Боль, остающаяся с нами

ТИХАЯ, НЕЗРИМАЯ СЛЕЗА

Любовь ЛЮБИМОВА, Кармиэль

Евреи Могилёва, 1941 год. Фото: Wikipedia

ЗВЕЗДЫ ОБРЕЧЕННОСТИ ЖЕЛТЕЛИ

Тени бездны все еще витают,
Я у них давно уже в плену.
Выхода оттуда я не знаю —
В бездне той я все еще тону.
Им кричали:»Бог вас выделяет?
Вас пометят желтою звездой!» —
Слышалось меж окриком и лаем:
Пахло бесконечною бедой.
Звезды обреченности желтели,
Город насыщая чернотой.
Покидая теплые постели,
Шли евреи к скорби на постой.
Скарб домашний – примусы, перинки —
Все несли без ропота и слез.
Маленькую швейную машинку
Старый мастер, как ребенка, нес.
Рыли рвы, шепча молитвы гордо,
Святость оживала на устах.
Верили возвышенно и твердо —
Лучший мир их ждет на небесах.
И, обняв в последний миг машинку,
Словно вспомнив новенький фасон,
Мастер отряхнул с нее пылинки-
Медленно вращалось колесо…
Холодно тела глотала бездна,
Выстрелов отсчитывая след.
Сколько звезд угасло – неизвестно…
В небеса уходит желтый свет.
В память о столетиях и мигах
Век наш узелков не завязал.
Остается дышащею книгой
Тихая, незримая слеза.

В МУЗЕЕ

Горький чад Освенцима все тише,
Скорбный гонг почти уже не бьет.
Но у входа, как и прежде, дышит
Грозный окрик: «Каждому – свое»…
Туфельками детскими забиты
Чистые немецкие склады.
Строгой дезинфекцией отмыты
В них еще недавние следы.
Чередою на лотках стерильных
Локоны короткие видны.
Перечни на формулярах стильных
В строгой очередности даны.
Все продемонстрировано четко —
Цвет длина и даже толщина.
В локонах беспомощных и кротких
Тенью пробегает седина.
Стригли всех старательно под утро,
В линию выстраивая всех.
Головы отбеливали пудрой
Ради удовольствий и утех.
«Мамочка, так жалко мне кудряшки,
Вырастут они теперь когда?
Я согласна, буду кушать кашку,
Только б дядя, локоны отдал».
«Скоро снова, мейдэлэ майн шейнэ,
Вырастут волосики у нас». —
Целовала тоненькую шейку
Женщина уже в последний раз…
Тих музей , безлюден, дверь открыта,
Вход всегда свободен – без билета.
Встав у «Катастрофы» деловито ,
Шелестя оберткой от конфеты,
Посетительница бросила сердито:
«Все вранье и выдумки все это,
Сказки сочиняют про войну» -,
Грянуло, как выстрел, в тишину.

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Слом шаблона об колено

Ханукальные истории от мамы «хатуля мадана»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *