Вторник , Февраль 19 2019
Home / Еврейский мир / Антисемитизм / Рихард Вагнер: гений злодейства

Рихард Вагнер: гений злодейства

ЛУЧШИЙ УЧЕНИК ДЬЯВОЛА

Должны ли мы возлюбить композитора-юдофоба Рихарда Вагнера как самих себя и подставить правое ухо, если нас ударили по левому?

Аркадий КРАСИЛЬЩИКОВ

22 мая исполнилось 200 лет со дня рождения любимого композитора Адольфа Гитлера. Этой годовщине посвящается данная публикация.

… Как-то читаю сообщение:

“Как заявил председатель общества любителей музыки Вагнера адвокат Йонатан Ливни, цель возглавляемой им инициативной группы – начать общественную дискуссию по вопросу об исполнении произведений Вагнера в Израиле и добиться исполнения здесь его музыки. “Вагнер был настоящим чудовищем, жутким антисемитом. Но он писал восхитительную музыку”, – считает Ливни”. Ливни выразил сожаление по поводу того, что Вагнер стал единственной жертвой бойкота: “Мы слушаем музыку антисемитов Прокофьева, Шопена и Листа. Карл Орф, автор “Кармины Бураны”, входил в нацистское правительство, но его мы тоже слушаем. И Рихард Штраус был нацистом, но с ним у нас проблем нет. Только Вагнера, который умер до прихода нацистов к власти, мы бойкотируем, потому что его любил Гитлер. Но Гитлер любил и Бетховена. Давайте и его бойкотировать!”

Нет спасения от демагогов: да причем здесь Прокофьев, Шопен, Лист, бедняга Карл Оф или Рихард Штраус. Антисемитизм первых трех сомнителен и случаен, а последние двое вовсе не были нацистами, но даже не в этом дело.

Согласимся с Ливни, но неужели ему неизвестна старая присказка об ученике дьявола, который оказался лучшим учеником, в том и был повинен. Так вот, история искусства знает двух лучших учеников дьявола: Достоевского и Вагнера. Предположим, что оба они не были чужды гениальности, но что это меняет? Гитлера или Сталина в последнее время все чаще любят предоставлять, как хороших, успешных, даже талантливых менеджеров. Фюрер, мол, дороги – шикарнейшие автобаны – строил, социалку наладил, промышленность поднял и пр. Людоед Джугашвили в нынешней России и вовсе – “великий вождь всех времен и народов”. Куда там Рихарду Вагнеру до такой гениальности. Проще говоря – те или иные способности “мыслящего тростника” (политика или художника) никак не могут служить оправданием тех подлостей и преступлений против человечества, на которые этот “тростник”, как оказалось, был способен.


Как и автор “Полета валькирий”, Федор Достоевский был юдофобом не бытовым, а идейным

Лет десять назад белорусский певец и композитор Дмитрий Горбатов обстоятельно ответил евреям – критикам Вагнера. Статья его завершалась так:

“Только не надо ничего врать и придумывать! От такого низкопробного, дилетантского вранья вся ваша антивагнеровская кампания, во-первых, очень дурно пахнет, во-вторых, – бросает чёрную тень на мировое еврейство. Без точных ссылок на первоисточники антисемиты всего мира, злорадствуя, в очередной раз скажут: “Вы, товарищи евреи, врёте – а врали вы всегда, потому что такой вот вы поганый народец!” Евреи!! Вам это надо??”

По Горбатову евреи, выражающие свою неприязнь к Вагнеру, доказывали тем самым, что они “поганый народец”. Одной этой репликой певец подтвердил, что он не только любит творчество упомянутого немецкого композитора, но и внимательно читал его “катехизис юдофоба”.

Тем не менее, главным в статье Горбатова было утверждение, что Вагнер вовсе не призывал к уничтожению всех евреев, антисемитизм композитора ничем не доказывается, а на примере отношения к Феликсу Мендельсону его и вовсе можно признать юдофилом. Здесь музыкант из Могилева прав. К поголовному уничтожению евреев Вагнер не призывал. Он призывал “жестоковыйный народ” к самоуничтожению. Так и писал в своей знаменитой статье “Еврейство в музыке”:

“Для еврея сделаться вместе с нами человеком, значит, прежде всего, перестать быть евреем. Это и сделал Берне. И Берне учил, что такое спасение не достижимо в довольстве и равнодушном холодном удобстве, но что оно, как и нам, стоит тяжких усилий, нужды, страха, обильного горя и боли. Становитесь же не стесняясь, – скажем мы евреям, – на правильный путь, так как самоуничтожение спасёт вас!”

К тому же, к безболезненному самоубийству, призывал евреев русский философ Владимир Соловьев, но этого человека никак нельзя отнести к первым ученикам дьявола. Он не считал евреев ядовитыми насекомыми, не отказывал им в звании человека. Соловьев полагал, что евреи стали жертвой трагической ошибки, не признав Христа – и только. Вот всем остальном этот народ достоин всяческого уважения и даже любви.

Вагнер считал, что евреи должны самоуничтожиться, как грязные, уродливые и подлые твари, не достойные людского звания. Рихард Вагнер был не просто антисемитом (велика невидаль) он был теоретиком и проповедником юдофобии, как и Федор Достоевский в своей статье “Еврейский вопрос”, вот почему в кабинете Гитлера не было портретов Шопена или Листа, а были портреты именно этих “жрецов искусства”.

Тот же Горбатов, манипулируя “Маленькими трагедиями” Александра Пушкина, утверждал, что злодеем Вагнер не был, так как никого не убивал, как будто быть не практиком, а теоретиком массовых убийств – прямая индульгенция от звания злодея.

“Доказательства, документы!” – потребуют разного рода фанаты автора “Полета валькирий”. Да вся статья Рихарда Вагнера – от первой до последней строчки доказательства его расизма и лютой ненависти к потомкам Яакова, как к народу, а не отдельным личностям, вроде композитора Мейербера или банкира Ротшильда.

Открой – и читай, что проще. Признание в “любви” к Феликсу Мендельсону заканчивается такими строками:

“Творческие же усилия Мендельсона, направленные к тому, чтобы неясные, ничтожные идеи нашли не только интересное, но умопоражающее выражение, активно содействовали распущенности и произволу в нашем музыкальном стиле”.

Признание в “любви” к Генриху Гейне этими:

“Прежде всего, необходимо иметь в виду то обстоятельство, что еврей, научившись говорить на всех европейских языках, но, не владея ими как языками природными, окончательно лишён какой бы то ни было способности выражаться на них вполне самостоятельно и индивидуально-своеобразно”.

Не дожил Вагнер до Пруста, Кафки или Бабеля. Да что толку, что Гитлер дожил. Ну, да Бог с ними, всякими искусствами. Смысл словесной деятельности Рихарда Вагнера заключался в необходимости отмены табу на человекоубийство по отношению к евреям, которых этот композитор и за людей не считал. Напомню: “Для еврея сделаться вместе с нами человеком, значит, прежде всего, перестать быть евреем”. Гитлер лишь дополнил своего любимого композитора так: “Перестать быть живым народом”.

В середине девятнадцатого века представить себе газовые камеры Аушвица или Треблинки было практически невозможно. Даже самые “фантастические” умы не были на это способны, но они же, умы эти, вполне могли подготовить род людской к ужасам века двадцатого. Таким лучшим учеником дьявола и был Рихард Вагнер.

Слушая музыку этого композитора, трудно забыть о его проповедях и о том, к чему они привели. Остальное на совести таких евреев – проповедников творчества Вагнера, как дирижер Баренбойм или адвокат Ливни.

Мне же кажется, что за всем этим кроется вовсе не любовь к операм этого композитора, а банальная, модная попытка социалистов-либералов лишить евреев Израиля и мира памяти о трагедии Холокоста и сделать их, тем самым, безоружными перед новыми последователями словесного творчества Рихарда Вагнера. Увы, и слово может быть оружием. Не знаю использовали ли нацисты в своей пропаганде на восточном фронте цитаты из Вагнера, но знаю точно, что слово “великого русского писателя Достоевского” тиражировалось в листовках неоднократно. Вот оно: “Что если бы не евреев было в России три миллиона, а русских, и евреев было бы 80 миллионов ну, во что обратились бы у них русские и как бы они их третировали? Дали бы они им сравняться с собою в правах? Дали бы им молиться среди них свободно? Не обратили бы их прямо в рабов? Хуже того: не содрали бы кожу совсем, не избили бы дотла, до окончательного истребления, как делывали с чужими народами в старину?”

Странно, что не успел сочинить Вагнер очередную оперу на либретто Федора Михайловича Достоевского.

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Невольник чести

20 июня могло исполниться 89 лет одному из самых ярких израильских политиков — Рехаваму Зеэви

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *