Суббота , Август 24 2019
Home / Израиль / Общество / Молоткастый-серпастый или биометрический?

Молоткастый-серпастый или биометрический?

Уже почти два месяца в Израиле началось осуществление программы по переходу на биометрические паспорта. Нынешние бумажные удостоверения личности будут заменены специальными пластиковыми карточками. Отныне два основных документа — теудат-зеут для внутреннего пользования и даркон — иностранный паспорт — можно получить в виде биометрической пластиковой карточки

Виктория МАРТЫНОВА

Photo: Sam Greenhalgh, Flickr

Эксперимент продлится два года. Предполагается, что биометрические документы окажутся более надежными, чем нынешние, и позволят предотвращать так называемую кражу личности — явление, ставшее довольно распространенным в современном Израиле. В период эксперимента новые удостоверения будут выдаваться бесплатно и на добровольных началах. Если по завершении эксперимента будет принято окончательное решение о переходе на биометрические удостоверения личности, обмен документов будет производен в обязательном порядке и за деньги.

У этого решения есть свои сторонники и противники. Сторонники говорят об укреплении безопасности и обещают возможный безвизовый въезд в США в качестве награды, противники считают, что сведения из банка биометрических данных, содержащего конфиденциальную информацию, могут оказаться в руках махинаторов.

Кто прав?

Прежде чем попытаться разобраться в этой непростой истории, расскажу о том, что такое кража личности и как она происходит. Некоторое время назад мне довелось познакомиться с целой семьей, чьи личности были украдены.

Двойники

В течение пяти лет семья Фридман из Нетании жила, зная, что где-то рядом обитают их двойники… А начиналась эта история банально, как у тысяч репатриантов.

Фридманы, проживавшие в Киеве, надумали репатриироваться в Израиль в конце девяностых. Собирались долго — сорваться с насиженного места было непросто, жизнь текла спокойно и налажено. Ирена работала машинисткой в небольшом офисе, муж Аркадий — электриком. На дворе стоял 1997 год. Оформление документов проблем не доставило. Ни у кого не возникло сомнений в их еврействе, никто ни разу не сказал, что что-то не в порядке с бумагами. Вместе с младшими Фридманами уезжали и родители Ирены, известные и уважаемые в городе люди.

В аэропорту имени Бен-Гуриона они, как и положено, получили израильские удостоверения репатриантов — теудат-оле. В общем, все складывалось вполне благополучно. Проблемы начались позже. Однажды на их банковский счет не перевели денежную помощь от министерства абсорбции на съем жилья. Подождав пару дней, Ирена отправилась в банк узнавать, в чем дело. «У вас какая-то проблема с документами», — пояснили ей, — зайдите в МВД».

Ответ, полученный в нетанийском отделении министерства внутренних дел, ее ошарашил. «Вы въехали в страну дважды, в 1995 и 1997 годах, поэтому никакие льготы вам не положены, — пояснила служащая. — Обман государства».

Ирена застыла от неожиданности…

Рассказывает бывшая высокопоставленная сотрудница министерства внутренних дел Израиля:

— В начале девяностых годов Израиль впервые столкнулся с появлением «двойников». До массовой алии из СНГ такого у нас никогда не было. Но фантазия граждан СНГ оказалась поистине неистощимой. Мы были просто в шоке! Мы и представить себе прежде не могли, что жажда покинуть ту страну окажется настолько сильной, что люди пойдут на любые ухищрения, чтобы проникнуть сюда.

Началось все с девушек, приехавших сюда, чтобы работать в так называемых массажных кабинетах. Как-то раз МВД отловило очередную группу жриц любви и депортировало их на родину, в Украину. Прошло несколько месяцев, и наш сотрудник увидел девушку, лицо которой ему показалось очень знакомым. Девушка начисто отрицала, что уже бывала в Израиле. Сообщила, что приехала к отцу-репатрианту и живет с ним в его квартире, назвала адрес и свое имя. Имя действительно не значилось в компьютерах в списке депортированных. Но сотрудник оказался въедливым. Он отправил по указанному адресу профессионального сыщика. Сыщик задал с десяток грамотных вопросов и узнал любопытные подробности. Как оказалось, человек, приютивший девушку за умеренную плату, действительно оставил в Украине взрослую дочь. Она в тот момент не собиралась репатриироваться в Израиль, но, поразмыслив, согласилась «сдать в аренду» на время свои документы, дающие право на репатриацию. Ей жилось трудно — страна беднела, зарплату платили мизерную, а найти подработку не удавалось. Почему бы не воспользоваться выгодным предложением? А если и ей потребуется ехать… Так ведь документы она отдает не навсегда, а там видно будет.

Так мы первый раз обнаружили интересное явление — двойников.

Дальше — больше. Однажды ко мне пришел молодой человек, который рассказал, что оказался в долгах в России и покрыть их не мог. Тогда некто предложил ему несложный вариант, чтобы исправить положение: ввезти в Израиль девушку под именем его жены. Настоящая супруга оставалась в России. За несколько месяцев пребывания в Израиле молодой человек истосковался по жене и пришел в МВД с покаянием: делайте что хотите, только отправьте меня назад, к моей супруге. Она ехать боится, потому что в Израиле под ее именем живет женщина, которую ввез не кто иной как я!

А потом у нас появились целые семьи двойников. Лица, обладающие правом на репатриацию, сдавали на определенный срок «в аренду» свои документы желающим выехать за границу, а через какое-то время, получив бумаги назад, репатриировались сами. Таких случаев было несколько. Иногда, пожив какое-то время в Израиле, настоящая семья решалась навсегда покинуть страну, но на прощание желала еще раз «прокрутить» документы. Она снабжала «теневое» семейство настоящими бумагами и благополучно отбывала. МВД кропотливо выясняло, у кого подлинное имя, у кого краденое. Очень важно было прояснить, не состояли ли в деловых связях между собой настоящая семья и их тени.

Приключения двойников заслуживают целого романа… Пока МВД наводило справки, жизнь шла своим чередом. Двойники получали государственные пособия, приобретали имущество, женились, выходили замуж и рожали детей… Между ними и обладателями реальных паспортов происходили разборки с участием полиции, МВД и общественных организаций. Возникали совершенно непредвиденные ситуации, когда органы образования и опеки предъявляли претензии по поводу содержания младенца к людям, у которых никто не рождался. Тем приходилось отбиваться, доказывать свою правоту, приносить справки и медицинские свидетельства. У израильской полиции не хватало сил для разбора всех этих хитросплетений. А что тогда говорить о людях, попавших в такую ситуацию? Бумажная волокита и постоянная нервотрепка подрывает даже самый здоровый организм — некоторые и не выдерживают. Инсульты, инфаркты, Гипертонический криз: причины этих недугов вполне прозрачны. И у кого-то просто опускаются руки…

Тем временем в странах СНГ появились сети по производству фальшивых документов, поэтому у лиц, не имеющих права на возвращение, было два способа проникнуть в Израиль: либо купить и «прокрутить» настоящие документы, либо украсть данные чьих-то паспортов и изготовить по ним фальшивые свидетельства. Применялись оба метода. Поэтому была введена следующая практика: при обнаружении двойников МВД ставило перед собой две основных цели: во-первых, выяснить, кто обладатель подлинных документов и имени, а кто живет под чужой фамилией, во-вторых, определить, не были ли документы попросту проданы со всеми вытекающими отсюда последствиями, в том числе и криминальными.

…Ирена Фридман героически боролась за честное имя своей семьи. Снова и снова она обращалась в МВД, собирала дополнительные свидетельства подлинности их документов. В конце концов она была приглашена на встречу в Управление по регистрации населения. С собой супруги Фридман привезли толстую пачку документов и фотографий. Бумаги подтверждали всю их биографию. Ох, нелегкая и неприятная эта работа, доказывать, что я это я, моя жизнь это моя жизнь, и то, что случилось со мной в разные годы, принадлежит мне и больше никому. «Я,- говорила Ирена, — действительно ходила в такой-то детский сад и такую-то школу. Вот пожелтевшие фотографии из садика, грамоты и табеля первых школьных лет. Вот свидетельства об окончании школы. Вот бумага о поступлении на курсы машинописи и диплом. Вот свидетельство о браке вместе со свадебными фотографиями. Вот свидетельство о рождении дочери»… А сколько писем, открыток! Человеческая судьба, зафиксированная в сотнях мелких, кажущихся незначительными бумажек и справок… Как бережно Ирена и Аркадий теперь перебирали их, ведь любая справка свидетельствовала в их пользу.

Двойник не может украсть всю биографию. «Убедитесь, — просили они, — повсюду проставлены те же наши фамилии». Один раз им показали фотографию двойников. «Мы не знаем этих людей!» — воскликнули не сговариваясь муж и жена.

Наконец они задали вопрос, который озадачивал их больше всего: неужели мошенники уговорили свою дочь назваться именем чужого ребенка? Сколько лет их девочке? Как она выглядит? «Вы задаете слишком много вопросов, — строго ответила им чиновница. — Проверкой всех этих фактов занимаются компетентные органы». В ответ на взволнованные речи просителей чиновница достала другую папку и вынула оттуда копии таких же паспортов, как у Ирены и Аркадия. К бумагам была прикреплена копия свидетельства о рождении мамы Ирены. Абсолютная копия настоящего свидетельства.

«У нас нет сомнений в том, что ваши бумаги подлинные, — подвела итог чиновница, — но мы хотим понять, каким образом у двойников очутились ваши документы. Когда расследование закончится, вам сообщат».

Фридманы тысячи раз прокручивали в уме все возможные варианты исчезновения документов, чтобы посодействовать расследованию. Там, в Киеве, им несколько раз приходилось отдавать документы паспортистке, но она казалась честной, порядочной женщиной. Не раз приходилось оставлять документы в ЖЭКе — на три дня, на неделю. Может быть, кто-то переснял документы именно тогда? Попробуй найди сейчас этого неуловимого мошенника!

В полиции, куда они пошли по совету сотрудницы МВД, им задали несколько вопросов:

— Пропадали ли у вас документы на длительный срок?

— Нет.

— Обращался ли к вам кто-то с просьбой передать документы?

— Нет.

И им опять посоветовали ждать. Ожидание длилось 5 лет. При этом супругам отказали в праве на получение всех льгот и пособий, положенных репатриантам, включая машканту. Тени исчезли после долгих расследований, проведенных МВД и полицией, и подтвердивших подлинность членов семьи Фридман. По завершении всех сверок и после вмешательства газеты «Новости недели» была снята отметка «зуг кафуль» (то есть двойники). Семья восстановлена в правах.

ТЕХНОЛОГИИ В БОРЬБЕ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ

Подделка удостоверений личности — одна из серьезнейших проблем, с которой сталкиваются все западные государства, в том числе и Израиль. Обеспечат ли новые технологии надежную защиту личности? Сделают ли они невозможными истории, подобные той, что произошла с семьей Фридман?

Министр внутренних дел Гидеон Саар считает, что да. Он одним из первых обменял оба своих удостоверения личности на новый, выбрав для церемонии отделение МВД в Ашдоде. Процедура оказалась несложной. Министр подошел к специальной машине, оставил отпечатки пальцев, потом сделал фотографии в нескольких проекциях и получил новый паспорт — пластиковую карточку. Так же поступила заместитель министра Фаина Киршенбаум.

— Я считаю, нет никаких причин для беспокойства по поводу того, что биометрические данные будут кем-то использованы, — сказал министр. — Новые паспорта обеспечивают защиту документов, ведь при изготовлении используются уникальные характеристики, такие как отпечатки пальцев и снимок сетчатки глаза, которые нельзя повторить.

У этой точки зрения много сторонников. Некоторые специалисты утверждают, что введение биометрических паспортов поможет в борьбе с международной преступностью, поскольку пластиковая карточка помогает идентифицировать личность с использованием современных технологий. В случае утери она аннулируется и по просьбе владельца изготавливается заново. Создатели пластиковой карточки уверяют, что подделать ее непросто — фото владельца находится под восемью слоями поликарбоната, и часть информации можно прочитать только при помощи специальных ультрафиолетовых лучей. Кроме того, подделать отпечатки пальцев или снимки сетчатки глаз попросту невозможно.

А КТО ПРОТИВ?

Казалось бы, все замечательно и хорошо, наши технологии нас защищают. Но, оказывается, все не так просто.

Глава оппозиции, лидер партии «Авода» Шели Ехимович возглавила лагерь борцов с новой инициативой, по ее мнению, сбор личных данных на таком уровне преследует цель установления полного контроля над всеми гражданами Израиля и вторжение в их частную жизнь. Председателя «Аводы» поддержали Захава Гальон, лидер партии МЕРЕЦ, и Мики Эйтан, бывший министр от «Ликуда».

Профессор Карнит Наон из Еврейского университета не только не согласилась с доводами министра, а еще и подала жалобу в БАГАЦ с требованием прекратить осуществление программы. Она считает, что биометрические паспорта не только грубо нарушают свободу личности, но и представляют собой опасность. По ее мнению, банк биометрических данных, содержащих личную информацию, может привлечь внимание террористов. Она считает, что израильские граждане, находящиеся за границей, теперь будут подвергаться большей опасности. Сосредоточение детальной личной информации в одних руках делает возможным использование ее в различных целях, не всегда благородных, тем более при наличии глобальных социальных сетей.

Второй канал израильского телевидения провел съемки в одном из отделений МВД в центре страны и пришел к выводу, что пока точно неизвестно, смогут ли новые паспорта в полной мере защищать личность каждого конкретного человека.

«Новости недели»

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Студенты! На Север!

76 студентов-репатриантов из Тель-Авива и других городов центра страны провели два дня на Севере Израиля, …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *