Вторник , Август 20 2019
Home / Авторское / Сотворение мира

Сотворение мира

Ханан ТОКАРЕВИЧ
Фотографии: Ольга ШИРОПАЕВА

ОСЕННИЙ НОКТЮРН

Купает день в своей прохладе
Летящих в небе журавлей,
Не помышляя о награде,
Горит звезда во тьме ночей.

Тоскливо шепчется с листвою
Уже пожухлая трава,
И бледный месяц над землею
Струит свой свет на острова.

Еще полны переживаний
Неспешной осени цветы,
Средь грез и сладостных мечтаний
Тут бродим вместе я и ты.

ПОГОНЯ

Ветер свищет, мчатся кони,
Снег кружит над головой.
Мне уйти бы от погони,
Мне вернуться бы домой.

Волки злобою исходят,
Метят в бок моей гнедой,
Поминальную заводят.
— Погодите, я живой!

Зря, скуластая, хохочешь,
Машешь длинною косой,
Над могилою хлопочешь –
Поквитаемся с тобой.

Ой, лошадки, выносите

Душу грешную мою.
Звезды, путь мне осветите
К той, которую люблю.

Вижу свет! Деревня близко,
Псы пролаяли беду.
Кони, кланяюсь вам низко,
Дайте, дух переведу…

СЛЕДЫ НА ВОДЕ

Ничего не осталось, даже запах сирени
В то последнее лето нам не вспомнить никак.
Все разорвано в клочья, только черные тени
Нависают над нами, как карающий знак.

В этом сумраке ночи по межзвездной дороге

Мы летим, отрываясь от родимой земли.
Наши души остались на забытом отроге.
Там, где мы проходили, все снега замели.

Нам, наверно, приснились бесконечные дали,
Лес зеленый, поляны и подсолнух степной,
Там, где детство и юность, там, где чуда мы ждали,
Там, где месяц восходит над уснувшей рекой.

ТУМАН

Мы, наверно, в пути разминулись,
Загоняя в галопе коней,
Только звезд ненароком коснулись
В суматохе промчавшихся дней.

Череда неопознанных линий

Совершает загадочный круг,
Тех окон размалеванный иней
Наполняет безмолвье разлук.

Отражаясь в зеркальной лазури,
Льется наземь хмельное вино.
Предсказанье губительной бури
Не спасет этот мир все равно.

Прикасаясь к щемящей печали,
Что омыта холодным дождем,
Вижу богом забытые дали,
Где навстречу друг другу идем.

УТРО

Гряда восстала вековая
Единым росчерком пера.
Кричит победное «ура»
Ворон чернеющая стая.

 

Очнулся лес, ручей лениво
Поплелся хоженной тропой,
И ветер удалью хмельной
Над ним куражится игриво.

Уходит ночь между горами,
Сплетая сети колдовства,
Встречает сонная листва
Птиц, реющих над облаками.

ШАКАЛ

Закат повис, стекает жаром,
Саванны таинство встает,
И тьма пугающим угаром
Тропой незримою бредет.

Крадется тень, таится страхом
У кромки жаждущих воды
И разлетающимся прахом,
Душа в преддверии беды.

Все в ожидании начала,
Любви, покорности, стыда.
Ночная птица прокричала:
Не увернуться от суда.

Хрустят поруганные кости,
Сильнейший правит нынче бал.
Шакал, пожаловавший в гости,
Здесь ничего не потерял.

Свежи остатки смертной драки,
Он сыт подачкой со стола,
Не лезет тупо в забияки –
И шкура теплая цела.

ПЕЩЕРНЫЙ ЛЕВ

Восходит солнце над саванной,
Ночь расползается в траве,
Плетется лев походкой странной
С кровавой раной в голове.

Рога свирепой буйволицы
Разят ударом наповал,
Слетелись грифов вереницы
И ждут, чтоб он без сил упал.

Но вот желанная пещера,
Там есть живительный родник.
Лев у последнего барьера
К воде спасительной приник.

И сон, глубокий, как страданье,
Сковал правителя зверей.
Саванны дикой ожиданье
Над ним кружило все быстрей.

Когда муссон своей прохладой
Сквозь землю жаркую проник,
Пронесся грозной канонадой
Царя зверей победный рык.

Дрожите, глупые созданья –
Он полон ярости и сил,
Лев жаждет крови и признанья
Средь ада тлеющих могил.

МИМОЗА

Мимоза снова отцвела,
Стоит в торжественной печали.
Лучи желанного тепла
Ее с апрелем повенчали.

Мимоза золотом горит,
Но краток век ее цветенья.
Душа страдает и болит
В застывшем крике изумленья.

СОТВОРЕНИЕ МИРА

Уже судьбой предрешено,
И Барс, припав, наметил жертву,
И кровь – янтарное вино –
Стучит по взыбленному нерву.
Несет погибель ураган,
Во тьме кромешной блики молний,
Исходит лавою вулкан,
И лижут берег моря волны.
Дрожит Земля – ужель конец?!
Но луч сквозь пепел проникает.
И вновь неистовый Творец
На нас с улыбкою взирает.

ВОРВАЛСЯ ВЕТЕР…

Ворвался ветер в яблоневый сад,
Свободою и силой опьяненный,
Поэзией высокой озаренный,
Срывает с веток праздничный наряд.

В ночной дозор отправилась сова,
Она стоит над гранью совершенства.
И, полная житейского блаженства,
Вокруг оси кружится голова.

В траве улитка лезет напролом.
Как не поверить в душ переселенье
И в то одно счастливое мгновенье,
Что ждёт свиданья за твоим окном…

КРАСКИ

«Черная роза – эмблема печали,
Красная роза – эмблема любви»…
Кружит февраль в посеребренной шали,
Вихри вздымая из снежной пыли.

Белого облака тихая драма
В небе растаяла снежной горой,
Серая ночь наползает упрямо,
Тушит закат золотой надо мной.

Цвет, что рождает жестокость глухая,
Страсть, что пылает незримым огнём,
Нежности свет, что, восторгу внимая,
Веткой сирени стучит за окном.

Краска войны из проржавленной стали,
Всё, что мы в сердце своём сберегли.
Кружит февраль в посеребренной шали,
Вихри вздымая из снежной пыли.

ЛЕТО

Растворились объятия лета,
Отшумели весёлые грозы.
Я люблю полыхание цвета
И росы запоздалые слёзы.

Блеск симфоний твоих звездопадов
Разметался осколками неба.
Планетарное бремя парадов
В ожиданьи насущного хлеба.

Загрустила трава луговая,
Чуть подернулась жёлтой каймою,
Тенью снов упорхнувшего рая
Кружит день над тропинкой лесною.

ЛИВЕНЬ

Он пришел из темноты,
Вмиг засыпал город сонный,
Застучал, неугомонный,
Смыл привычные черты.

Капель буйных чехарда
Потянулась ручейками,
Над вспотевшими домами
Хлещет звёздная вода.

Блёстки слил на провода,
Прыгнул к нам на подоконник,
Словно кающийся сводник
Провалился в никуда.

ПЕРЕКРЁСТОК

Я вижу снова перекрёсток старый,
Песок, поросший сорною травой.
Вот домик покосился обветшалый,
Над ним всё тот же месяц молодой.

Под мерный скрип телеги захудалой
Погонщика заумные слова.
Весенний сад с свеченьем розы алой
И твоих плеч атласных кружева.

Растрёпанные кудри бледной ивы,
Зелёных елей гордая краса,
Нависших гор лиловые отливы,
Всё тех же птиц я слышу голоса.

Куда мне деться, перекрёсток старый?
Стою один, как на краю земли,
Как этот дол, как домик обветшалый,
Как та трава, завядшая в пыли.

ПРОПАВШАЯ АТЛАНТИДА

Где шум лесов, долин цветенье,
Хрустальный отсвет родника,
Любви летящее мгновенье,
Что озаряет облака?

Где дождь над радугой весёлый,
И птиц весенний перелёт,
Закат над берегом лиловый,
Что плен спокойствия несёт?

Мозг воспалён, судьба глумится,
Печален выверенный путь,
И невозможно оступиться,
За горизонты заглянуть.

Витают дикие химеры,
Вздымая вихревой салют,
Бунтуют праведники веры
И вслед гонителям плюют.

Продажный мир на пике славы
Крушит покой надгробных плит,
Взрывает атом для забавы,
Чумой бездушия поит.

Застыла стрелка циферблата,
Засыпан бреднями эфир,
Неугомонная расплата
Сзывает на последний пир.

Осколок грозного болида,
Посланник солнечных ветров,
Разрушил остров Атлантида,
Пришедший к нам из сказки снов.

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Александр ГУТИН | Израильские дети

Те, которых очень сильно любят

3 комментария

  1. Альфред Гланц

    Благодарю редакцию за добрую традицию — подборки стихов Ханана Токаревича. Поэт очень интересный, тонкий, философ и лирик одновременно. Жду новых публикаций!

  2. Удивительно прекрасное сочетание интересных стихов поэта с замечательными иллюстрациями художника. Спасибо редакции. Надеюсь на новые публикации!

  3. Юлия Систер

    Давно слежу за творчеством талантливого поэта Ханана Токаревича.
    Спасибо за новую интересную подборку замечательных, искренних, мелодичных стихотворений и с
    большим вкусом подобранные иллюстрации, соответствующие их теме. Перед нами настоящее произведение искусства. Желаю автору дальнейших успехов и новых встреч с благодарными читателями.
    Юлия Систер

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *