Вторник , 29 сентября 2020

Слезы Бен-Гуриона

Малоизвестное происшествие, имевшее место быть в самый главный день современного Израиля

Владимир ПЛЕТИНСКИЙ

Эту историю поведал на недавней экскурсии по Тель-Авиву блестящий знаток истории города, популярный гид и член редколлегии журнала “Исрагео” Борис Брестовицкий. Я изложу ее лишь вкратце – надеюсь, что сам Борис найдет время и поделится подробностями.

14 мая 1948 года. Наконец-то служба безопасности определила, в каком из четырех зданий пройдет официальное провозглашение Государства Израиль. Эти меры предосторожности не были случайными: предупреждения о том, что арабы могут устроить террористический акт в самый ответственный момент, были вполне серьезными.

11

Фотография, прославившая Руди Вайсенштейна

Один из самых известных израильских фотографов Руди Вайсенштейн, очевидно, был уверен, что выбор остановят не на бывшем доме первого мэра Тель-Авива Меира Дизенгофа, в то время ставшем музеем, а на ином здании. Пока он домчался до своего фотоателье – знаменитой “Цалмании” на улице Алленби, – и добрался до музея на улице Ротшильд, главная речь Давида Бен-Гуриона была произнесена и собравшиеся горячо обсуждали произошедшее. Не исключено, что Руди оказался на месте практически одновременно с другим важнейшим моментом – признанием Израиля Соединенными Штатами (по данным Википедии, официальное заявление президент США Гарри Трумэн сделал через 11 минут после окончания речи Бен-Гуриона).

Ситуация выглядела трагической: фотокорреспондент не смог запечатлеть для истории то, что стало историей моментально! Но Вайсенштейн не растерялся. Объяснив будущему премьер-министру, что без парадной фотографии ну никак нельзя, он стал по крупицам восстанавливать события несколькоминутной давности. Первым “показания” дал сам Бен-Гурион, который без колебаний указал место, где он стоял во время чтения Декларации Независимости.

— А ты уверен, что стоял именно здесь? – поинтересовался фотограф.

— Да, конечно, – ответил седовласый политик и пояснил: текст он выучил наизусть, в противном случае из-за слез, застлавших его глаза, попросту не смог бы читать его. А чтобы сосредоточиться, он выбрал складочку на скатерти и всё время смотрел на нее.

Выяснив, кто стоял возле Бен-Гуриона, а затем у его знаменитых соседей – кто рядом с ними, по цепочке Руди восстановил всю картину.

Так что всемирно известная фотография, которую мы видим, на самом деле постановочная. Но этот факт не умаляет ее исторической ценности.

Любопытно, что еще до Вайсенштейна в пиковой ситуации оказался водитель машины, которому поручили доставить отпечатанный в типографии текст Декларации, утвержденный лишь за час до самой церемонии. По дороге машина была остановлена за превышение скорости, и не имеющий прав водитель избежал штрафа, заявив полицейскому, что тот задерживает провозглашение еврейского государства. Страж порядка расчувствовался – и только пожелал нарушителю успеха.

* * *

В тот момент, когда Борис рассказывал историю самой знаменитой фотографии Вайсенштейна коллегам-гидам, для которых устроил экскурсию в день рожденья Тель-Авива, в Зале Независимости проходило символическое событие. Здесь вручали первые теудат-зеуты юным гражданам страны. Через 35 лет, когда мы будем отмечать столетие государства Израиль, они будут уже многоопытными мужчинами и женщинами со сложившейся судьбой. Лишь бы никакие беды не коснулись их. Лишь бы никакие беды не коснулись Израиля и еврейского народа…

Мы уже не раз побеждали.

И мы обязательно победим!

И пусть наши слезы будут такими же, как у Бен-Гуриона, – слезами радости!

12

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Париж времен Моссада

Как израильские спецслужбы устраняли террористов во Франции

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *