Суббота , Август 24 2019
Home / Еврейский мир / Эти вечные хелмские мудрецы

Эти вечные хелмские мудрецы

Юрий МООР-МУРАДОВ

Репродукция с картины Виктора Бриндача

Даже тот небольшой идишский лексикон, который проник в иврит, позволяет выразить всю гамму, весь спектр чувств. “Ихс, ихса” – говорят про что-то мерзкое. А “шос” – нечто поразительное, первоклассное, заслуживающее похвалы. “Гезунтхайт” – говорят тому, кто чихнул: будьте здоровы, то есть. “Зай гезунт” – приветствие при встрече. “Зай мир гезунт” – говорят при прощании.

Про “зай гезунт” мне напомнил директор Российского культурного центра в Тель-Авиве А. А. Крюков, который любезно откликнулся на мою просьбу поделиться своим любимым идишским словом. Как и следовало ожидать, автор книг об иврите подошел к идишу творчески. Вот что пишет Александр Александрович: “Я трансформировал популярнейшую фразу “Зай гезунт” в единое слово и использую в предложениях: “Главное – чтобы зайгезунт был в порядке” или “Как зайгезунт?”. Явление в разговорной речи довольно распространённое,

носителям идиша нравится, поднимает настроение и вызывает симпатию. Нехитрый – но от всей души – прием расположения к себе собеседника”.

Что тут скажешь? Дипломат – всегда дипломат. А я в свою очередь вспомнил русское: “Как ваше ничего?”

Известный кинорежиссер Леонид Горовец (его “Дамского портного” с Смоктуновским видели, наверное, все мои читатели), который среди прочего снял поэтичный фильм “Аромат идиша” об израильском театре, работающем на этом языке, посоветовал мне непременно рассказать вам о таком феномене идишской культуры, как “хелмские мудрецы”. Леонид планирует снять фильм о трагически забавных жителях Хелма. Знаменито легендарное местечко тем, что тамошние евреи все делали не так, все у них шиворот навыворот, они могут служить образцом нерациональности и “шломиэльности”. Когда у них с расшатанного моста постоянно падают в речку брички и коляски с людьми, они решают построить рядом больницу, чтобы не возить раненых далеко. Не далее как на днях моя коллега иракского происхождения, оценивая чью-то головотяпскую деятельность, сказала: “Не правда ли, они подобны хелмским мудрецам?”

Я попросил Леонида дать мне образец “хелмского” поведения, он оживленно воскликнул: “А далеко и ходить не нужно!” И рассказал такую историю. Готовясь к фильму, он и его соавтор написали сценарий, решили издать его для начала отдельной книгой. Причем – сразу на русском и идише. Так вот что произошло: в типографии сидели потомки хелмчан, идишский текст они напечатали таким образом, что буквы в словах идут в обратном порядке…

От Леонида Горовца я знаю и слово “Ингелэ” – мальчик (ласкательно), ангелочек. Так называется снятый им для Первого телеканала сериал.

Другой мой товарищ, писатель Марк Меирович Зайчик порекомендовал мне включить слово “авадэ” и пояснил: “Это можно вольно перевести, как ироническое “ну, конечно, да что ты говоришь”. Его часто произносят люди, даже не знающие языка. Оно чисто идишское, не взято из другого языка…”

А вот вклад журналиста из Хайфы, “отказника” Эли Лихтенштейна: “Мы с моей женой лишь изредка вспоминаем события, участниками которых мы были 30-40 лет тому назад в Советской империи. Но если и припоминаем, то не те тревожные моменты, когда нам грозила реальная опасность ареста, а забавные эпизоды, когда нам удавалось перехитрить агентов “Конторы Глубокого Бурения”. Мы называли их “газлОным” (с ударением на среднем слоге). На иврите слово “газланим” (с ударением на последнем слоге) означает “разбойники, грабители”. А на идише евреев-жителей регионов, которые в прошлом принадлежали Польше и Литве, слово “газлОным” означает “злодеи” (вообще, а не только разбойники)”.

Я тут вращаюсь в высоких сферах, подключаю интеллигентных людей, но не забываю, что идиш внес свой вклад и в ивритские ругательства. Впервые идишское ругательное слово я встретил в романе Джеймса Джойса “Улисс” – там один герой бросает другому: “Дрек!” (“дерьмо”; см. эпизод 15).

Про матерщину на идише я ничего не знаю. Разве что вот слово “стуц”, которое лучше всего перевести как “перепих”. Если вам слово “перепих” ничего не говорит – то и прекрасно, значит, и “стуц” вам ни к чему.

Я считал популярное и в нееврейском мире “поц” чем-то достаточно невинным, но редактор флоридской газеты Анатолий Глазер в своем последнем письме предупредил меня: на деле это слово нецензурное, нужно быть с ним осторожным. Поскольку истинного смысла я так и не знаю, то будем считать, что я не ругался; мы ведь не наказываем младенца, уста которого произносят плохие слова без понимания их смысла.

И еще немного американское. Израильское радио в свое время создало серию передач об Элвисе Пресли. Среди прочего позвонили в Теннеси к некоему Джорджу Кляйну, многолетнему другу “короля”, спросили: Правда ли, что Лиза Пресли планирует закрыть доступ в дом-музей своего отца? Кляйн с жаром опровергает: “Нет, нет, что вы!” И, переходя с английского на идиш: “Ништ, ништ, понимаете?” Мама этого Кляйна родом из Киева, отец – из Варшавы. И радиоведущий Менахем Пери прекрасно понимает своего собеседника.

Если вам хочется блеснуть этим “ништ”, то учтите, что в русском слове “нет” спрятано два смысла: просто отрицание и как констатация отсутствия (“икры нет и не будет”); на идише для них существуют два разных слова. “Ништ” – это “нет” (не приду, не возьму, не хочу), а если хотите сказать, что чего-то нету в наличии – то нужно говорить “нито”.

Когда раздраженные израильтяне хотят принизить значение чего-нибудь или кого-нибудь, они добавляю к его названию идишскую приставку “шм…”. ООН на иврите “УМ” – “а-Умот а-Меухадот”, “объединенные нации”. Так рассказывают, что Поля Бен-Гурион, которой надоели постоянные разговоры мужа и его соратников об этой организации, регулярно принимающей антиизраильские резолюции, презрительно бросила со своей кухни: “УМ-ШМУМ”. Кличка пристала, в Израиле ее до сих пор ее используют комментаторы по международным вопросам.

В славном городе Ришон ле-Цион есть улица Биньямина Шмоткина. Существуют две версии происхождения этой фамилии, обе восходят к идишу. Либо – от названия одной из книг Торы – “Шемот” (“Имена”). Тогда выходит, предок обладателя фамилии Шмоткин был глубоко религиозным человеком. По другой версии в основу прозвища легло слово “шмот”, то есть “шмоток, кусок, лоскут”. Возможно, такое прозвище получил старьевщик, торговец старыми вещами. Мне это кажется более вероятным. Помните у Высоцкого: “Он был там купцом по шмуткам…” (“Письмо на телевидение с Канатчиковой дачи”)… Раз уж упомянули Высоцкого – у него нет-нет да и проскакивают идишские слова, например, вот эти: “По всей Одессе тут и там канавы,\Для русских – цимес, для еврейских – цорес”.

Много раз я видел рекламу хумуса по телевизору и полагал, что звучащее там слово “дух” (“прямо”) – из арабского. Персонажи клипа спорят, как следует набирать хумус на кусочек хлеба – проводить по краю тарелки, как бы описывая круг, или продвигаться прямо через середину тарелки, “бе-дух”. Так недавно выяснил, что это “дух” – чистой воды идиш. Даже в рекламе восточного хумуса не смогли обойтись без него!

Следует вам знать знаменитую в Израиле фразу “Бе-идиш зе йотер мацхик”. Две актрисы театра “Габима” – Лея Кениг и Орна Рутберг – выступили в холонском театре с юмористической программой “Бе-иврит зе мацхик” – “На иврите это смешно”. Название перекликается с давней фразой: в 50-х годах приехавшие из Восточной Европы юмористы переводили свои хохмы с идиша на иврит, выступали перед публикой – а зал молчал, не реагировал. Хохмачи оправдывались: “На идише это смешно” – “бе-идиш зе мацхик”. Теперь вот актрисы назвали в пику и несколько вызывающе свою программу – “Бе-иврит зе мацхик”. Есть молодой юморист эфиопского происхождения, он недавно подготовил свою юмористическую программу, которую назвал “Бе-амхарит зе мацхик”. Сочините на иврите юмористическую программу, назовите ее “Бе-русит зе мацхик” – обещаю, будет иметь успех у израильской публики.

Одна моя знакомая солидной комплекции, желая сказать, что кто-то на что-то не годится, всегда говорит: “Из нее такая же певица (ученая, директор) как из меня балерина”. На иврите есть сходная формула, в которой используется идишское слово “кугелягер”. В идише (как и в немецком) это слово означает “шарикоподшипник”.

Я услышал это выражение впервые вскоре после репатриации – из уст Ицхака Рабина. Перед выборами он обещал, что ни одно поселение не будет демонтировано, а после своего избрания на пост премьер-министра собрался одно из поселений все же закрыть. Когда ему напомнили о предвыборном обещании, он заявил: “Если (следует название населенного пункта) – поселение, то я – кугелягер”.

В русском языке “Ай-яй-яй” – это укоризненное: “Как тебе не стыдно”. В иврите этот набор звуков означает нечто иное. Я его встречал только в негативном обороте: “ло ай-яй-яй”, что означает: не бог весть, далек от совершенства, или как на сленге – “не фонтан”. “А-шана а-ширим бе-Евровизион ло ай-яй-яй” – “В этом году песни на Евровидении средненькие, так себе”. “А-иврит шела ло ай-яй-яй” – ее иврит далек от совершенства, – написал один журналист про очередную королеву красоты Израиля (урожденную сибирячку). Зато красота ее вне конкуренции. При взгляде на нее так и тянет прикусить палец удивления зубами восхищения и воскликнуть: “Вах-вах-вах”, что и переводится на идиш как “Ай-яй-яй”.

“Плонтер” – полный беспорядок, кавардак. А также – “пробка” (как автомобильная, нет проходимости). Однажды один известный политик сказал про другого: “У него “плонтер” между ушами”.

“Пишер” – пренебрежительно о парне, когда мы скажем – “молокосос”. А еще такого называют “цуцик” , “молоко на губах не просохло”. “Цуцик” не всегда звучит неодобрительно. Можно перевести и просто как “малыш”.

“Альтер бохер” – переросток в йешиве, продолжает учиться, хотя уже далеко не юн. “Альтер какер” – старый хрыч. “Цингале” – гашишная сигарета.

“Махер” – ловкий делец, то, чем он занимается, называется “шахер-махер” (Это опять же из ивритского “сохер-мохер”).

“Хап-лап” – сделать тяп-ляп, небрежно. “Напортачил” – это по-русски. В иврите из идиша есть слово “партач” – человек, который все делает “хап-лап”, кое-как.

“Ленаджес” – надоедать просьбами…

Во время недавних боевых действий мы часто слышали по радио и телевидению идишское слово “збенг”: это наши генералы объясняли нетерпеливому народу: с террором из Газы не получится “збенг ве-гамарну”, то есть, нельзя покончить одним ударом. Проявляйте терпение. “Ло ленаджес”.

И завершим эту главу “языковедческим” анекдотом. Элиэзер Бен-Иегуда надоел всем в раю рассказами о том, что благодаря ему в Эрец-Исраэль иврит стал родным языком. Теодор Герцль был убежден, что идиш. Они поспорили, сошли на землю, в Тель-Авив. Оказались возле гимназии “Герцлия”. Видят – из школьных ворот выходит симпатичный еврейский “цуцик” с ранцем за спиной. “Давай подойдем и ущипнем его”, – предлагает Бен-Иегуда. – Если он закричит: “Мамалэ!”, значит, его родной язык идиш. Если “Има” – то иврит.

Они подошли, Бен-Иегуда ущипнул и услышал в ответ: “Хамор!” (“Осел”).

Видимо, анекдот сочинили лет 50 назад. Сейчас ребенок закричал бы арабское проклятие “Маньяк!” А что подумали бы отцы-основатели, если бы провели свой эксперимент у входа в Тель-авивскую “русскую” школу “Шевах-Мофет”?

Как бы там ни было, число людей, говорящих на идише, сокращается – к огромному сожалению тех, кто любит этот язык. Печально, когда исчезает любое явление культуры. Слабым утешением может служить то, что идиш сохранится в структуре и лексике израильского государственного языка – а уж иврит обещает жить вечно!

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Рами КРУПНИК | День Катастрофы

Сегодня, 27 нисана по еврейскому календарю, в Израиле отмечают день Памяти Катастрофы и Героизма в …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *