Пятница , Декабрь 14 2018
Home / Актуально / Мнение / Аберрация памяти

Аберрация памяти

Революции подготавливаются идеологами и возглавляются авантюристами, но осуществляются погромными деклассированными толпами. Люмпены, погромщики, насильники, убийцы, грабители, мародеры – вот что составляет тело любой революции, плоть и кровь того голема-разрушителя, без которого она обречена оставаться в рамках салонной болтовни, на страничках никем не читаемых брошюр и убогих интернетовских блогов

Алекс Тарн

Это мутное, бурлящее, вышедшее из берегов болото называется очень точным словом «массы». В самом деле, речь идет о чем-то бесформенном, лишенном общих характеристик, структуры и направления – просто масса и всё тут. Революция и масса позарез необходимы друг другу. С точки зрения идеологов и вождей, масса призвана выполнить одну-единственную задачу: обеспечить слом существующей системы, на руинах коей планируется строительство вожделенного «мира социальной справедливости». Как только в очередной раз выясняется, что «пряников сладких всегда не хватает на всех», одураченную массу благополучно загоняют в прежние норы, а то и в концлагеря.

Но поначалу и она не остается в накладе: пока разрушение не свершилось, революционные идеологи предоставляют толпе бесценную возможность узаконенного насилия. Банальные убийства и грабежи, которые обычно влекут за собой заслуженное наказание, суд и тюрьму, во время революции освящены знаменем борьбы за лучшее будущее «прогрессивного человечества». Душегубу дают право резать и стрелять; мародеру внушают, что он грабит награбленное; насильнику дарят лицензию на насилие от имени «угнетенных».

Именно эти явления, хотя пока и в зародышевом виде, мы наблюдаем в последнее время в форме акций всемирных движений «оккупаев», акций, ведущихся под лозунгами «социальной справедливости» и «слома системы свинского капитализма». Неслучайно личинки революций выползают на свет Божий ближе к лету: как известно, масса предпочитает набухать в теплое время года, когда длительное пребывание на улице не сопряжено с дождем, холодами и прочими погодными неприятностями. Сочувственная пресса уже с начала мая ностальгирует по былым стотысячным хепенингам и возбужденно прикидывает шансы на их возобновление в предстоящие месяцы.

Параллельно набирает силу обращенная к массе кампания подстрекательства. С телеэкранов, из радиостудий, со страниц газет идет интенсивная раздача лицензий на отстрел, грабеж и хулиганство. Эй, налетай, бездельники, бомжи, буйнопомешанные и просто недовольные!

«У тебя нет денег? – кричат массе. – Немедленно отправляйся громить витрины! Там, за окнами магазинов, банков и контор лежат твои кровные денежки. Их украли у тебя банкиры и плутократы, промышленники и богачи. Эти деньги принадлежат тебе: нужно просто забрать их у жирных капиталистов и поделить по справедливости, то есть поровну!»

И люмпен вынимает из-за пазухи камень и отправляется на площадь.

Но главный корм революционным личинкам и их угодливым союзникам в средствах массовой информации (вернее, индоктринации) поставляют нынче неуравновешенные истеричные натуры. Они и раньше подозревали, что их жизненные неудачи были следствием заговора коварных внешних вредителей, однако никак не могли решить, кто именно является главным источником зла: то ли маленькие зеленые человечки, то ли марсианские захватчики. Слава Богу, родное радио четко разъяснило, что судьбы добрых людей ломают отнюдь не человечки или марсиане, а вовсе даже проклятые банкиры! Что ж, это уже намного конкретней. И вот истеричный неудачник из Хайфы в знак пассивного протеста обливает себя бензином и чиркает спичкой, а депрессивный неудачник из Беер-Шевы в знак активного протеста отправляется в банк, дабы застрелить там четверых и себя самого.

На чьих руках кровь этих людей? Кто виноват в их гибели? Марсиане? Зеленые человечки? Банкиры и плутократы? Или безответственные лжецы, выдающие индульгенции на разбой и насилие, скармливающие простакам опасные сказки о светлом будущем, подменяющие справедливость равных прав и обязанностей мнимой справедливостью равного дележа – вернее, даже не дележа, а передела? Лично у меня нет сомнений в ответе на этот вопрос.

Когда показывают репортажи с очередного перформанса «оккупаев», где симпатичные девушки и парни, сидя в кружок, скандируют речевки про народ и социальную справедливость, я вижу не только их убогую кучку и даже не только горящего Моше Сильмана. Перед моими глазами встают горящие дворцы и поместья, разоренные крестьянские дома и фабричные корпуса, уличные баррикады и костры из книг на городских площадях.

Когда захлебывающаяся словами журналистка в утренней двухчасовой программе на все лады возмущается неравенством доходов, мне слышится не только ее подстрекательская болтовня и даже не только выстрелы беер-шевского убийцы. В моих ушах гремит рев погромной толпы, свистит ветер Колымы и Треблинки, грохочут аплодисменты партийных съездов Москвы и Пекина, топают сапоги нюрнбергских парадов.

Благообразные мальчики в круглых очочках требуют «справедливого передела общественного пирога», а мне видятся окровавленные мотыги кампучийских передельщиков с налипшими человеческими волосами. И это вовсе не аберрация зрения и слуха. Напротив: именно так, мотыгами, пожарами, миллионами человеческих жертв, войнами, террором, Гулагом и гестапо заканчивались все социалистические эксперименты по установлению «социальной справедливости». Почему тогда новый эксперимент должен стать исключением из этого, десятками попыток проверенного правила? И почему у людей столь короткая память? Почему? Вот уж действительно аберрация – аберрация памяти.

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Рита, на выход!

Во вторник утром, на взлетное поле израильского аэропорта Бен-Гурион приземлился белоснежный лайнер, из которого вышла …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *