Камни за пазухой одной журналистки

На страницах “Аарец” Амира Хес опубликовала текст под названием: “ПОЧЕМУ ПАЛЕСТИНЦАМ МОЖНО МЕТАТЬ КАМНИ”. Многие, прочтя его, не поверили глазам своим

Мириам ГУРОВА

Так выглядит машина поселенцев изнутри после попадания одного камня. Фото: Шимон Визман.

В первых же строках А.Хес заявляет: “Метание камней является обязанностью, данной от рождения, и законным правом тех, кто живет под гнетом иноземной оккупации. Метание камней, сей простой и внятный акт, является метафорой сопротивления”. И ведь не дрогнула в кабинетной тиши рука интеллектуалки и гуманистки. Хотя при этом опубликован ее портрет на фоне явно арабского квартала, но это лишь антураж. Такое не напишешь на месте происшествия. Если журналистке вздумается и впрямь навестить борцов за свободу по месту их реальной борьбы, то при въезде в первую же арабскую деревню она, чего доброго, может получить по лбу увесистой метафорой сопротивления. Ибо народному мстителю все едино, кому засветить: ему что Амира Хес, что какая-нибудь поселенка, все на одно лицо. Ведь борцы с оккупантами целятся в любую машину с израильским номером.

Отметим, но оставим на совести г-жи Хес также выражение иноземная оккупация. Это евреи – иноземные оккупанты? Отметим также, что в углу снимка, где отважная журналистка с блокнотом призывает к борьбе – маячит бронетранспортер ЦАХАЛа. Журналистка имела возможность спокойно позировать фотографу лишь потому, что ее при этом охраняли израильские оккупанты.

Но в понимании госпожи Хес булыжник не является единственным орудием пролетариата. Она сетует на недостаточную эффективность этого метода: “Нередко метание камней проистекает от скуки, избытка гормонов, подражательства, бахвальства, – пишет она. – Но в рамках внутреннего диалога, внутреннего синтаксиса отношений между оккупантом и оккупируемым это означает одно: как вы осточертели, проклятые захватчики! Ведь молодежь могла бы избрать иные способы для того, чтобы снять гормональную напряженность – не подвергая себя опасности ареста, большого штрафа, ранения и даже смерти”. Дальше журналистка излагает ни много ни мало как стратегию и тактику усиления борьбы с израильской оккупацией.

Подчеркиваю, если кто не понял: это все – на страницах израильской легальной газеты на государственном языке. Средь бела дня. В то время, когда, что ни день, израильтяне читают сводки о предотвращенных нашей армией терактах, а на наших дорогах уже сотни машин подверглись нападению камнеметателей. Когда в этой каменной интифаде уже есть раненые и убитые израильтяне. Впрочем, ничего нового журналистка Хес так и не смогла придумать. Любой боец против оккупации знает наизусть все изложенные ею методы. Это и бойкот израильской продукции, и хорошо поставленные провокации на армейских блокпостах, сопровождаемые доморощенными видеооператорами. “Борцы с оккупантами” научились постановочным трюкам, натурально играя на камеру, а в статистах, обливающих себя кетчупом, чтобы изобразить раненных, недостатка нет.

Нам, израильтянам, известно, что в случае беспорядков со стороны арабского молодняка, швыряющего камни, солдатам ЦАХАЛа практически запрещено открывать огонь на поражение. Мы знаем, что почти всегда наши военные (зачастую – ровесники камнеметателей) пытаются остановить “демонстрантов” другими способами, например – водометами, и лишь в крайне опасных ситуациях начинают стрелять. По правилам: сначала в воздух, потом – по ногам. Но каждый раз командир должен принимать в расчет, что он будет отвечать перед вышестоящими, а то и перед судом, за каждого раненого камнеметателя. Это все известно нам, но сознательно замалчивается палестинской пропагандой. И на международных кинофестивалях псевдо-документальное фуфло made in Palestine пользуется спросом. Но, видимо, и там уже начинают различать, где правда, а где липа. На “Оскаре” агитка про “Пять сломанных камер” провалилась с оглушительным треском.

Статья Амиры Хес принесла газете больше вреда, чем пользы: множество возмущенных подписчиков заявляют об отказе от абонемента. Даже умеренно левые читатели сочли, что это уже перебор. Мне еще было бы понятно, если бы, скажем, рядом с колонкой Хес, где все события в Иудее и Самарии показаны только с оголтело-пропалестинской позиции, существовала бы в этой газете колонка журналиста-поселенца. Ну ладно, просто умеренно правого журналиста, представляющего взгляд из поселений на те же события. Тогда можно было бы говорить о свободе прессы. А поскольку поселенцы, как правило, лишены в этой газете права голоса, то это не свобода слова, это – боевой социалистический реализм, господа. Типа “если враг не сдается, его уничтожают”. Причем для Хес враг – это не только поселенцы, но и ЦАХАЛ, и израильское правительство в целом – все мы для нее оккупанты.

На следующий день после публикации статьи отпор Амире Хес дала газета “Маарив”. Адва Битон – преподаватель колледжа и жительница поселения Якир – диктовала ответ журналистке Хес, находясь возле смертельно раненной дочери в палате реанимации больницы “Шнайдер”. 14 марта автомобиль Адвы Битон попал в эпицентр камнеметания, устроенного арабами на перекрестке возле города Ариэль. В результате попадания камней в машину Адвы, произошла тяжелейшая авария. Были ранены сама Адва и ее дочки – Наоми (6), Авигайль (4) и Адель (неполных 3 года). Все они до сих пор в больнице. Состояние малышки Адели остается крайне тяжелым.

Адва Битон обращается к журналистке Хес как к человеку, способному на сострадание: “Амира, я приглашаю тебя прийти к нам в палату реанимации и посмотреть на мою маленькую дочь, опутанную проводами аппаратов, поддерживающих ее жизнь. Камень не различает между людьми, камень убивает взрослых и детей. Камень – это орудие убийства”. Как будто Амире Хес это не известно. Как будто Амира Хес способна увидеть в крошечной Адели объект для сострадания. Для Амиры Хес поселенцы – и не люди вовсе, а “проклятые захватчики”. Сострадать она может только арабскому ребенку.

Адва Битон, святая душа, подчеркивает, что не пожелала бы журналистке Хес оказаться на ее месте – там, под грузовиком, когда не могла пошевелиться, слушая в бессильном ужасе стоны своих дочерей. Адва рассказывает Амире, что один из парамедиков, спасавших ее и девочек на месте теракта, был израильским арабом. “И сейчас в больнице, день за днем, наряду с врачами-евреями жизнь моей дочки спасают врачи и медбратья арабы. Среди моих студентов, – говорит Адва, – множество арабов, и все они посещают меня в больнице, поддерживают нашу семью так же, как и остальные мои студенты. За мою Адель возносятся молитвы – как на иврите, так и на арабском языке. Мне все равно, какими словами молятся люди. Эти слова спасают и продлевают жизнь. А твои слова, Амира, – это подстрекательство, направленное на уничтожение жизни”.

Мне удалось связаться с Адвой Битон через ее родственников, и передать ей, что и на русском языке возносятся молитвы за спасение ее дочки. После того, как на сайте “Исрагео” я рассказала историю Адели, и прибавила просьбу отца раненой девочки молиться за ее выздоровление, тысячи русскоязычных людей в странах СНГ, в Европе и в США – евреев и христиан – сообщили, что молятся за Адель. Израильтяне пишут Адве Битон в интернете: “Мы с тобой, с твоей дочкой! Правда – на твоей стороне!” – и возмущенные слова в адрес журналистки Хес.

Но – представьте себе, находятся люди, которые говорят: “Сами виноваты, что вас убивают. Зачем вы там живете?”. Что ж, я сама слышала подобное, и не раз. От гуманистов и интеллектуалов. Вопрос, на который ответить сразу практически невозможно. Ну, не станешь же объяснять человеку, презирающему собственный народ и его историю, что там – то есть в Иудее и Самарии – наши корни и могилы праотцев. Что там – Земля, заповеданная нам Создателем. Что там живут самые прекрасные люди, которых я видела в жизни – идеалисты и романтики. Что там – удивительная первозданная природа. И самое главное: если там – в нескольких километрах от столицы – на высотах не будет наших поселений, то вместо них там будут базы террористов, пушки, “катюши” и “грады”, направленные на весь остальной Израиль. Но сегодня я знаю, как ответить на этот вопрос. Я живу там, чтобы не жить на одной улице с амирами хес.

Мне самой не раз доводилось испытывать парализующий страх, когда в машину летели арабские камни. О таких случаях, когда никто не ранен, у нас не принято сообщать в газетах. Но бесследно это не проходит. Когда потом видишь вмятины на дверцах машины (слава Богу, не попали в стекло) – и руки трясутся, и долго не можешь заставить себя снова сесть за руль. У дочери моих друзей разбили вдрызг лобовое стекло. Это было в дни операции “Облачный столп”. Она до сих пор в депрессии. Другой наш друг – иерусалимец, программист, работавший в Кирьят-Арбе, – возвращался домой и был ранен камнем в голову: операция, долгое лечение и в итоге инвалидность. Мои соседи по поселению, школьные учителя, на прошлой неделе попали под настоящий залп камней, им разбили и лобовое, и боковые стекла. Настоящее чудо, что при этом люди не пострадали физически. Но уже дома сосед впал в шоковое состояние, не мог спать и есть несколько дней. Потом мы узнали от военной полиции, что это были “мероприятия”, которыми арабские подростки отмечали так называемый “День земли”, пуляя булыжниками из пращи по автомобилям, причем – из-за забора своей школы. Школа находится недалеко от оживленной трассы Ткоа – Эфрат.

Многие поселенцы считают, что если таким, как Амира Хес, просто показать, как мы живем в Иудее и Самарии, как на поселенческих промышленных предприятиях бок о бок трудятся (и хорошо зарабатывают) арабы вместе с евреями, то она и ей поддобные сразу все поймут и перестанут считать нас оккупантами. Пригласить Амиру для начала в супермаркет на перекрестке Гуш-Эцион в канун пятницы, чтобы своими глазами увидела толпы нарядных арабов с женами и детьми, порасспросила их и услышала: да, они с удовольствием приезжают сюда из Бейт-Лехема и окрестных деревень Хевронского нагорья, чтобы купить израильские продукты. Может быть, они расскажут ей и о том, кто именно натравливает подростков и вербует шахидов-смертников, кто мутит воду в арабских деревнях, среди простых людей, желающих спокойной жизни не меньше нас. Может быть, они расскажут ей, что недавнее замораживание строительства в поселениях ударило по карману прежде всего арабских строительных рабочих, у которых не было другой работы, кроме этой.

Мать малышки Адели попыталась растопить ледяное сердце журналистки. Я же считаю, что взывать к состраданию Амиры Хес – совершенно бесполезно. Попробуем обратиться к ее интеллекту.

Амира, Вы не догадываетесь, что маленький наш Израиль – единственный на Ближнем Востоке оплот той самой демократии, которую вы со своими друзьями якобы оберегаете? Вы не обратили внимания, какую демократию развели революционеры в странах, охваченных Арабской Весной? Для вас случайно не секрет, что на оставленных Израилем территориях сектора Газы, откуда ушли проклятые захватчики, совершенно демократическим путем образовалось правительство ХАМАСа? Вы всерьез думаете, что лидеры “палестинского народа” остановили бы террор, если бы получили всю Иудею и Самарию в полное пользование? Вы не забыли, что Эхуд Барак, будучи премьер-министром, уже предлагал Арафату более 90 процентов этих земель, но получил гордый отказ? Для вас тайна, что арабы весь Израиль считают территориями, захваченными сионистами в 1948 году? По их мнению, и Тель-Авивский университет стоит на арабской земле, и Рамат-Ган в этом смысле не отличается от Эфрата или Ариэля.

И, кстати, Амира, Вы случайно не забыли, что израильтяне не так давно пережили ракетные обстрелы в районе Бат-Яма и тель-авивского пляжа? Эти снаряды – привет от ваших ненаглядных борцов за свободу – посылались из тех самых пустынных земель, где до 2006 года находились цветущие поселения Гуш-Катифа. Амира, вы в курсе, что эти освобожденные от оккупантов территории никто не собирается возделывать и обустраивать? Террористическая деятельность приносит экономике Хамасстана значительно большую выгоду.

И наконец, главный вопрос: Амира, Вы отдаете себе отчет, что призывая бросать камни в своих сограждан, вы разжигаете ненависть и оправдываете реальных убийц? Вы науськиваете на законопослушных граждан Израиля — и кого? Свору люмпенизированных бандитов из ПА. И это тем более подло с Вашей стороны, что Вам прекрасно известно: поселенец, в которого кидают камни, не имеет права стрелять в ответ, даже если у него имеется личное оружие, и даже если он успеет выхватить пистолет. Его обвинят в превышении самообороны. Ну да, уже были прецеденты. Нашего брата поселенца потом затаскают по судам, и даже если он будет оправдан, то долго еще будет расплачиваться с адвокатами. Хотя, как по мне, так это все равно лучше, чем погибнуть или остаться инвалидом. Но пока что – Закон не на нашей стороне. Законодатели, видимо, считают, что когда в тебя летят камни, надо остановить машину, выйти из нее, подобрать подходящий адекватному ответу булыжник, и постараться докинуть его до нападающих, стоящих, как правило, на горе или на крыше. Мне бы очень хотелось увидеть в такой позиции того, кто этот закон сочинил.

Но сдается, что мое обращение к разуму Амиры Хес столь же наивно, как обращение Адвы Битон к ее чувствам. Видимо, безнадежно полемизировать с дамой, до которой так и не дошло, что она сама – не более чем внутренний синтаксис отношений, а говоря проще – винтик в огромной пропагандистской машине, призванной воплощать в жизнь панарабскую программу перераспределения мировых элит. Программу, которая ставит своей целью в конечном итоге полное уничтожение Западного мира и его ценностей. Программу, на самом-то деле чуждую и непонятную простому арабскому человеку-труженику, который вполне дружелюбно относится к сотрудничеству с еврейскими соседями. Этот арабский труженик, когда его не видят кинооператоры и не слышат журналисты, ворчит им вслед: “Как же вы мне все осточертели, непрошеные борцы за мою свободу”.

P.S. Пока готовился этот материал, Советом Поселений Иудеи и Самарии был подан судебный иск против журналистки Амиры Хес.

Опубликовано в газете “Вести” (приложение “Окна”) 11 апреля 2013 г.

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Рита, на выход!

Во вторник утром, на взлетное поле израильского аэропорта Бен-Гурион приземлился белоснежный лайнер, из которого вышла …

2 комментария

  1. Почему-то люди, придерживающиеся левых взглядов, кажутся мне лишенными воображения, точнее—способности к временной экстраполяции…предвидения развития событий в будущем на основе устойчивых закономерностей поведения системы в прошлом. Какой-то мозговой дефект, возможно в их детском рационе не хватало железа или еще каких-то микроэлементов. Израильская «элита», чьи изделия типа «Хес» (или «Зуаби-2» в переводе на арабский) засиживают масс-медиа вроде гаареца, слишком доверяла патентованным средствам типа ремедии, выкармливая свою «золотую» поросль, в которой золотого только общие корни с золотарем—старого названия профессии ассенизатора, если кто не помнит…Пожалуй одной из немногих, которой можно было бы их обучить. Постепенно, конечно. Начиная с должности ученика младшего черпальщика в ассенизационном обозе при холерных бараках. Уж никак не с министра финансов…боюсь, с таким назначением все будем по уши в этом самом, что только и можно им доверить. Но я отвлекся. Так вот, не надо быть пророком, чтобы экстраполировать поведение палестинцев после ухода с территорий—из Гуш-Катифа уже ушли, все видят (кроме сами знаете кого) чем это кончилось. Если повторить процедуру итнаткута (размежевания), то из Иудеи и Самарии полетят касамы и грады, а камни будут метаться на улицах Тель-Авива —и я бы предпочел чтобы в северной его части (или где там эта амира обитает), хоть это и не по христиански…зато вполне по иудейски. Воздаяние должно пасть на головы виновных, и природная глупость—не основание, чтобы вместо них страдали дети…

  2. Правильное замечание—за базар надо отвечать!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *