тридцать миль в течение года и разнося почту, получая за свою работу 4 доллара. Или, если быть точным, 6,84, доллара, ибо этот маршрут увеличили после того, как было принято его заявление, и его зарплата была пропорционально увеличена.

Теперь, через десять лет, наконец-то было принято решение о выплате Моисею разницы между тем, что он заработал в том несчастном году и тем, что он должен был получить”.

Газета “Сан”, которая рассказывает об этой истории, подчёркивает, что законопроект по этому решению был внесён на рассмотрение на трёх или четырёх заседаниях Конгресса, чтобы облегчить Моисею подготовку его иска, и что комитеты неоднократно исследовали его требования. Потребовалось шесть заседаний Конгресса, затронувших попранные права 70000000 человек. В итоге было отдано предпочтение добродетели в страхе Божием, а на следующих выборах, спустя одиннадцать лет, был всё-таки найден какой-то способ, чтобы обмануть новообращённого христианина примерно на 13 долларов в его честно выполненном контракте, из почти 300 долларов, причитавшихся ему за его переработки. И законодателям это удалось.

В это же самое время они выплатили 1000000000 долларов пенсионных пособий, треть которых – нетрудовые и незаслуженные. Это свидетельствует о всеобъемлющем опыте в кражах, так как все начинается с сущих грошей, и щупальца расхитителей простираются далеко, вплоть до погрузки судов.

* * *

У еврея есть свои особенности. У него есть некоторые свои компрометирующие его пути, хотя он не обладает на них монополией, потому что не может полностью избавиться от досаждающей христианской конкуренции. Мы видели, что он редко преступает законы, направленные против насильственных преступлений. Действительно, его отношения с правосудием ограничиваются лишь вопросами, связанными с торговлей. Он имеет репутацию обманщика в различных небольших делах: и в практике репрессивного ростовщичества, и в сжигании самого себя, чтобы получить страховку, а также в составлении хитрых контрактов, которые оставляют для него выход, но блокируют возможности другого человека, и в изящных увертках, которые сохраняют его безопасное и комфортное положение в пределах строгой буквы закона, когда суд и жюри присяжных очень хорошо знают, что он нарушил дух этой самой буквы, но ничего не могут поделать.

Он – обычный, верный и способный служащий в гражданских учреждениях, но его обвиняют в непатриотичном нежелании стоять под флагом в качестве солдата – как это делает христианский квакер. Теперь, если вы компенсируете эти факты заслуживающими уважения чертами, обобщёнными в предыдущем пункте, начинающемся со слов: “Все эти факты являются достойными уважения”, и создадите некий баланс, то каким должен быть ваш вердикт? Я думаю, что достоинства и недостатки справедливо взвешиваются и измеряются обеими сторонами. Христианин не может претендовать на превосходство над евреем в вопросе порядочного гражданства. Тем не менее, во всех странах, начиная с самой зари истории, еврея постоянно и неумолимо ненавидели, а зачастую – и преследовали.

Продолжение следует

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Фарс продолжается

Утром в воскресенье, 28 августа, в военном суде в Яффо возобновился судебный процесс над военнослужащим …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *