Суббота , Август 24 2019
Home / Авторское / Леонид Словин: детектив с продолжением

Леонид Словин: детектив с продолжением

ПОЛНОЧНЫЙ ДЕТЕКТИВ. ЧАСТЬ XVII.

Продолжаем публикацию повести, прошедшей апробацию в израильском еженедельнике “Секрет” и ставшей основой кинофильма “Ничего личного”. Памяти автора, Леонида Словина, посвящается

Леонид СЛОВИН, Иерусалим

Фотографика Алисии Лексик

Часть семнадцатая. “СНОВА ЗДОРОВО!”

Это был давешний знакомый мент, сопроводивший меня пару дней назад к Пашке Вагину. Милиционер сделал вид, что видит меня впервые, вскинул руку к форменной ушанке:

— Ваши документы, пожалуйста…

Я только руками развел:

— Друг, ты же меня проверял. И Вагин из Криминальной милиции Округа тоже. Помнишь?

Мент не прореагировал – я словно обращался к стене. Солдатики простужено шмыгали носами, старались на меня не смотреть…

— Документы… – повторил патрульный.

Не глядя, я нащупал в кармане картонный жесткий прямоугольник, сунул в руки патрульных.

Уже подавая, понял, что предъявляю липовый паспорт отобранный у кидалы…

Но менять было поздно.

Ничто во мне не дрогнуло, пока мент вглядывался в неясное при недостаточно ярком освещении фото, вчитывался в трудную нерусскую фамилию…

Еще он взглянул на мигрантскую регистрацию, она была у кидалы в порядке.

Мент не спешил, помотал мне нервы, сколько смог. Потом вытащил постовую книжку на всякий случай, проверил ориентировки на разыскиваемых.

Возвращая ксивы, мент вновь козырнул. Молоденькие солдаты неловко переминались с ноги на ногу…

Мне больше нечего было делать в этом дворе…

Уходя, я заметил, как мент что-то записывает в свою патрульную книжку. Без сомнения, трудную армянскую фамилию кидалы.

“Бдительный, блин!.. “Отличник службы”… Раньше бы я только приветствовал это качество.

На “Соколе”, еще не пересев в “жигуль”, я сделал пару звонков из автомата. Свояк не спал, мне показалось, я услышал многоголосье – там обмывали возвращение “мазды”.

— Не забыл просьбу?

— Что ты?! Как я могу?! Видеокассета тут, перенес ее в спальню… Спасибо тебе кстати за лаваш. Мясо тоже потрясающее.

— Смотрите, не переусердствуйте.

Второй звонок я сделал дежурному на Павелецкий.

— Взгляни: что-нибудь есть по неопознанному трупу в Подольске?

Дежурный был новый, не сразу врубился:

— В Подольске?!

— Неопознаный труп… – Я растолковал, о чем идет речь. – Посмотри, труп опознали?

Послышалось шуршание бумаги…

— Нет. Пока ничего нет.

Ранний звонок.

Телефон прозвонил резко, обрывисто.

Я уже успел отвыкнуть от ранних звонков. Взглянул на табло.

Номер звонившего был мне неизвестен и я сначала подумал об Исчуркове, который достал меня с несданной несколько лет назад при увольнении спецкабурой, а потом о своем заказчике.

Для разговоров со мной он каждый раз использовал новый номер.

Подумав, я решил не оттягивать объяснение.

— Слушаю…

Все, что должно произойти, рано или поздно должно произойти…

— Ты чего? Спал?

Я узнал голос:

“Пашка Вагин!”

Мне звонил второй человек в Криминальной милиции Северо-Западного Округа.

То за много лет ни разу, а тут общаемся чуть ли не каждый день.

Похоже, он был уверен, что меня нет, и я ловчу где-то совсем в другом месте, действуя скрытно против самого Пашки и его сотрудников.

“Что могло случиться? – пронеслось у меня в голове. – Может обнаружен труп Арзамасцева? Или Фонд Миграции и лично Хробыстов объявили миллионную премию за помощь в розыске исчезнувшего исполнительного директора, и мой заказчик уже предоставил видеозапись… Хотя Хробыстову наверное было бы лучше, чтобы Арзамасцева никогда не нашли… Может милиция уже разыскивает человека, установившего жучки в квартире”.

— А ты чего? – спросил я в свою очередь. – Все мотаешься с самого вечера…

— И не прилег… – Он на что-то решился, поэтому спросил самым, на его взгляд, естественным голосом. – У тебя нет володькиного телефона?

Чувствуя, что переигрывает, он уточнил.

— Ну частного детектива, который тогда был с нами.

— Межака? Нет. Что-нибудь произошло?

— Да, в общем, ничего такого, какой-то чудак через “м”… Короче, позвонил в Главк и всех нашарохал, вот я и подумал, что не зря, наверное, Володька и ты торчите там у этого дома.

— А чего там?

— Ладно, черт с ним… – он вздохнул. – Зачем тебе мой геморрой. Меньше знаешь – меньше головной боли. А ты зря вчера быстро ушел. Мы неплохо посидели у армян.

— Головка не болит?

— У меня никогда не болит. Ладно, бывай. Звони. Рембо привет.

Снова заснуть мне не удалось.

Я лежал с открытыми глазами и думал: о чем таком очень важном мог звонить в Главк неизвестный чудак через “м”, так что бедняге Вагину не удалось уехать домой, и он, собравшись с силами, постепенно трезвея, всю ночь провел на службе.

Одно было ясно: поскольку Пашка связал все с межаком и мною, значит что-то произошло в элитном доме…

Я лихорадочно соображал, кто-то той ночью мог выйти к лифту как раз в тот момент, когда девушка вытащила труп генерала Арзамасцева на лестничную площадку…

Впрочем, разве в огромном доме, в котором сотни квартир, не могло произойти что-нибудь еще? Пашка ведь ничего не сказал! Разбой! Еще убийство! Квартирная кража…

Мне следовало как можно скорее познакомиться с суточной сводкой происшествий по городу.

НА ПАВЕЛЕЦКОМ

Я начал с того, что приехал в родное Линейное Управление.

Дежурный – на этот раз другой – поджарый, невысокого роста живчик в засалившихся вечно майорских погонах – принял дежурство, теперь рассовывал акты, протоколы, материалы на административно-задержанных.

Он хищно взглянул в мою сторону:

— Вот кто угостит нас хорошей сигаретой… Точно?

Я передал пачку “Мальборо”.

— Это дело! – Он закурил, повертел пачку в руках.

— Оставь себе. У меня еще есть.

— Можно… – Он небрежно бросил сигареты на пульт коммутатора.

Путь к сотрудничеству был открыт.

— Ты по делу?

— Мне нужна сводка по городу.

— Возьми. Вон она.

Легко представить, что я получил бы за бутылку хорошего коньяка. А за сотню-другую баксов? Не говоря уже о тысяче зелеными…

И вот я уже просматриваю суточную сводку.

Ничего чрезвычайного за ночь в столице не произошло. Общий итог обычный – пять убийств, четыре десятка грабежей и примерно столько же разбоев за двадцать четыре часа.

Главу криминальной милиции Пашку Вагина раскрытые преступления вряд ли интересовали…

Я внимательно прочитал ориентировки о нераскрытых в столице за сутки.

Некоторые из них мне могли быть интересны как оперативнику. Прежде у меня был немалый опыт в раскрытии уличных разбоев и изнасилований.

Но сейчас я искал только то, что могло взволновать Пашку Вагина. Это должно было быть связано с Северо-Западным Округом…

“Дорожно-транспортное происшествие”…

“Разыскивается квартирный вор-рецидивист”…

“Крупное мошенничество”…

Таких сотни…

Вагин не стал бы заводиться по пустяку. Кроме того, Пашка говорил о звонке в Главк какого-то чудака. Несомненно, обращение ко мне было связано с чем-то, происшедшим в элитном доме. Иначе с какой стати он позвонил бы мне и спрашивал телефон второго частного детектива, тоже работавшего там…

— Нашел? – спросил майор, наблюдая за мной.

Мысли его легко прочитывались: нельзя ли с меня что-нибудь сорвать. “С паршивой овцы хоть шерсти клок”…

— Да, спасибо.

— Спасибо в стакан не нальешь… – мудро заметил майор.

— Еще не вечер…

— Надеюсь.

Так ничего не узнав, через весь город я погнал к элитному дому.

ЭЛИТНЫЙ ДОМ

Еще издали я увидел женщину, гулявшую на пустыре с собакой.

Мне показалось, что я вижу девушку, но ошибся.

По тому, как женщина отставила локоть, понятно было – в руке у нее сигарета. Девушку я ни разу не видел курящей. Да и собака была другой – белый французский боксер-альбинос.

Я припарковал “жигуль” и огляделся: “пежо” стояло на том же на месте, где я его видел накануне.

Я попытался реконструировать события и обнаружил ошибку в собственных рассуждениях.

Отчего я решил, что обязательно произошло что-то чрезвычайное?.. Могло случиться и что-то вовсе незначительное. Как уже бывало.

К примеру, с верхнего этажа выбросили пустую бутылку из под коньяка, попали в стоявшую под окнами иномарку…

И владелец машины – а многие в этом доме со связями, занимающие высокое положение в бизнесе и в Администрации – сходу ударил в большие колокола. Позвонил ни участковому, ни начальнику отделения милиции и даже не в Округ – а сразу на самый верх в МВД, кому-то из заместителей министра по вертушке или даже домой. Вверху тотчас отреагировали и оттуда суровая начальственная колотушка с грохотом покатилась вниз по всем ступеням, разгоняясь и становясь книзу все тяжелее и ощутимее…

Пашка был не последней инстанцией на пути ее падения и наверняка смог уклониться так, чтобы удар не оказался слишком тяжелым.

Однако не исключалось и иное. В центре событий могло оказаться что-то имеющее отношение к убийству генерала Арзамасцева, потому что удар сверху пришелся по линии криминальной милиции, уголовного розыска, занимающегося разбоями, грабежами, убийствами.

Мне важно было отсечь возможную связь случившегося с моим заказом. Другое меня не касалось.

Если такая связь действительно существовала, то что-то чрезвычайное должно было произойти в подъезде девушки или в подземном гараже, где она перекладывала тело бывшего исполнительного директора Фонда в машину. Потому что потом, на выезде, я сам видел “джип-”черроки”. С ним все было в порядке.

А что если по ночам в квартире воет собака?! Стоило, конечно, поговорить с соседями.

Решение пришло одномоментно.

Я открыл бардачок. Ключи от квартиры были на месте. Я возблагодарил судьбу за то, что не оставил их сразу в почтовом ящике.

На заднем сидении лежал мой небогатый оперативный гардероб. Уже не в силах противиться решенному, я скинул куртку, перегнулся, достал из сумки потертую короткую косуху, кепку. Быстро переоделся. Сунул в карман ключи.

На воротах меня не задержали – охрана ко мне привыкла.

Я позвонил несколько раз – в квартире никто не ответил.

Я еще подождал.

Потом пустил в ход ключи. Удача сопутствует риску…

Я неслышно вошел в переднюю и не услышал внутри ни звука. Квартира была пуста. Все также тихо я заглянул на кухню, в гостиную, в спальню…

Увиденное меня поразило.

Ничего не напоминало ни о происшедшей тут недавно трагедии, ни о девушке, живущей здесь. Полы были тщательно вымыты, я почувствовал запах, импортного моющего средства. Пыль вытерта.

Я заглянул в кухню. И тут был порядок, все убрано. Образцовая кухня, словно с иллюстрации журнала, посвященного интерьеру современного жилища, дизайну. Микроволновка, хохлома, в настенном шкафу соль, пакет муки, бутылка подсолнечного масла. Все нераспечатанное, закрытое. В холодильнике полуфабрикаты, коробочки консервов, какие-то баночки. Все чисто, все аккуратно.

Что-то мне все это напоминало…

Я снова обошел квартиру.

Портативный стол для глажки исчез из гостиной вместе с утюгом, стопкой неглаженного белья, тяжелой жабой из оникса и собачьими мисками из передней.

На столике в спальне не было косметики.

Как в воду канули все флакончики, баночки. Теперь уже ничто в квартире не напоминало ни о девушке, ни о собаке…

Один предмет, правда, девушка все же оставила – книгу, завалившуюся за кровать. Эта была все та же “Очередь на убийство” английской детективной писательницы Мариан Бебсон. Не долго думая, я поднял ее, положил себе в куртку и пошел к двери.

На лестнице было по-прежнему тихо. Я спустился в подъезд. Опустил ключи от квартиры в почтовый ящик.

Обращаться к соседям за объяснением происшедшего не пришлось…

Но у почтовых ящиков внизу я увидел написанное от руки объявление, на которое, поднимаясь по лестнице, не обратил внимание.

“По поводу утерянных документов! Срочно обратитесь в ДЭЗ”…

Я сделал несколько шагов к входу, но тут же вернулся.

“В объявлении ни слова о том, что за документы”…

Пашка Вагин был опытный оперативник. Он мог организовать невинное объявление, чтобы интересовавший его человек безбоязненно заявил о себе! Например, обратился бы в ДЭЗ. А там…

С документами могло находиться и другое… Например, поддельные авизо, наркотик или фальшивые доллары. Объявление могло быть простой уловкой.

“…Срочно обратитесь в ДЭЗ”…

Что ж? Пожалуй, это было даже проще.

Я знал, как следует действовать. В Дирекции Эксплуатации Зданий у меня уже были свои наработки. Но для начала следовало съездить в ближайший супермаркет…

ДИРЕКЦИЯ ЭКСПЛУАТАЦИИ ЗДАНИЙ

Знакомого секьюрити у входа в ДЭЗ не оказалось – вход вообще никто не охранял.

Мимо обшарпанного письменного стола, обозначавшего место контрольно-пропускного поста, я свободно прошел внутрь.

Теперь я легко тут ориентировался.

В полутьме узких коридоров снова толклись похожие на тени притихшие фигуры. За закрытыми дверями то ли совещались, то ли пили чай. Может всем ДЭЗом по очереди мерили купленные кем-то новые сапоги…

Среди ожидавших я увидел несколько уже знакомых людей – седая старушка с абсолютно прямой спиной – чисто донна со старинного портрета, бомж в шляпе, завязанной тесемками под подбородком, в бархатной куртке, в застиранных коротких джинсах.

Несколько раз прошла мимо по коридору свеловолосая ведьма из паспортного стола – мне показалось она видела нас всех насквозь.

Своего знакомого я нашел в приемной начальника – стоя на стуле, он то ли вешал чей-то портрет, то ли, наоборот, снимал его со стены. Симпатичная женщина-секретарь руководила его действиями.

Манипуляция с портретом не могла занять много времени.

Я вернулся к выходу.

“По поводу утерянных документов! Срочно обратитесь в ДЭЗ”…

Были ли подобные объявления и в других подъездах?

Проверить это было бы для меня сложно…

О каких документах может идти речь применительно к Арзамасцеву? Когда, как и что генерал мог потерять?!

И тут же меня осенило: что-то могло выпасть из пиджака, когда девушка перетаскивала тело! Паспорт, какие-то еще бумаги… Их передали в паспортный!

Стандартные действия паспортных столов в этих случаях мне были знакомы.

Документы какое-то время будут ждать Арзамасцева у паспортистки, после этого их перешлют на уничтожение на Петровку, 38… Всем этим занимается технический состав. С какой стати в дело вмешали персонально начальника Московского Главка и конкретно Вагина?!

Очевидно, документы явились только приложением к чему-то, что дало основание заподозрить, что в доме совершено убийство, это-то сразу и всполошило охрану кого-то из влиятельных жильцов и заставило действовать.

“Кровавый след волочения в гараже?”

Становилось жарко. Точнее совсем горячо.

События разворачивались уж слишком стремительно…

Продолжение следует

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Александр ГУТИН | Израильские дети

Те, которых очень сильно любят

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *