Воскресенье , Май 26 2019

Ахарей Мейс

Вот история, которую я слышал от личного секретаря Любавического Ребе, рабби Лейбла Гронера. В чем-то она иллюстрирует изложенную выше мысль.

Как-то раз одна женщина из хабадской общины Бруклина была остановлена дорожным полицейским-неевреем за нарушение правил дорожного движения. Стоя у открытого окна ее машины, он наблюдал, как она ищет водительские права, документы на машину, и вдруг краем глаза заметил в ее раскрытом кошельке фотографию Ребе.

– Мадам, извините, вы одна из последователей Ребе? – Спросил он. А в ответ на ее утвердительный кивок продолжил:

– В таком случае я не буду вас штрафовать.

Полицейский убрал свои квитанции.

– Знаете почему? Потому что Ребе сделал для меня очень большое чудо.

С благодарностью и удивлением женщина взглянула на полицейского.

– Ну, раз вы не взяли с меня штраф, – у меня есть время послушать Вашу историю.

Полицейский улыбнулся.

– Это моя любимая история, но я не часто рассказывал ее евреям…

Даже, думаю, вам я рассказываю ее первой.

Машины с шумом проносились мимо, и ему пришлось слегка повысить свой голос.

– Эта история началась следующим образом. Я часто бывал в полицейском эскорте, который раз в неделю сопровождает Ребе на кладбище Монтефиоре, где похоронен его тесть. Там я познакомился со многими молодыми людьми и взрослыми и узнал много нового. Как вы, вероятно, знаете, хасиды очень дружелюбны. Пока Ребе молился, мы много разговаривали.

– Однажды я заметил, что все присутствующие что-то возбужденно рассказывают друг другу, и спросил, что произошло. Они сказали мне, что Ребе сотворил для людей много чудес, но сегодня совершил что-то особенное. Я даже не спросил, что за чудо, о котором они говорят, а только спросил их, помогает ли Ребе неевреям тоже.

– «Конечно», – ответили они. – «Ребе помогает всем, кто попросит. Вы чего-то хотите?»

– Тогда я рассказал юноше, который оказался моим собеседником, что мы с женой женаты уже девять лет, но у нас нет детей, а неделю назад врачи сказали, что у нас нет шансов родить ребенка. Мы истратили много денег на обследования, были у крупных профессоров, суетились, как сумасшедшие, шесть или семь лет, а сейчас они сказали нам, что шансов нет. Вы и представить не можете, как мы были убиты. Моя жена все время рыдает. Да я и сам иногда плачу.

– Тогда этот парень сказал мне: «Послушайте, следующий раз, когда вы будете сопровождать Ребе на кладбище, встаньте около двери его машины и попросите у него благословения, когда он будет выходить». Так я и сделал. Когда я сопровождал Ребе следующий раз, я встал около его двери и, когда Ребе выходил, спросил его: «Ребе, извините, Вы благословляете только евреев или неевреев тоже?»

– Тогда Ребе посмотрел на меня, как хороший друг, – это было просто поразительно, – и сказал, что он попытается, чем сможет, мне помочь. Тогда я рассказал ему свою историю, а Ребе велел мне написать на листе бумаги мое имя и имя моего отца, а рядом имя моей жены и имя ее отца, и тогда он помолится за нас. Я так и сделал. Руки дрожали так, что я почти не мог писать, но я сделал это, и знаете что?

– Моя жена забеременела и через девять месяцев родила… ребенка! Это был мальчик! Доктора сошли с ума. Они не могли в это поверить! А когда я сказал им, что все это – благословение Ребе, – только покачали головами… Ого-го! Я чувствовал себя, как чемпион мира!

– Дальше идет про хорошее. Знаете, как мы назвали его? Я имею в виду, какое имя мы дали нашему сыну? Попробуйте отгадать!

– Ну, не знаю… Шоун?.. Патрик?.. Майкл?..

– Мы назвали его Мендл, как Ребе. Сначала моей жене не нравилось это имя, потому что оно не американское, но я сказал: «Нет! Мы назовем его Мендл! Каждый раз, когда мы будем звать его, мы будем вспоминать, что, если бы не Ребе, этого мальчика здесь бы не было.»

– Наши родители этим были недовольны: «С таким именем все дети будут думать, что он еврей, будут обзывать его, издеваться над ним. Зачем причинять вред ребенку?» – «Именно этого я и хочу», – ответил я. – «Когда он придет домой и скажет, что другие дети обзывали его и били из-за того, что у него еврейское имя, что они ненавидят евреев, то я скажу, что хочу, чтобы он научился от этих детей, как НЕ надо поступать. Они, скажу я ему, ненавидят евреев без всякой причины, но ты должен любить евреев и помогать евреям. Скажи им, что без еврейского Ребе по имени Мендл тебя вообще не было бы на свете. Тогда, может быть, они начнут относиться к евреям по-другому».

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Александр ГУТИН | Израильские дети

Те, которых очень сильно любят

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *