Понедельник , Октябрь 22 2018
Home / Израиль / История2 / “И заключу союз между Мной и потомством твоим”

“И заключу союз между Мной и потомством твоим”

АВРААМ ИЗ ВАРШАВЫ

Из книги “Между границ”, 1974 г.

Цви АЙЗЕНМАН

И было это во дни Гитлера, да сотрется имя его из памяти.

И на город Варшаву набросились полчища гитлеровских псов, и город пылал, и пламя стелилось по земле, и с неба – сыпались бомбы. И огнь великий охватил город Варшаву со всех сторон. И не было столько воды, чтоб погасить этот огнь. И варшавский еврей Авраам предстал пред Господом и вопросил:

— Неужели допустишь ты погибель людей неповинных? И не дашь места на земле народу непогрешимому?.. Не приведи Б-г, допустить такое злодеяние… Видишь, я прошу тебя о милосердии. Я набрался отваги говорить со своим господином, хотя я не более чем пыль и прах!

И Господь закрыл свое лицо огнем и дымом полыхающего города Варшавы. И Авраам напрасно подымал свою голову к небесам и ждал ответа.

И Сара, жена его, и Ицхак, сын его, погибли, унесенные великим пожаром. Тогда Авраам, варшавский еврей, пал на лице свое и так говорил Господу:

— Ты обещал праотцу Аврааму: И заключу союз между Мной и потомством твоим на многие поколения!

Но молчаливы были небеса; далеки были небеса, где обитает всевышний. И лишь изрыгали небеса ливни огня и пороха.

И снова пал Авраам, варшавский еврей, на лице свое и так говорил Господу:

— Праотцу Аврааму ты ведь послал Ангела, чтобы задержать руку его, когда он связанного вервием Ицхака хотел возложить на разложенный костер для жертвоприношения! Ангел тогда говорил от твоего имени: Клянусь – сказал ты устами ангела к праотцу Аврааму, за то, что ты не предал жертвеннику своего единственного сына Ицхака, я буду благословлять тебя многажды и приумножу твое потомство! Того сына Ицхака ты пощадил, а моего единственного сына и мать его, лежащих под кирпичными обломками рухнувшего здания, не хочешь замечать, Господи!

И видел Авраам, варшавский еврей, что Б-г отвернулся от него, и разорвал Авраам рубашку на себе, и уселся на куче пепла оплакивать своих близких.

* * *

И было после великой погибели. Авраам, варшавский еврей, немного пришел в себя, вернулся к жизни, насколько позволило его горестное бытие… И, по недолгому размышлению, взошел он в землю Ханаанскую. Из семи кругов Ада вырвался он в землю, текущую молоком и медом. Но без тучных стад коров и овец, как в библейские времена. Но без серебра и золота. И был Авраам из Варшавы уже в преклонных летах. И после всех страшных событий гитлеровского нашествия Слово Б-жье было вновь с Авраамом. Потому что казалось ему, что и сквозь тучи слышит он глас б-жий:

— Да не ослабеет дух твой, Авраам, сын иудейский, чтобы ты пал так низко, отрекшись от имени Моего. Не я ли поднял тебя с колен в горе твоем? Не я ли тебя выволок из печей крематорских и принес в страну отцов твоих? Вспомни, что сказал я праотцу Аврааму, что семени твоему дам я страну эту обетованную! Так что, не смотри, что ты уже не молод. Вставай, иди найди себе женщину, подругу жизни и создай семью!

Посмеялся Авраам, еврей из Варшавы, этим речам господним, и сказал в сердцах себе:

— Да может ли человек в моем возрасте вырастить поколение?

Тем не менее, пошел Авраам по стране обетованной искать себе женщину, подругу жизни. И встретил Авраам женщину, сидевшую у порога дома своего. И женщина пригласила Авраама в дом. И вынесла кувшин с водой, дабы омыл он ноги свои, и принесла кусок хлеба, дабы поддержал он изголодавшееся сердце свое. И не поднимала женщина глаз своих, ибо стыдилась, когда на вопрос его, как ее зовут, ответила: Сара. И увидел Авраам в этом знак божий, решил, что Господь с ним, и взял Сару в шалаш свой.

И луна двенадцать раз всходила на небо и двенадцать раз вновь пряталась за облака, и Сара забеременела, понесла во чреве своем. И родила Сара дите на белый свет, мальчика; и нарекли его Ицхаком. И мальчик рос, не сглазить, и рос, и родители не могли нарадоваться на него. И вскоре вырос из мальчика парень красивый и рослый.

И было это в то время, когда Египет и Арамейские государства нацелились на землю Израиля, хотели разграбить и расчленить ее, забрать все источники воды, чтоб не стало, что пить. И сжечь всю пшеницу и рожь на полях, чтобы не стало, что есть. И поднялись тогда сыны Израиля на защиту и с бесстрашием бросились на захватчиков. И в течение шести дней отбросили их назад, причинив им много горести и печали.

* * *

И народы Мицраима и Арамейских стран поклялись стереть израильтян с лица земли. А тех, кто спасется от меча их, враги грозились утопить в море.

И вот однажды, с наступлением Судного дня, когда сыны Израилевы были облачены в талесы и погружены в покаянные молитвы, когда они смиренно просили у Господа “гмар-хатима това”, окончательной доброй записи в книге жизни, в этот самый день – вновь египетские и арамейские полчища набросились на Израиль. Одни с запада и с севера. Другие с гор и из пустыни. И те и другие пришли с огнем и порохом. И пришло их тысячи, и даже десятки тысяч. И ограбили страну, все обчистили и разорили. И скот в хлевах, и плоды в садах, и посевы на полях.

И мужчины Израиля покинули молельные дома, сняли с себя молельные облаченья, отложили в сторону “Махзоры” (молитвенники), поцеловали жен и детей, попрощались с отцами и матерями и вышли на ратное поле, чтобы задержать врага.

И среди мужчин был также и Ицхак, сын Авраама из Варшавы. Потому что Ицхак был уже мужем среди мужей.

И Ицхак, сын Авраама, не вернулся с поля ратного. Он не числился в числе погибших. Не нашли его и среди раненых. Друзья утешали Авраама: может, он находится в плену. Он еще отзовется.

Но Авраам из Варшавы, уже однажды потерявший сына Ицхака, одного-единственного сына, вновь предстал пред Господом.

Поднял Авраам голову к небесам и так говорил Всевышнему:

— Да сгинет тот день, когда я был на свет произведен. И будь проклята ночь, когда мне пришло известие о пропаже сына моего Ицхака. Охватили меня страх и ужас, и дрожь пробрала меня до костей. Дыбом встали волосы мои седые на голове… Тот, кто посылает дождь на землю, чтобы напитать ее влагой; Тот, кто подымает зеленя на полях и щадит все живое. Пусть ОН сжалится надо мной и окажет мне последнюю милость, пусть спасет моего сыночка, моего Ицхака! И пусть не испытывает меня дважды! Это не по закону, Господи!..

Так говорил Авраам из Варшавы, стоя пред Господом, и, может, глас его дошел до Б-га.

Суккот, 1974 г.

Перевод с идиша Льва ФРУХТМАНА

Еженедельник “Секрет”

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Бараки нацистского ада

Ворота из красного кирпича с башней посередине и уходящее вдаль полотно железной дороги. Дороги из жизни …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *