Понедельник , Декабрь 18 2017
Home / Израиль / От Шохата до “Альталены”. Часть I

От Шохата до “Альталены”. Часть I

ОНИ БЫЛИ ПЕРВЫМИ

Зеэв Жаботинский в униформе Еврейского легиона

История возрождения еврейского государства

Георг МОРДЕЛЬ

Есть такая замечательная книга – “Они были первыми”. Ее автор Адам Акерман, сотрудник центрального архива “Керен а-кайемет”, рассказывает, кто те люди, чьими именами названы улицы, города и кибуцы в Израиле, и как евреи возвращали своей стране леса, истребленные эллинами, римлянами, крестоносцами, турками и арабами.

Акерман рассказывает, как и когда евреи решились селиться вне крепостных стен Иерусалима, вне ворот, запиравшихся с наступлением темноты. В тесном пространстве меж крепостными стенами евреи (а это были хасиды, которых содержали еврейские общины Великобритании, Франции, Германии) прозябали в великой нищете, в тяжелейших жилищных условиях, ограничивали рождаемость и платили дань турецким властям и арабским соседям за позволение жить.

Так длилось сто лет. В 1842-м царь Николай I подписал новое “Распоряжение о кантонах”, вследствие коего в рабочие батальоны были “застрижены” 45 тысяч еврейских детей в возрасте 12-13 лет. Царь установил квоту – с каждой тысячи “жидов” брать в кантоны десять. У цыган отнимали с каждой тысячи шесть, а с православных – семь подростков.

Срок службы составлял 25 лет. Для евреев попасть в кантонисты было страшной трагедией – либо умирай с голоду, либо ешь не кошерное, молиться их заставляли по православному обряду, насильно крестили.

Эти гонения так расстроили британского миллионера Моше Монтефиоре, что он прибыл в Санкт-Петербург и попросил аудиенции у царя. Николай I ни до того, ни после с евреями не встречался. Для гостя из Лондона было сделано исключение. Мозес (Моше) Монтефиоре был владельцем банка, участвовал в боях против Наполеона и уволился после войны в чине капитана, вместе с Ротшильдом учредил первую в Англии компанию по страхованию жизни и основал первую в Европе фирму по освещению улиц газовыми фонарями. В 1837-м он был избран шерифом Лондона и возведен королевой Викторией в рыцарское звание. В 1846-м она пожаловала ему титул баронета. Сэр Монтефиоре оплатил прокладку железной дороги Иерусалим-Яффо и водопровода в священном городе, оплатил работы по укреплению Стены плача и получил у турецкого султана фирман, предоставивший евреям в турецкой империи религиозную автономию.

Монтефиоре просил царя взять евреев под защиту. Император отказался и предложил взамен: “Возьмите единоверцев, сколько угодно, с собой, не платя выездные пошлины”.

Сэр Мозес вернулся в Лондон и отправил в Иерусалим своего поверенного узнать, сколько евреев может принять местная община. Доверенный, Эдмунд Леве, вернулся с плохими вестями: в крепостных стенах никак не возможно приютить хотя бы еще сто душ.

“Значит, будем строить еврейский квартал за стенами!” – сказал Моше, скупил земли вблизи них и построил там квартал Ямин Моше. Евреи боялись переселяться “в открытое место”. Новые дома пустовали. Тогда Монтефиоре нанял для них охрану – бедуинов.

Еврейские населенные пункты пользовались услугами наемных сторожей – арабов, бедуинов, друзов и христиан, которых вербовали в Европе, до конца XVIII столетия. Барон Эдмунд Ротшильд скупал в Палестине тысячи дунамов земли и сдавал в аренду репатриантам из Польши, Литвы, с Украины и из России, нанимая для их обучения французских и немецких агрономов и арабских сторожей. Барон внес в свои дневники ряд записей, где записал, что снова и снова удивляется способности сынов Израиля “возвращаться к исконному занятию предков” – работе на земле, но был уверен, что охранять себя евреи не способны. В 1904-м в Нес-Циону приехал Исраэль Шохат, уроженец Польши, 1886 года рождения. Никакому ремеслу он обучен не был и поступил в батраки к некоему Гойфману. Виноградники этого уроженца Ковно охраняли арабы. Шохат предложил себя на роль старшины охраны. Вскоре ему надоел Гойфман, и он поступил на работу к другому арендатору Ротшильдовых земель. И здесь Шохат настоял на том, чтоб ему поручили надзор за охраной. Так он до 1915 года кочевал с фермы на ферму, и за ним шла слава отменного сторожа. За 10 лет сторожевой работы Исраэль поступил на юридический факультет в Константинополе – наряду с Бен-Гурионом и Бен-Цви, – получил диплом адвоката, но занялся созданием фирмы по охране еврейских угодий и назвал ее “а-шомер”. В 1915-м его, как других видных сионистов, сослали, и он очутился в Анталии, откуда в 1919-м вернулся в Эрец-Исраэль и основал Партию трудового единства (“Ахдут а-авода”), “Хагану” и “Трудовой батальон имени Трумпельдора”.

Исраэль Шохат был сторонником Аарона Давида Гордона, идеолога халуцианского движения (“Халуц” – первопроходец, впередсмотрящий, пионер-зачинщик). Гордон приехал в Эрец-Исраэль в возрасте 48 лет, но нанялся батраком на виноградник, потому что считал условием здорового образа жизни физический труд, работал сборщиком цитрусовых на плантациях Петах-Тиквы, на винном заводе в Ришон ле-Ционе, 11 мае 1912-го перебрался в Галлилею, был тяжело ранен в боях с бандитами-арабами, выздоровел и вернулся к физической работе, хотя с 1909-го начал публиковать статьи в журналах на иврите, проповедовал еврейское толстовство: труд на земле, отречение от богатства, не принимал марксизм, так как это учение враждебно велению Бога. Гордон основал кибуц Дгания Алеф и умер в 1922-м.

Шохат вдобавок к “гордонизму”, настаивал на конспирации. Организация “а-шомер” была построена по принципу подполья, чтобы турки, а позднее англичане и посторонние евреи не знали, сколько в ней людей, какое вооружение и какие у нее планы. Вступая в организацию, надо было поклясться, что никто не узнает об этом без согласия командира звена, хранить молчание о ее делах и планах и, конечно же вступить в партию “Ахдут а-авода” – Трудового единства. Принимали не сразу, а после испытательного срока не меньше двух лет.

Шохат к тому же был членом сверхтайной организации “Бар Гиора”, основанной в Яффо в 1907 году. Среди первых 10 членов был Ицхак Бен-Цви – будущий президент Израиля. С 1909-го “Бар Гиора” охраняла семь еврейских населенных пунктов, в том числе Реховот, Хадеру и Ришон ле-Цион.

Стражи были обязаны изучать арабский язык и носить ту же одежду, что арабы. После начала Первой мировой войны члены организации разошлись во мнениях. Гилади и Шохат начали готовиться к борьбе против турецкой власти. Португали требовал поддерживать ее – на благо евреев. К тому времени “Бар-Гиора” растворилась в рядах организации “а-шомер”, выполнявшей функции бюро по прокату охранников.

В 1913-м Шохат и его товарищи занялись еще и строительством еврейских поселений. Их силами было создано поселение Тель-Адашим, где родился Рафаэль Эйтан, начальник генштаба Армии обороны Израиля во время Ливанского похода.

В 1925-м Шохат нарушил решение Сохнута и отправился в СССР – договариваться о сотрудничестве. Коминтерн от этого предложения отказался, потому что Сталин считал более перспективным союз с арабами Палестины. Когда Шохат вернулся из Москвы, его исключили из партии.

Шохат умер в 1961-м и похоронен на кладбище членов “а-шомер” в Кфар Гилади.

* * *

“Шомер” продолжал нести охрану кибуцев и на его основе была создана “Хагана” (“Оборона”). К тому времени – начало двадцатых годов – в Эрец-Исраэль действовали пять рабочих партий, партия “общих сионистов”, либеральная и организация ревизионистов, которую создал Жаботинский. Владимир Евгеньевич (Зеэв) Жаботинский, одессит 1880 года рождения, в 18 лет стал спецкором газеты “Одесские новости” в Берне, затем в Риме. Член сионистского движения с 1903 года, знаменитый фельетонист и переводчик (его статьи и переводы хвалили Короленко и Горький), в 1917-м добился от англичан создания еврейского вспомогательного полка, прошел курс сержантов, воевал против турецких войск в Трансиордании, в составе еврейского батальона перешел реку Иордан, был произведен в лейтенанты и после демобилизации поселился в Иерусалиме.

Исполнительный комитет всемирной сионистской организации долго и упорно срывал усилия Жаботинского, Рутенберга, Гроссмана и других патриотов еврейского государства добиться от англичан согласия на создание Еврейского легиона. Исполком ВСО считал, что для евреев важней всего нейтралитет. Жаботинский, так же, как Трумпельдор, полагал, что участие евреев в войне на турецком фронте сыграет положительную роль и Лондон выполнит обещания, которые содержатся в декларации лорда Бальфура, – создать в Палестине национальный дом для еврейского народа.

Лорд Артур Джеймс Бальфур получил портфель министра иностранных дел после победы консерваторов во главе с Ллойд Джорджем на парламентских выборах в декабре 1916-го. 2 ноября 1917 Бальфур направил лорду Ротшильду письмо, в котором выражал согласие правительства помочь евреям создать свой национальный дом в Палестине. Лорд Бальфур представлял Великобританию на конференции союзников в Версале в 1919-м и настоял на внесении в текст мирного договора обязательства победителей создать национальный дом для евреев в Палестине.

В документах Версальского мирного договора не содержалась конкретизация этого пункта. Французская делегация отклонила идею Бальфура – в мае 1916-го англо-французская комиссия Сайса-Пико поделила (на бумаге) Ближний Восток. Палестина – по обе стороны реки Иордан и Голанское плато отходили к Великобритании. Сирия и Ливан – к Франции. Париж готовился управлять бывшими территориями Турции в согласии с арабами. Еврейский национальный дом должен был, по мнению французов, вызвать сопротивление мусульман. В конце 1919-го портфель министра иностранных дел в Лондоне перешел к другому министру, принявшему точку зрения высших чинов министерства по делам колонии: арабы никогда не потребуют независимости, евреи только к ней и стремятся.

В январе 1922-го министр по делам колонии Уинстон Черчилль распорядился отделить Трансиорданию от Палестины, а в мае 1923-го французы добились от англичан перекройки подмандатных территорий. Голанское плато пристегнули к Сирии.

Жаботинский жил с марта 1920-го в Иерусалиме и опротестовал решение распустить Еврейский легион, так как был уверен, что арабы прибегнут к террору. Легион – не без стараний Бен-Гуриона – был распущен, и тогда Жаботинский сформировал из бывших легионеров отряды самообороны. На Песах 1920-го иерусалимский муфтий Хадж Амин аль Хусейни учинил погром. Рота еврейской самообороны вступила в бой с погромщиками, окружившими еврейский квартал в Старом городе. Британская полиция взяла под защиту арабов. Жаботинского арестовали. Военный трибунал приговорил его к 15 годам каторжных работ.

В ответ на улицы Иерусалима высыпало более 15 тысяч демонстрантов, блокировавших учреждения британской администрации. Сионисты Америки, Англии и Франции осаждали представительства Его Величества короля Георга Пятого.

Дело Жаботинского поставило британское правительство в неприятное положение, и на Суккот 1920-го приговор трибунала был отменен.

Выйдя на свободу, Жаботинский вступил в конфронтацию с исполкомом Всемирной сионистской организации и социал-сионистами Бен-Гуриона и Хаима Вейцмана. Он настаивал на воссоздании Еврейского легиона для защиты “национального дома”. Левые возражали, они считали, что это еще больше обострит отношения с британскими властями, и отстаивали идею создания подпольной военной силы, подчиненной Сохнуту – то есть им же.

В декабре 1990 года архивы британского министерства по делам колоний были частично открыты. Выяснилось, что руководство социал-сионистов вступило в сговор с англичанами о выдворении Жаботинского из Палестины, так как он одинаково опасен для тех и для других.

В 1923-м он уехал в Европу и объезжал центры еврейской жизни, читал лекции, доказывал, почему политика Бен-Гуриона и его помощников вредна для еврейского народа. В частности, говорил он, потому, что социал-сионисты намерены строить в Эрец-Исраэль “царство серпа и молота”, тогда как главная задача евреев – создать собственное независимое государство.

В 1925-м в Париже Жаботинский учредил ревизионистское движение и стал главным врагом X.Вейцмана, Бен-Гуриона, Бен-Цви и других лидеров Гистадрута и Сохнута. У Жаботинского сохранился палестинский паспорт, в мае 1928-го он вернулся в Иерусалим и тайно от англичан и “рабочих” партий создал ядро военной организации ЭЦЕЛь – “Иргун цваи леуми” (Национальная военная организация). В августе 1929-го арабы учинили погромы в Иерусалиме, Моце и Хевроне. В Иерусалиме они столкнулись с отрядами “Хаганы” и ЭЦЕЛя и в тот же день утихомирились. В Хевроне жили 700 еврейских семей – все ортодоксы. Они не принимали сионизм, ибо Господь, но их убеждениям, изгнал евреев из страны обетованной за грехи и благословит восстановление еврейского государства лишь с приходом Мессии. Поэтому евреи Хеврона отказались разместить у себя силы самообороны. Арабы убили ножами и топорами 67 человек, ранили более 100. За вооруженные “беспорядки” британские власти Палестины арестовали 12 арабов и 35 евреев. Друзья предупредили Жаботинского, что по настоянию Бен-Цви британский комендант столицы подписал приказ об его аресте, и он уехал читать лекции в Южную Африку. Власти подмандатной Палестины аннулировали его паспорт. Жаботинский поселился в Лондоне.

ЭЦЕЛь ушел в подполье. “Хагана” еще при Шохате была задумана как тайная организация. Официально она была учреждена на съезде партии “Ахдут а-авода” в кибуце Кинерет в июне 1920-го. Там шли ожесточенные споры: Элиягу Голомб и Дов Хоз, бывшие бойцы Еврейского легиона, считали, что “Хагана” должна быть общенациональной. Шохат требовал сохранить ее партийную принадлежность. В декабре на учредительном съезде Гистадрута большинство приняло предложение Голомба и Хоза. Гистадрут взял на себя обеспечение “Хаганы” оружием, тайниками, деньгами, а политическое руководство поручили Сохнуту.

Само собой, у англичан была обширная агентура во всех еврейских организациях. Британские власти решили негласно помогать “Хагане” – в качестве противовеса арабам, но получили обещание Бен-Гуриона и Леви Эшколя применять “Хагану” лишь в крайних случаях и ставить об этом в известность англичан. К стыду Сохнута, его лидеры обязались также отслеживать подпольщиков ЭЦЕЛя и передавать информацию о них, включая явочные квартиры и клички.

Бен-Гурион объяснял свое решение открыто: “В Эрец-Исраэль должна быть только одна власть и одна политическая ориентация”.

* * *

Гистадрут и “трудовые” партии (“Ахдут а-авода, “Поалей Цион-смол”, “а-шомер а-цаир”, “Поалей а-мизрахи”, коммунисты) годами пытались превратить “Хагану” в инструмент Рабочего движения, создавали свое подполье в подполье, то есть дробили силы. Гистадрут и “а-шомер а-цаир” располагали собственной сетью киббуцев и могли прятать там подпольщиков и оружие. В ряде кибуцев работали мастерские по изготовлению оружия, минометов и гранат. ЭЦЕЛь не располагала материальной базой, ее люди укрывались у фермеров и в городах.

Архивы показывают, что “Хагана” насчитывала 1000 активных членов и 5000 резервистов, ЭЦЕЛь – около 250 активных членов. Но “Хагана” как часть еврейской колонии (“ишува”) переживала те же идеологические кризисы, как все еврейское население. В 1931-м часть командиров “Хаганы” в Иерусалиме откололась от общей организации и создала “Иргун бет”, в которую вошли также боевые группы БЕЙТАРа (Брит Иосеф Трумпельдор – молодежное крыло ревизионистов – создано в Риге в 1923-м). Восстание арабов в 1936-м привело к тому, что “Хагана” стала ядром будущей национальной армии со своими курсами молодого бойца, командирскими школами и снабженческими отделами – все в подполье, разумеется. Из Бельгии и Франции в бочках с цементом провозили винтовки и пистолеты, в мешках с яблоками – порох. Так как восстание было направлено и против англичан, они пошли на союз с “Хаганой” и в августе 1936-го провели призыв 3000 евреев-добровольцев в отряды вспомогательной полиции.

К лету 1939-ю Полиция еврейских поселений насчитывала 10 батальонов, оснащенных винтовками и пистолетами, 40 ротными минометами, 50 легкими пулеметами. Общая численность этих легальных формирований равнялась 22 тысячам человек. Летом 1937-го бывшие граждане Польши отправились в Варшаву и договорились с министром обороны о поставках “Хагане” винтовок и патронов с польских складов. В ряде городов Польши были открыты школы военной подготовки еврейской молодежи. Сохнут покупал у англичан въездные сертификаты. Бейтаристы и ревизионисты, согласно спискам социал-сионистов, сертификаты не получали. Архивные данные показывают, что при явном материальном преимуществе левых, популярность правых в Польше, Прибалтике, Франции и США была гораздо выше. Так в Палестине власть и средства находились в руках строителей социализма, а за рубежом ревизионисты получали значительные пожертвования, что в конечном счете шло во вред главной задаче сионизма – возрождению еврейского государства.

Вплоть до марта 1940 года ЭЦЕЛь содержала школу военно-морских сил в Чивитавеккии в Италии. В подходящий для левых момент это обстоятельство позволило им обвинить ревизионистов в союзе с фашистами и смешать “в одну кучу” фашизм и нацизм, хотя Муссолини до лета 1940-го не репрессировал евреев. Впоследствии выпускники морской школы в Чивитавеккии стали капитанами и лоцманами израильского военно-морского и торгового флотов, а более 50 выпускников стали капитанами пассажирских судов, перевозивших с риском для жизни нелегальных олим из Европы в Эрец-Исраэль.

* * *

Восставшие арабы получали оружие и подкрепление из соседних стран и от добровольцев из Боснии. От спорадических нападений на евреев, они перешли к тактике постоянного террора. “Хагана” до тех пор придерживалась тактики “воздержания” (пресловутая “хавлага”) – то есть пассивной обороны. Массовый террор арабов заставил руководителей Сохнута и Гистадрута согласиться с тем, что тактику самообороны надо менять – перейти к активной.

В это время в Иерусалиме служил капитан британской армии Чарлз Уингейт (или Вингейт). С 1928-го по 1933-й он служил в Судане, изучил арабский язык. Его родители были миссионерами, сын знал ТАНАХ и Евангелие и считал, что Палестина должна принадлежать евреям. В мае 1936-го Вингейт был направлен в Палестину, установил контакты с командованием “Хаганы”, создал штаб по руководству наступательными действиями и сформировал полевые подразделения, в том числе ПАЛЬМАХ – “Плугот махац” – ударные роты и “ночные дозоры” или по современной терминологии – спецназ.

В 1939-м британское командование получило из Лондона указание сворачивать карательные операции против арабов и руководствоваться “Белой книгой”, изданной в мае того года с указанием создать в Палестине в течение 10 лет государство с арабским большинством, резко сократить приток евреев и остановить скупку ими земель. Вингейта отправили в Эфиопию, оккупированную итальянцами. Он вызвал к себе ряд командиров ПАЛЬМАХа и назначил их командирами эфиопских батальонов. Англичане заставили итальянцев бежать из Эфиопии. Вингейта наградили высшим орденом и направили в Бирму, где он в чине генерала возглавил отряд, действовавший в тылу японцев. Летом 1944-го он погиб во время авиационной катастрофы в джунглях.

* * *

В феврале 1944-го общая численность всех подразделений “Хаганы” составила 37 тысяч человек, из них в Оборонном корпусе – 30745, в Полевом корпусе – 4609, в ПАЛЬМАХе – 1517 (данные Краткой еврейской энциклопедии, издание Иерусалимского университета). Британским властям стало ясно, что евреи наращивают силы для обретения независимости.

Продолжение следует

About Dmitry Khotckevich

Check Also

За право быть отцом

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *